Может ли учительница повести к директору, если опоздал на урок?

Права Учителя и Ученика В Казахстане!

Может ли учительница повести к директору, если опоздал на урок?

Может ли учитель(ница) ставить два или занижать оценки тестов или экзаменов за плохо поведение и отберать лестки с заданием?Можете написать статью

Имеет ли право учитель лазить и удалять фотографии которые были сделаны на уроке?или забирать тнлефон

Нет, учитель не имеет право забирать телефон, т.к это ваща личная вещь

Здравствуйте! Имеет ли право завуч принижать меня за то, что я села на место человека, который на этом месте потерял телефон?
5 Класс, мы сели на урок казахского.

Все шло как обычно но вдруг к нам заходит завуч и полностью вытряхивает рюкзаки, сменку, пеналы. Так-же смотрели личные переписки. Пароль они выпросили под предлогом того, что они обвинят меня а поверят только ему. Я не понимаю, за что со мной так.

После этого никто не перед кем не извинился, а наоборот-начал требовать извинений(я даже не знаю за что)

Нет не имеют права, это нарушения прав человека. Проверку твойх личных вещей они имеют право проводить только при присутствий полиции с документом позволяющим ему произвести личный досмотр.

Имеет ли право учитель задерживать класс на всю перемену?

Нет не имеет право,так так урок идёт 45 минут или меньше.вот для этого и нужен урок,а не чтобы задерживать детей на перемене

Имеет ли право учитель не давать листок с контрольной ученику, что бы я посмотрел свои ошибки. Я начинаю подозревать чо он занижает оценки

Здравствуйте!Имеет ли учитель право забирать телефоны,если не отдаём,то лазить в рюкзаках и кричать на нас?Спасибо за ранее Добрый деньКороче говоря,ребята из параллели выкладывали в группу класса мемы с учителями (прямых оскорблений или насмешек они не несли) Об этом каким-то образом узнала завуч и вчера пришла к нам.Телефоны забрали у всех классов, проштудировали всю галерею, личные переписки (которые никакого отношения к этой ситуации не имели) А девочкам-админам сказали забирать документы

Я так понимаю,что прав на это они не имеют,но нам тыкали в лицо уставом школы со словами:”ВАШИ РОДИТЕЛИ ПОДПИСАЛИ ЭТОТ ДОКУМЕНТ, РАЗРЕШАЮЩИЙ НАМ ДЕЛАТЬ С ВАШИМИ ТЕЛЕФОНАМИ ВСЕ”. Что делать в такой ситуации? Может ли администрация школы вести себя так?

Полицейские Атырау начнут штрафовать торговцев за продажу насвая____________________________________Об этом сообщает корреспондент портала “Ак Жайык” со ссылкой на пресс-службу ДВД ЗКО.

Показать полностью…6 апреля 2015 года глава государства подписал закон РК № 299-V ЗРК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам здравоохранения». Закон вступил в силу 18 апреля.

– В новой редакции изложена и статья о профилактике и ограничении потребления табачных изделий и алкоголя. В частности, говорится о запрете на ввоз, производство, продажу и распространение табачных изделий, превышающих предельно допустимые уровни содержания никотина и смолистых веществ.

То есть, подпадает под запрет и насвай, – сообщили в пресс-службе ДВД ЗКО. – Таким образом, за продажу насвая, его производство или распространение физическим лицам грозит ответственность по статье 199 КоАП РК. Штраф для них составит 5 МРП.

В случае повторного нарушения в течение года штраф увеличится вдвое.

1 МРП равен 1982 тенге.

На уроке учитель оскорбляет и бьёт учеников(то есть нас) очень бы хотелось знать что не имеют права делать учителя, что бы покачать права)) Анон пожалуйста)))……………………………………………………………Не зло употребляйте (УК)

Показать полностью…Права и запреты учителей1. Обязан соответствовать требованиям, предъявляемым к соответствующим квалификационным характеристикам. 2. Обязан поддерживать дисциплину в школе на основе уважения человеческого достоинства обучающихся. Применение методов физического и психического насилия по отношению к обучающимся не допускается. 3.

Обязан обеспечить выполнение учебных программ, достижение обучающимися уровня образования (государственный образовательный стандарт). 4. Обязан отвечать за жизнь и здоровье детей во время образовательного процесса. 5. Рабочий день учителей должен начинаться не позднее, чем за 10 минут до начала занятий, за 5 минут до начала урока учитель обязан открыть свой кабинет. 6.

В течение учебного времени учителя приступают к очередным урокам со звонком, задержка учащихся на переменах, а также опоздание учителя на урок считается нарушением трудовой дисциплины. 7. Учитель не имеет права отменять, удлинять, сокращать продолжительность уроков.8. Не должен оставлять учащихся в кабинетах одних, без учителя. 9.

Не имеет право удалять учащихся с уроков, не может не допускать опоздавших до занятий. 10.

Учитель обязан соблюдать единые педагогические правила для педагогов, работающих в одном классе: – урок начинается и заканчивается по звонку – каждая минута урока используется для организации активной познавательной деятельности учащихся – воспитательная функция урока органически связана с образовательной, развивающей.

– воспитание на уроке осуществляется через содержание, организацию, методику урока, влияние личности учителя – обращение к учащемуся должно быть уважительным – учитель в самом начале урока (орг. момент) требует полной готовности учеников к уроку, наличия учебных принадлежностей, внимания. – учитель вырабатывает спокойный, сдержанный тон.

Регулирование поведения учащихся достигается взглядом, изменением тембра голоса, молчанием и другими педагогическими способами. – категорически запрещается крик, оскорбление ученика. Их альтернатива – спокойное требование, спокойный тон, выдержка.

– Учителя, работающие в одном классе, в зависимости от обстоятельств, проводят коррекцию требований (в зависимости от отношения учащихся к учению, из поведения). – требования к оформлению и ведению тетрадей, дневников основывается на едином орфографическом режиме, вырабатываемом на педагогическом совете и методических объединениях учителей – предметников.

– все учителя, работающие в одном классе, укрепляют доверие учащихся к учителям на основе межпредметных связей, взаимоуважения друг к другу. – важное место в воспитании занимают высокие профессиональные качества, которые совершенствуются в совместной работе. Поиск новых методов, форм, средств обучения и воспитания и из обсуждение является постоянным атрибутом работы учителя. 11. Учитель обязан следить за культурой собственной речи. 12. Учитель обязан следить за своим внешним видом, придерживаясь делового стиля в одежде, в прическе.

13. Учитель обязан разъяснять сложный материал в случае обращения к нему учащихся

Данная тема рождена от этого сообщества
( http://.com/UKRKStatia )………………………………………………

Показать полностью… Здесь я постараюсь раскрыть более подробно, какая ответственность ждет за оскорбление личности, в том числе и в интернете и как доказать это оскорбление. В действующем Уголовном Кодексе Республики Казахстан ответственность за оскорбление личности предусмотрена ст.

130, а новом Уголовном Кодексе Республики Казахстан, которая вступает в силу с 1 января 2014 года предусмотрена ст.131.Оскорбление выражается в действиях направленных на унижение чести и достоинства другого лица, выраженных в неприличной форме путем негативной оценки личности потерпевшего.

Неприличная форма рассчитана на то, чтобы вызвать у потерпевшего чувство обиды и унижения, она противоречит общепризнанным правилам поведения людей в обществе.

И при этом суд должен исходить из норм нравственности нашего общества, а не только из ее восприятия самим потерпевшим, ибо он может обладать повышенным самомнением и любые критические высказывания в свой адрес считать оскорбительными. Не имеет значения, соответствует ли отрицательная оценка потерпевшего действительности или нет.

Наверное наибольшую часть сложность для судебной практики составляет установление именно неприличной формы унижения чести и достоинства конкретного лица. В законодательстве Российской Федерации неприличной формой считается циничная, глубоко противоречащая нравственным нормам, правилам поведения в обществе форму унизительного обращения с человеком.

Оскорбление может быть нанесено устно, письменно и путем различных действий (пощечина, плевок, непристойный жест и т.д.).Можно предположить, что не всякое оскорбление считается уголовно наказуемым. Допустим слово “хам” характеризует человека как грубого, наглого. Данное слово является употребляемым в литературном языке, поэтому считать, что оно унижает достоинство личности никак нельзя.

В оскорблении личности обязательным условием является неприличная форма оскорбления, неприличная форма противоречит общепризнанным правилам поведения людей, при этом учитываются нормы нравственности общества, а не восприятие ее самим потерпевшим. Выражение «проститутка» не содержит неприличной формы, не относится к нецензурным выражениям.

Выражения «негодяй», «пьяница», «старый козел» являются оскорбительными, но не содержат в себе неприличной формы, но в то же время, могут быть признаны бранными и уголовно-наказуемым, носящими оскорбительный характер и унижающими честь и достоинство человека, такие слова, как «мошенница», «грязная шлюха», «торгующая своим телом», «плешивая собака» и т.п., высказанные в адрес женщины в присутствии других лиц. Кроме того обоснованно признанным может быть преступление и квалифицировано как оскорбление личности, к примеру действия, если одно лицо вывалит отходы пищи из ведра на другое лицо.

Источник: https://vk.com/ukrkstatia

Как я работал учителем второй смены в 18 лет

Может ли учительница повести к директору, если опоздал на урок?

Мы нашли Максима в интернет-сообществе pikabu, где он рассказывал о своём непростом опыте преподавания в вечерней школе — когда у твоих учеников ещё более непростая жизнь, а некоторые из них гораздо тебя старше. С его разрешения делимся его историей.

Всем привет! Меня зовут Максим, сейчас мне 23 года. Я хотел бы рассказать о начале своей карьеры в качестве учителя информатики. Когда я начал работать в школе, мне было 18 лет — так я стал самым молодым учителем в Москве.

В моей семье почти все работают в сфере образования. Мать — заместитель директора в колледже, сестра — школьный учитель истории. Я же выбрал сферу математики и информатики.

Закончив школу и поступив на первый курс педагогического вуза, я был полон желания работать учителем. Как вы понимаете, в 18 лет пойти работать без высшего педагогического образования в среднеобразовательную школу почти нереально.

Так как у меня было много знакомых в образовательной сфере, я начал предлагать им свою кандидатуру в качестве учителя или помощника учителя.

И вот, спустя некоторое время мне звонит мама.

— Максим, я тебе работу нашла. Учитель информатики в школе, но не совсем простой, часов дадут много. Директор мой хороший друг, зарплатой не обидит, но есть подвох.— Подвох, наверное, в том, что обучать придётся в тюрьме?— Почти.

— (немое удивление)

— Школа вечерняя. Первую половину дня, с 8:00 до 14:00, в школе учатся самые обычные дети, а вот с 15:00 приходят дети и взрослые, у которых не всё хорошо. Они либо из детского дома, либо вышли из тюрьмы, либо из неблагополучных семей, либо это взрослые и даже пожилые люди, по каким-то причинам ранее не получившие образования.— Ты предлагаешь мне обучать уголовников и бабушек с дедушками?

— Они приходят всего два раза в неделю. Это хороший опыт: сможешь научить уголовника — сможешь научить кого угодно.

Чтобы не возникало вопросов, почему меня взяли на работу учителем без образования и опыта работы — в 2010 году было достаточно:1. учиться в педагогическом вузе на факультете, совпадающем с профилем предмета;2. иметь справку о том, что ты учишься в этом вузе;3. получить согласие директора школы;

4. предоставить зачётную книжку.

В 2013 году это уже было бы невозможно.

Школа

Это был пятиэтажный жилой дом, где под школу был отведён первый этаж. Ни спортзала, ни актового зала, ни буфета. 11 кабинетов, канцелярия, два туалета и директорский кабинет.

Охранник, отпустив пару шуточек про мой возраст, всё-таки пошёл к директору и, вернувшись, со слегка офигевшим лицом сказал: «Проходи». Я тут же его поправил: «ПроходиТЕ». Я не школьник и не мальчишка со двора, а, возможно, будущий учитель информатики.

В кабинете меня горячо встретил директор, предложил чай и шоколад, усадил меня в большое кожаное кресло. Осмотревшись в кабинете, я понял, что школа только снаружи выглядит бедно: в помещении сделан отличный ремонт, а на столе стоит новенький моноблок Asus с огромной диагональю. К слову, и во всей школе стояли новые компьютеры.

Директор рассказал, что поначалу придётся очень нелегко. Во второй смене много буйных детей, детей других национальностей, пара взрослых 38 лет с двумя судимостями, пара бабушек лет 60, и пара беременных девятиклассниц.

Кадр из к/ф «Джуно»

Я всё это выслушал, перекрестился и подписал договор на один год — бессрочный договор восемнадцатилетнему предложить не могли.

Первый рабочий день

После рассказов директора мне было реально страшно: я почти не спал всю ночь, думая о завтрашнем дне. В школу я приехал в 7 утра, хотя уроки начинались с 8:15. В первый рабочий день в моём расписании было 3 урока в первую смену и 2 урока во вторую смену. Как только я пришел в школу, я отправился к директору, так как это был единственный человек, которого я знал.

Директор школы, мудрый человек, с тремя высшими образованиями (одно из них — учитель физики), впоследствии всегда помогал мне советом. В то утро он уже был на своём рабочем месте, дал ключи от кабинета и проводил в «столовую».

Называли её так только потому, что там обедали учителя — это была комната 2 х 2 метра.

Директор показал мне мой класс, а потом мы сели за стол и он дал мне несколько советов, как легче провести уроки в первой и второй смене:

— В первой смене у тебя сегодня младшие классы (5, 6, 7). С ними просто, проводишь ознакомительный урок. Знакомишься, общаетесь, если останется время до конца урока, можешь разрешить им посидеть в интернете, они уже умные, всё знают, все ресурсы, на которые им нельзя лезть, заблокированы.

Социальные сети мы блокировать не стали, но, если захочешь, твое право заблокировать. Что касается второй смены, то тебе не повезло… Придут 9-е и 10-е классы, постарайся познакомиться с ними и расскажи план на будущий учебный год, спроси, кто из них будет сдавать ГИА. Сразу скажу, что таких там не будет — они очень буйные.

Ещё среди них есть мужчина 34 лет, ему для работы нужно среднее образование, так что найди к нему подход.

Кадр из к/ф «Большая перемена»

До урока у меня оставалось 30-40 минут, я решил осмотреть ПК учеников, чтобы знать, с чем работать. Оказалось всё лучше, чем я себе представлял — везде Windows 7, программы обновлены, антивирусы установлены. Короче говоря, прямо всё очень хорошо.

Все три урока первой смены прошли практически идеально, дети не стеснялись отвечать, милые, тихие, легко поддаются контролю. Это дало мне настрой на вторую смену.

До урока с 10 классом оставались считанные минуты, и я просто не знал, что делать, безумно нервничал. Прозвенел звонок, я встал из-за стола, чтобы поприветствовать учеников, и…

Никого нет. Вообще. Как я потом узнал, вторая смена обычно забивает болт на первый урок.

Но за 10 минут до звонка в дверь постучал пухленький низкорослый мальчик. Представился Жорой, хотя в электронном дневнике его звали что то вроде «Жоршух» или как-то так. Я разрешил ему войти и он сразу же направился к компам. Я остановил его и попросил сесть за парту.

Он присел, ни тетрадей, ни учебников у него при себе не было. Мы пообщались, ему на тот момент было 19 лет, хотя выглядел он намного младше, рассказал, что выгоняли из многих школ за драки, прогулы, пьянства.

Родителей у него нет, только бабушка и дедушка — следовательно, контроль за ним почти никакой.

К слову, все «проблемные» ученики всегда сами рассказывали «свою историю», даже когда я не спрашивал (а я старался не лезть в их жизнь).

Фото Льюиса Хайна, 1919 г., Сент-Луис.

Источник: Википедия

Я стал готовиться ко второму уроку. После звонка в класс зашло 7 человек (по спискам их было 25). Вместе с ними вошёл запах табака. Они сразу подбежали к компьютерам и попытались их включить.

А я перед уроками специально выключил питание, чтобы познакомиться с классами.

Начались вопросы: почему, мол, компы не работают? А мы что-то писать, что ли, будем? А у меня тетради нет! А у меня учебника!

Минут через десять они всё-таки уселись за парты, и я наконец смог их разглядеть. Это были очень колоритные персонажи. Девушка с розовыми волосами. Мужчина лет 30 в кожаной куртке и ботинках на огромной платформе. Парень с чёлкой, закрывающей почти всё лицо. Девочки-подружки-хохотушки.

Я представился, написал своё имя и отчество на доске, сказал, что теперь я — их новый учитель информатики. И началось…

Вопросы задавал тут не я, а они:

— А сколько вам лет?— А у вас есть девушка?— А вы учитесь?— А чо по жизни делаешь ваще?— В дотку гамаешь?

— А вы есть вконтакте?

Потом открылась дверь и вошёл парень кавказской внешности со словами:

— ТЫ КТО ТАКОЙ?

Тут я понял, что придётся прекращать этот балаган.

— Во-первых, не «ты», а «вы». Я — ваш новый учитель информатики. Вы опоздали на урок. Вы хотите войти? Тогда постучитесь и спросите разрешения.— Или чо?

— Или вы можете идти куда угодно, я поставлю вам прогул, и в конце четверти вы мне отчитаетесь за все дни, когда вас не было.

Кадр из к/ф «История Рона Кларка»

Эти слова помогли классу понять, что просто так тройку в четверти я никому не нарисую. Видимо, сработал принцип тюрьмы — чтобы утвердиться в роли главного, найди самого крутого в тюрьме и побей его.

После этого я почувствовал себя уверенней, спросил, какие темы они проходили с предыдущем учителем. Узнал, что предыдущим учителем была бабушка, разрешавшая им сидеть в интернете весь урок. А ведь темой следующего урока у 10 класса у меня стояло «Программирование»…

Работа

На первом курсе института я совмещал работу и учебу. В деканате после долгих разговоров и решений мне разрешили свободное посещение.

На всех преподавателей это не распространялось — некоторым было всё равно, где я работаю и что я делаю; их задача — обучить меня предмету, и это правильно. Поэтому несколько пар в неделю я появлялся в институте.

В школе подстраивал расписание под себя, и администрация шла мне навстречу.

Умирал от усталости — это мягко сказано. Утро начиналось как минимум с двух кружек кофе. Один раз даже уснул на паре у преподавателя и нехило так храпел (да простит меня Виктор Петрович). Войти в график удалось только на третий месяц работы.

Работал я не только на ставку учителя информатики, но и как «системный администратор», или в простонародье — «помогите пожалуйста у меня принтер не печатает». Работы было много. Кроме того, была отчётность для директора школы, его замов и университета.

Всё, что я делал с учениками на уроке, весь материал и документы нужно было собирать в папку и сдавать в конце года университету — это было требование для свободного посещения.

Помимо подготовки к уроку (нужно было готовить текстовые задания, раздатку для домашней работы, презентации и прочее) я постоянно отвлекался на работу, которую просили сделать меня мои коллеги.

Это могла быть любая мелочь вроде «распечатайте мне две копии вот этого» или «сделайте красивым шрифтом». Иногда врывались ко мне на урок и просили прибежать к ним в кабинет и настроить проектор.

Если говорить про зарплату, для 18-тилетнего студента она была огромной.

Я преподавал информатику в семи классах (с 5 по 11), получалось около 14 часов в неделю плюс дополнительные уроки для подготовки к ГИА и ЕГЭ.

Ещё я получал надбавку за ставку техника, в итоге получалось около 45 тысяч. Мне хватало с головой, позже я даже отказался от ставки техника, чтобы меньше отвлекаться на «монитор не работает».

Учительство

Когда тебе 18 лет, и твоим ученикам 18 лет, очень тяжело заставить их понять, что ты — учитель. Субординация — самое сложное, с чем мне пришлось столкнуться.

Если к тебе не относятся как к учителю, как к наставнику, ни о каком нормальном уроке речи не идёт.

Поэтому каждый раз, когда мне «тыкали» или начинали что-то вроде «братан, ну ты чо, э, поставь троечку по-братски, ты же должен понять, ну» — это приходилось карать жёстким методом кнута.

Коллектив был взрослым и в подавляющем большинстве женским: 80% учителей — женщины от 45 лет. Молодому учителю, которому по паспорту 18, а выглядит он на 16, не очень просто найти со всеми общий язык. Кто-то хвалил, помогал, кто-то осуждал и игнорировал. Незаменима была помощь директора и учителя физики в одном лице.

Помню, зашла ко мне на урок учитель по русскому языку. Это был очень непослушный класс и урок у меня проходил «шумно». Как только она зашла в кабинет, ученики умолкли. Она осмотрела класс и сказала: «Вот чтобы такая тишина была и когда я уйду. Иначе на моём уроке все пишут диктант». Это мне очень помогло. Вроде бы мелочи, но очень важные.

Кадр из к/ф «Класс», Эстония

В коллективе были мерзкие тётки, которые всегда обращались ко мне только по имени, а не по имени-отчеству.

Это важно, потому что если дети слышат, что к тебе учитель-коллега обращается просто по имени, у них в голове тоже возникает вопрос — почему бы и им тебя так не называть? Это важный вопрос этикета и детской психологии. Как-то раз я даже поссорился с одной такой дамой из-за этого.

Она в коридоре отчитывала меня за что-то, как провинившегося мальчика, а я завёл её в кабинет и понятным языком объяснил, что если ещё раз мне будут «тыкать», я буду так же называть её не Светланой Ивановной, а Светкой.

Спустя полгода упорных дисциплинарных наказаний и поощрений я всё-таки нашел общий язык даже с самыми жёсткими уголовниками. Поначалу, конечно, были огромные проблемы с поддержанием дисциплины на уроке. Как-то весь класс просто встал и ушёл с моего урока, когда я запретил им сесть за компьютеры.

Вы можете представить, что чувствует учитель, когда с урока уходят, показывая, что им на всё наплевать? Директор и заместители по воспитательной работе всыпали им по-полной, но мне от этого было не легче. Не раз я задумывался, тем ли я вообще занимаюсь.

Но я читал книги, искал совета у коллег, общался на форуме и постепенно мы нашли с учениками общий язык.

Кадр из к/ф «Учитель на замену»

Главный совет при работе с проблемными детьми — покажите, что вы уважаете их, и они начнут уважать вас.

Уделяйте внимание каждым мелочам при общении с ними. К примеру, я никак не мог найти подход к спортсмену-футболисту. Урок информатики в списке его интересов стоял на последнем месте, и приходил он в мой кабинет только ради того, чтобы его не выгнали за прогулы.

Мой урок часто стоял последним в их расписании, и я договорился с ним, что если он выполнит хотя бы одно задание на уроке, я буду отпускать его за 10 минут до звонка, чтобы он раньше пришёл на тренировку. Да, я делал это вопреки правилам, мне запрещено отпускать детей раньше, потому что я за них отвечаю.

Но это помогло мне и ему: он делал работы, получал оценки, а не просто просиживал время за партой.

Бабушка у меня училась. Сразу скажу, что опыт работы с пожилыми людьми у меня есть. Моей бабушке 73 года, и она активный пользователь ПК. Она сидит в «Одноклассниках», смотрит рецепты на и даже есть в Инстаграме (его она называет «стограмм»).

Так вот, пришла ко мне на урок бабушка и сказала, что ей почти все ставят оценки просто так, но она хочет, чтобы я её научил пользоваться «компутэром».

Оказывается, её сын улетел в Америку, ей нужно было научиться общаться с ним через интернет — по электронной почте и по скайпу. Бабуля узнала от своих подруг, что сейчас в школе преподают информатику и вообще ИННОВАЦИИ бьют ключом.

Это и сподвигло её прийти в наш класс. Скажу наперёд, что за полный год ее обучения я научил её пользоваться почтой и скайпом.

Когда она приходила ко мне на урок вместе с классом, классу я объяснял тему и давал практическое задание, а потом садился с бабушкой за один компьютер и рассказывал, что это за диковинная вещь и как это всё работает. К концу года она уже из дома задавала мне вопросы по электронной почте.

Бабушка, кстати, всегда приносила на урок вкусную выпечку, за что я ей очень благодарен.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://newtonew.com/story/i-am-18-year-old-teacher

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

Может ли учительница повести к директору, если опоздал на урок?

Каждый месяц, кроме летних, в России гремит скандал, связанный с психическим или физическим насилием учителя над учениками, — один перечень таких историй займет газетную полосу. Подробности дикие: учительница написала первокласснику оценку на лбу, узнав, что он забыл дневник; учитель вывел ребенка из кабинета и ударил в живот.

Одна учительница прилепила девочке жвачку к волосам, другой скинул ученика со стула, третья била детей линейкой, четвертая запирала первоклашек в шкафу.Шумные дела, дошедшие до суда, прокуратуры и прессы, — верхушка айсберга. По данным фонда «Право ребенка», учительское насилие в школах касается 20% детей — каждого пятого.

1 марта прокуратура Москвы предложила создать общероссийскую базу данных о педагогах, которые были замечены в применении насилия над детьми.Все примеры ниже — московские, свежие, из приличных школ.Для печати подробности рассказывают крайне неохотно и только с условием полной анонимности: такие раны долго не заживают.


Обыкновенные истории

«Учительница физкультуры заставила первоклассников, у которых не было формы, раздеться и заниматься в нижнем белье».«На перемену детей не отпустили, на следующем уроке мальчик попросился выйти, но учительница не разрешила. Он попросился громче. Учительница отказала, потому что он «по-хамски разговаривает». Ребенок описался прямо на уроке».«Учительница началки говорит: «Козлов полностью оправдывает фамилию: козел — он и есть козел».Подробностями готовы делиться только те, у кого ребенок уже перешел в другую школу.«Учительница ударила моего сына по руке за то, что он неаккуратно пишет. На следующий день он подрался с другим мальчиком, и она выдрала обоих за уши. Сын сказал, что уже не в первый раз. У второго мальчика на ушах я видела кровоподтеки — и старые, и свежие, — но его мама жаловаться побоялась. Учительница била еще троих детей, но все молчали.Я пошла к директору. Та обещала принять меры — вплоть до увольнения. Родители стали собирать подписи в защиту учителя и против моего ребенка. Мне говорили: ваш сын ее доводит, таких надо драть! Учительницу уволили, но через два дня делегация родителей сходила к директору и уговорила восстановить ее на работе. Я просто перевела сына в другую школу — даже жаловаться не стала».Интересно, что чуть не в половине случаев, дошедших до суда, родители ходят по властям с коллективными письмами: просят вернуть педагогов.

Беззащитность и безнаказанность

Но вот другая история. В конце ноября минувшего года московский шестиклассник на уроке математики в ответ на замечание послал немолодую учительницу известно куда. Она ударила его по лицу. Мальчик собрал вещи и пошел на выход, учительница догнала его и ударила еще раз, у него пошла носом кровь.

Учительницу немедленно уволили по статье 336 Трудового кодекса. Что случилось, педагог с тридцатилетним стажем сама не понимает: «Затмение нашло». Ученики просят директора вернуть учительницу. Мальчика перевели в другой класс, потому что в своем ему говорят: «Все из-за тебя».

Статья 336 ТК РФ предусматривает увольнение учителя даже за однократное применение физического или психического насилия к ученику. Мера необходимая и оправданная. Учитель, конечно, не должен кидаться на ребенка. Но и ребенок не должен материть учителя. А если выматерил — не должен по младости лет оставаться безнаказанным.

Учителя в один голос жалуются на беззащитность перед детьми. Априорный авторитет, держащийся на любви или страхе, а то и просто на представлении о священной роли учителя, — давно в прошлом. Перехода этого мы не заметили.Что может сделать учитель в ответ на оскорбление? «Записать в дневник», поставить двойку и вызвать родителей в школу.

Ученик защищен малолетством, учитель не защищен ничем и связан этическими ограничениями. Насилие использовать нельзя, но что можно? В обычной жизни после уговоров и замечаний люди начинают орать или переходят к административным мерам; орать учителю не положено, а меры не предусмотрены.

В советской школе работали принципы коллективного воспитания и карательные механизмы: нас могли пропесочить на пионерском сборе или заседании комитета комсомола, вызвать с родителями на педсовет или даже написать им в парторганизацию. Всего этого больше нет, и слава богу.

Вопрос — что есть? Самостоятельно справиться с проблемой дисциплины удается только талантливым учителям, и то интуитивно. Хотя это не бог весть какая эзотерика, и «держать класс» — не бином Ньютона. В иных странах специально учат «управлению классом», но отечественная методическая наука переживает не лучшие времена.

Беспомощность

На популярных видеосервисах в Интернете выложено множество записей, сделанных детьми на уроках, телефонами. Учителя исступленно бранятся, колотят детей по головам книжками… А дети смеются, иногда даже те, кого колотят: ура, цирк приехал! А учителя, кажется, совсем забыли, кто в классе взрослый.

Они видят в своих юных мучителях сформировавшихся, законченных отморозков. И мстят им за боль и унижение — по-взрослому, без скидок на малолетство.Я отсмотрела около полусотни записей, сделанных в разных школах и городах.

Бросается в глаза то, как одинаковы учителя с их безнадежным криком (на который школьники не обращают внимания) и полным забвением целей урока. Пока учитель поглощен разборкой с обидчиком, в классе царит хаос: дети перекрикиваются, входят и выходят, скачут, болтают… Перед нами прежде всего провальные уроки — и методически, и дисциплинарно.

Говорят, что нынешние дети — настоящие беспредельщики. И такие бывают, и видеозаписями это подтверждается. Но чаще всего перед нами всего лишь глупые и наглые дети, чувствующие безнаказанность и не знающие границ. Вопрос о границах дозволенного и о том, кто должен их обозначить, — острейший в сегодняшней школе.

Вот одна учительница пишет на сайте пресловутого сериала «Школа»: «Мы не воспитатели, а учителя! А воспитание закладывается в семье.

Так что это сигнал не нам, учителям, а ВАМ, уважаемые родители! Почаще надо заглядывать ребенку в душу, а не затыкать еe деньгами и свободой, и в школу заходить не 4 раза в год на собрания, а хотя бы раз в месяц! Вот тогда и результат будет!».Учителя свято веруют, что у родителей есть пульты дистанционного управления детьми. И забывают о том, что на уроке дети — это социальная группа, в которой действуют свои законы, и что родители в эту группу уже не входят.

Что делать?

Методическая неграмотность порождает скучные уроки. Неумение поддерживать дисциплину без крика и наказаний порождает хаос. Как только на хаос и скуку накладываются дополнительные факторы стресса (школьники хулиганят, дома все плохо, директор наорал) — учителя начинают взрываться, как банки в погребе, и калечить окружающих.

При этом проблема дисциплины не решается увольнением учителя и исключением ученика.

Чтобы ее решать, надо разрабатывать и внедрять в жизнь школьные правила, продумывать правовые, нерепрессивные дисциплинарные меры: что может и должен делать учитель в типовой ситуации, когда ученик дерется на уроке или хамит матом? Надо учить педагогов справляться с конфликтами без лишних эмоций и удерживать внимание класса, надо обеспечить им возможность психологической помощи и разгрузки. Кто это должен делать? Это вопрос не только к Минобрнауки и региональным образовательным властям, но и к каждой школе.Что делать родителям? Объяснять детям, которые часто просто не понимают социальных ролей, как можно и как нельзя разговаривать с учителем и вести себя в классе; младшим — что не надо бояться рассказать родителям о проблемах с учителем. Если педагог превысил полномочия — точно выяснять, что случилось и какова доля вины ребенка (если она есть — работать с этим отдельно). Фиксировать побои у врача, а моральный вред — у психолога, если вред и побои налицо. Заявление на имя директора школы — обязательно, в милицию — по желанию, все это с копиями справок. Копию заявления можно подать в районное управление образования. Если школа не принимает никаких мер — изымать ребенка из травмирующей ситуации и жаловаться выше: в районное управление образования, в прокуратуру.

Пока молчим — ничего не изменится.

Под текстНормы закона, о которых надо помнить и на которые можно ссылаться в заявлениях:Закон об образовании:Статья 2 говорит, что государственная политика в области образования основывается на принципе гуманистического характера образования, приоритете общечеловеческих ценностей, жизни и здоровья человека, свободного развития личности.Пункт 6 статьи 15 гласит: «Дисциплина в образовательном учреждении поддерживается на основе уважения человеческого достоинства обучающихся, воспитанников, педагогов. Применение методов физического и психического насилия по отношению к обучающимся, воспитанникам не допускается».Статья 156 УК РФ предусматривает штраф, исправительные работы или тюремное заключение до трех лет за ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего педагогом, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним. Возможно также лишение права вести педагогическую деятельность на несколько лет. Статьи 115 и 116 УК РФ устанавливают ответственность за побои и истязания.Статья 336 ТК РФ предусматривает увольнение педагога даже за однократное применение физического или психического насилия к учащемуся.

Статья 151 ГК РФ позволяет требовать денежной компенсации за причиненный моральный вред (физические и нравственные страдания).

Источник: http://newsland.com/user/4297667152/content/4016738

Конфликт с учителем – как помочь ребенку?

Может ли учительница повести к директору, если опоздал на урок?

Мы, взрослые, часто вздыхаем, глядя на детей: нам бы их проблемы! А между прочим, быть ребенком не так уж и легко. У детей свои собственные проблемы, которые нам кажутся пустяковыми, но для их возраста и психики они очень серьезны, их нельзя недооценивать.

Часто родителям, замотанным круговертью жизни, не хватает сил и времени на то, чтобы заниматься еще и детскими вопросами, и матери и отцы ограничиваются тем, что решить легче всего – вовремя накормить, одеть-обуть, проконтролировать уроки. И зачастую мы упускаем самое важное: внутреннее состояние ребенка.

Особенно это касается проблем в школе.

Довольно-таки большое количество детей имеют проблемы в отношении с учителями, о которых родители даже не догадываются. Особенно часто эти ситуации возникают в младших классах, потому что если старшие дети уже начинают многое понимать и знают ту грань, которую учитель не должен переступать, то малыши молчат. Крайне редко кто расскажет родителям о том, что происходит в классе.

Эта статья – результат личного опыта, которым я хочу поделиться – вдруг кому-то будет полезно. И – не повторяйте моих ошибок!

Мой средний сын шел в школу с большим воодушевлением – он хотел учиться.

Я с облегчением вздохнула – может, мне хотя бы над ним не придется стоять каждый вечер, долдоня, как попугай «делайуроки-делайуроки-делайуроки!» Я даже не особо интересовалась, как у него складываются дела в школе.

Классная руководительница с 40-летним стажем работы, отличник народного образования, заслуженная-раззаслуженная. Там все должно быть хорошо.

Первые звоночки начались во втором классе. Сын скрыл от меня, что учительница просила меня подойти для разговора. Беседа все же состоялась: ребенок плохо учится, не старается, не может решить задачу, плохо читает.

Как – не может решить задачу? «Дома же он спокойно их решает!» – попыталась возразить я, но меня не стали слушать. Не может, и все.

И тут же прозвучала мысль: учить ребенка должны родители, а учитель — только проверять знание.

Дома я попыталась поговорить с ребенком, но он молчал. Я увидела, что он не может говорить на эту тему.

Первый сигнал того, что в школе что-то не в порядке – ребенок отказывается говорить об этом. Попытки завести разговор вызывают болезненную реакцию.

Если ребенок не рассказывает ничего плохого о школе, это не значит, что у него нет проблем.

Маленькие дети молчат, потому что в их возрасте взрослые все еще представляют собой незыблемый авторитет, и если учитель делает что-то предосудительное, они считают, что так и должно быть, и не жалуются.

Когда я разговаривала на эту тему с подругой, она поделилась своими детскими впечатлениями: «Наша учительница за ошибки била нас указкой по рукам и ставила на стул посреди класса. И мы никому не рассказывали, мы думали, что так и должно быть».

Теперь моей задачей стало разговорить сына. Не поверите – у меня на это ушло два месяца. Он упорно отказывался обсуждать проблемы с учебой. Но, в конце концов, диалог все же состоялся, и я узнала весьма неприятные, не сказать – шокирующие подробности.

Оказывается, эта отличница народного образования унижала и оскорбляла детей. Использовались «глубоко педагогические» методы в таком стиле: «Встаньте, лохи, кто не сдал тетради». «Один дурак в классе, который не решил задачу.

Сам встанешь, или мне сказать?» Учительница могла наказать весь класс за то, что дети недостаточно активно работали на уроке – ставила на все 45 минут, и они учились стоя.

При этом в классе имелись две девочки из числа «своих», которым можно все: не выучить урок, забыть тетрадь, опоздать – им ничего за это не было. Всем остальным за то же самое ставилось два в журнал.

Доходило до того, что этим двум ученицам выдавались листочки, и они начинали писать контрольную, а остальные дети сидели и ждали, пока расстроенная поведением «негодяев» учительница не простит их и не разрешит писать контрольную.

Какие оценки в итоге выставлялись, догадаться не трудно.

И тут я совершила первую ошибку. До конца года остался месяц, я посочувствовала сыну и уговорила его потерпеть. За лето обиды подзабылись, и в третий класс он пошел более-менее легко. И я совершила вторую ошибку.

Он не жаловался, я подумала, что все в порядке и пустила дело на самотек.

И когда в середине учебного года каждое утро стало начинаться словами «я не хочу идти в школу», я списала это на естественное нежелание ребенка учиться – а кто хочет? Я тоже не хотела.

Встряхнул меня такой случай. Я приехала за сыном и вошла в школьный холл. Мне навстречу выбегали дети из «нашего» класса и каждый из них сообщал, что «Ваш Андрей на второй год останется». Это почему еще? Он учится на три-четыре-пять.

С какой стати он останется на второй год? Тут ко мне вышел сын. По его виду сразу можно было понять, что что-то случилось. Но рассказывать об этом он упорно не хотел. Разговорился только дома: конфликт произошел из-за того, что он не смог сделать задачу.

И преподаватель громогласно на весь класс объявила, что он останется на второй год.

На следующий день я вызвала классную на разговор, в процессе которого выяснилось, что она не понимает разницы между поругать и унизить. В ее понимании обзывания и оскорбления относились к воспитательным методам.

Мало того, она подключала к этому весь класс – неудачи учеников обсмеивались коллективно.

Учительница поняла мой настрой и пообещала больше не говорить таких слов, а я взяла с ребенка обещание, что он будет рассказывать мне обо всем, и этот год мы доучились нормально.

Моя третья ошибка – я не перевела его в другой класс сразу. Это надо было сделать еще тогда. Люди не меняются. Если в натуре заложено хамство, его не переломишь никакими разговорами.

Четвертый класс начался более-менее тихо, но спустя две недели опять начались оскорбления и унижения.

Дело закончилось тем, что на уроке она за ошибку при чтении схватила мальчика за шею и потыкала его носом в учебник, а девочке за неправильно решенную у доски задачу дала подзатыльник. Я поняла, что в один прекрасный день она так же поступит с моим ребенком.

К этому времени я стала общаться на эту тему с другими родителями. Практически все говорили, что дети неохотно идут в школу и жалуются на то, что учительница «орет». Но родители не придавали этому значения, поскольку в детском понимании «орет» может означать просто строгий тон.

Одни родители даже ходили к школьному психологу, но это не дало никаких результатов – психолог объяснила ребенку, что учительница на самом деле хорошая, просто «вы ее не всегда правильно понимаете».

С моей подачи они стали разговаривать с детьми, и те наконец рассказали, что происходит в классе. Все возмущались, но на мое предложение пойти к директору отвечали отказом – боялись портить отношения. Мне отступать уже было некуда, и я решила принять весь удар на себя. Я пошла к директору.

Директрисе я выложила все, от и до: про оскорбления, про унижения, про «своих», про наказания, подзатыльники и тыканье лицом в учебник. Директриса, дай ей Бог здоровья, не стала обелять учителя и пообещала разобраться.

Между прочим, она сказала мне такие слова: «Вы, родители, из страха замалчиваете такие случаи. А об этом надо говорить. Я узнаю о самых возмутительных вещах только когда дети идут на выпуск, когда они уже не боятся».

Отличница народного образования получила хорошую взбучку. На следующий день Андрей рассказал, что такой доброй она еще ни разу не была и даже ходила по рядам и помогала детям решать задачи.

Но я все равно уважила его чувства и перевела его в другой класс, потому что через три дня он сказал, что «учительница не обзывается, но она так смотрит на меня, что мне страшно».

Я очень надеюсь, что 1 сентября следующего года я не увижу ее среди учителей.

Мы, родители, должны уметь слышать наших детей – они часто подают немые сигналы бедствия, которых мы за суетой не можем различить. Из-за этого ребенок с его неокрепшей психикой может оказаться беспомощным против произвола взрослых людей.

Плохой учитель может довести ребенка до неврозов и комплексов, это наложит отпечаток на всю последующую жизнь.

Повторюсь: первый признак того, что в школе происходит что-то плохое – ребенок отказывается говорить на тему школы, напрягается, слыша вопросы об учебе, увиливает от ответов. Кроме родителей защитить его некому.

Ребенку надо объяснить и даже в какой-то мере внушить, что в семье он всегда получит помощь и защиту, что проблемы, если они есть, надо решать, что о них нельзя молчать. Если дети жалуются на учителя, не отмахивайтесь, разберитесь, что происходит. Поговорите с другими родителями.

В детских жалобах необходимо отделить истину от воображения и своеобразного толкования детьми поступков взрослых. Ни в коем случае нельзя оправдывать унижающие или оскорбляющие действия учителя – это должно пресекаться на корню.

В случае конфликтов не бойтесь обращаться к руководству школы и не бойтесь оказаться в одиночестве – скорей всего вы не получите поддержки от других родителей.

Если вы чувствуете, что конфликт зашел слишком далеко, то правильно будет перевести ребенка в другой класс или даже другую школу. Сейчас это сделать очень просто, я перевела сына из класса в класс за две минуты – столько времени ушло на то, чтобы написать заявление.

На следующий день он учился уже в другом классе. И даже в случае перевода необходимо уведомить директора школы о происходящем. Детей надо защищать.

Источник: https://www.matrony.ru/konflikt-s-uchitelem-kak-pomoch-rebenku/

Юр-консультант.ру
Добавить комментарий