Неприкосновенность частной жизни при сборе информации

Право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ст. 23, 24 Конституции России)

Неприкосновенность частной жизни при сборе информации

Право на неприкосновенность частной жизни, личную и семей­ную тайну, защиту своей чести и доброго имени предполагает запрет любых форм произвольного вмешательства в частную жизнь со сто­роны государства, а также гарантирует защиту со стороны государства от такого вмешательства третьих лиц.

Под частной жизнью понимается физическая и духовная сфера, которая контролируется самим индивидом, свободна от внешне­го воздействия, то есть это семейная и бытовая сфера индивида, сфера его общения, отношение к религии, внеслужебные заня­тия, увлечения и иные сферы отношений, которым сам человек не желает придавать гласность, если этого не требует закон.

Личная и семейная тайна являются одним из элементов частной жизни.

К личной и семейной тайне можно отнести тайну усыновления, тайну частной жизни супругов, личные имущественные и неимуще­ственные отношения, существующие в семье и другие сведения.

Со­держание права на личную и семейную тайну составляют правомочия члена семьи требовать неразглашения соответствующих сведений и правомочия распоряжаться соответствующей информацией по свое­му усмотрению либо с согласия других членов семьи.

В процессе жизни человека различные люди на законных осно­ваниях получают информацию об определенны сторонах его частной жизни. Среди них врачи, адвокаты, нотариусы, работники правоохра­нительных органов, священнослужители и т.д.

На основании этого в законодательстве закреплены различные требования к сохранению в тайне информации о частной жизни граждан. Так, врачебную тайну составляет информация о факте обращения граждан за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании и лечении.

Но­тариус обязан хранить в тайне сведения, которые стали ему известны в связи с осуществлением его профессиональной деятельности.

При рассмотрении определенных категорий гражданских дел их разбира­тельство также может носить закрытый характер, в частности, по делам об усыновлении (удочерении) ребенка, а также по ходатайству лица в целях сохранения охраняемой законом тайны, неприкосновенности частной жизни (статья 10 Гражданского процессуального кодекса Рос­сийской Федерации).

В статье 24 Конституции России в развитие данного права закрепле­но, что сбор, хранение, использование и распространение информа­ции о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Согласно Федеральному закону «О персональных данных» обработка персональ­ных данных, в том числе и сведений о частной жизни лица, включая их сбор, систематизацию, накопление, хранение, уточнение, использова­ние, распространение, может осуществляться только с согласия субъек­та персональных данных (статья 6).

При этом операторы персональных данных и третьи лица, получающие доступ к персональным данным, должны обеспечивать конфиденциальность таких данных.

В случае наличия данных о частной жизни лица, а также иной ин­формации, затрагивающей права и свободы человека и гражданина, у органов государственной власти и местного самоуправления, их долж­ностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомле­ния с соответствующими документами и материалами, если иное не предусмотрено законом.

Нарушение неприкосновенности частной жизни влечет ответ­ственность, вплоть до уголовной, за незаконное собирание либо рас­пространение сведений о частной жизни лица, составляющих его лич­ную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации (статья 137 Уго­ловного кодекса Российской Федерации).

Защита чести и доброго имени гражданина осуществляется по­средством требования в судебном порядке опровержения порочащих его честь и достоинство сведений. Граждане также обладают правом требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных распространением порочащих их честь и достоинство сведений (ста­тья 152 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Основные законодательные акты:

  • Гражданский кодекс Российской Федерации; Уголовный кодекс Российской Федерации; 
  • Семейный кодекс Российской Федерации;
  • Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»;
  • Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях»;
  • Основы законодательства Российской Федерации о нотариате; 
  • Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»;
  •  Федеральный закон «О персональных данных».

Источник: https://01.xn--b1aew.xn--p1ai/document/201354

Нарушение неприкосновенности частной жизни. Квалификация преступления и сроки наказания

Неприкосновенность частной жизни при сборе информации

Во всем цивилизованном мире неприкосновенность частной жизни признана и закреплена в таких документах как: «Пакт о гражданских и политических правах», «Всеобщая декларация прав человека», «Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека» и т.д.

Неприкосновенность частной жизни и степень индивидуальной свободы личности – определяет степень свободы и демократичности общества в целом. Не так давно неприкосновенность частной жизни получила признание и нормативное закрепление в России.

В связи с малым сроком использования понятия частной жизни и ее неприкосновенности, данный вопрос вызывает большое количество споров в среде юриспруденции.

Учитывая несовершенство законодательной базы, вопрос неприкосновенности частной жизни долго еще останется актуальным.

Защита права человека на неприкосновенность частной жизни и других личных прав и свобод, осуществляется не только на государственном, но и на межгосударственном и международном уровне. Данное право человека может быть ограничено только на основании судебного решения и в соответствии с законом.

Термин «частная жизнь» имеет достаточно широкое значение. Можно сказать, что частная жизнь – это область жизнедеятельности личности, которая не является достоянием общественности и регулируется правовыми нормами и нормами морали.

Согласно понятию частной жизни, как сфере человеческого поведения и самостоятельного волеизъявления, определять цели и средства своих действий способна взрослая, социализированная личность, способная нести полную ответственность за свои поступки.

Поэтому понятие частной жизни не применимо к ребенку.

Нарушение неприкосновенности частной жизни классифицируется по ст. 137 УК РФ.

К данной категории правонарушения относиться:

  • незаконное получение или распространение сведений о частной жизни лица, которые составляют его семейную или личную тайну, без его согласия;
  • распространение сведений о частной жизни в публичном выступлении;
  • распространение сведений о лице путем публикации в средствах массовой информации или произведении.

Главными критериями классификации преступного деяния, такого как нарушение неприкосновенности частной жизни, является личная или корыстная заинтересованность виновного лица и причинение данным распространением вреда правам и законным интересам пострадавшего.

Право на неприкосновенность частной жизни распространяется на:

  • право на защиту персональных данных;
  • право на тайну связи;
  • врачебную тайну;
  • тайну исповеди;
  • тайну усыновления;
  • право на защиту чести и доброго имени;
  • право контролировать информацию о себе;
  • запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица.

Все вышеперечисленные права являются конституционными, то есть такими которые закреплены законодательно и охраняются Конституцией и государством.

Сбор информации о частной жизни лица, может проходить тайно или явно, таким образом, похищение и другие формы незаконного получения данных относятся к нарушению ст.137 УК РФ.

Такое преступление, как нарушение неприкосновенности частной жизни совершается всегда с прямым умыслом. Виновное лицо, осознает, что нарушает право человека на неприкосновенность частной жизни, гарантированную Конституцией РФ, а так же предвидит неизбежность или возможность причинения вреда законным интересам и правам граждан, и умышленно желает такой вред нанести.

Корыстный мотив совершения преступления заключается в стремлении, виновного лица, получить значительную выгоду, не прибегая при этом к незаконному безвозмездному обращению чужого имущества в собственность иных лиц или в свою собственность.

Также корыстный мотив преследуемый, виновным лицом, может выражаться в увольнении лица, о котором были распространены сведенья, касающиеся личной жизни, его снятия с выборов или отказе ему в участии в конкурсе. Корысть имеет место, и в случаях, сбора и распространения сведений о частной жизни за определенную плату.

Продажа сведений о частной жизни лица, квалифицируется, как преступное деяние, относящееся к нарушению конституционных прав человека.

Нарушение неприкосновенности частной жизни карается (ч. 1 ст. 137 УК РФ):

  • арестом на срок до 4 месяцев;
  • штрафом в размере зарплаты или другого дохода осужденного за период 2 – 5 месяцев;
  • исправительными работами на срок до 1 года.
  • штрафом в размере 200 – 500 минимальных размеров оплаты труда;
  • обязательными работами на срок 120-180 часов.

За нарушение неприкосновенности частной жизни, совершенное лицом, с использованием своего служебного положения, предусмотрено наказание (ч. 2 ст. 137 УК РФ):

  • лишение права заниматься определенной деятельностью или занимать определенные должности на срок 2 – 5 лет;
  • штраф в размере зарплаты или другого дохода осужденного за период 5 – 8 месяцев;
  • штраф в размере 500 – 800 минимальных размеров оплаты труда;
  • арест на срок 4 – 6 месяцев.

Ч. 2 ст. 137 УК РФ предусматривает наличие дополнительного квалификационного признака влияющего на назначение наказания, а именно: использования лицом своего служебного положения при нарушении права человека на неприкосновенность частной жизни.

Использование служебного положения, может выражаться в продаже и распространении, располагаемой информации, с целью получения определенной платы или исходя из другой личной заинтересованности.

Предоставление, должностным лицом клубов, демонстрационных залов, театров для публичного оглашения сведений о частной жизни, также квалифицируется по ч. 2 ст. 137 УК РФ.

Личная заинтересованность виновного лица, может быть выражена в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера, например, получить должность, скрыть свою некомпетентность, получить услугу и т.д.

Отсутствие личной и корыстной заинтересованности в момент нарушения неприкосновенности частной жизни, исключает данное деяние из категории относящихся к ст. 137 УК РФ.

Касательно нарушения конституционных прав, всегда очень сложно доказать наличие всех факторов влияющих на определение преступления как такового. Помощь адвоката по уголовным делам будет хорошим подспорьем при сборе доказательств и на судебных слушаньях. Адвокат по уголовным делам – это квалифицированный специалист и надежный помощник в сложной жизненной ситуации.

Если вы заинтересованы тематикой уголовного права, советуем прочесть также “похищение человека”.

С уважением,
Виктория Демидова, адвокат.

Источник: http://www.legalneed.ru/info/criminallaw/neprikosnovennost_chastnoi_zhizni/

В оон подготовили рекомендации по защите права на неприкосновенность частной жизни

Неприкосновенность частной жизни при сборе информации

Совет ООН по правам человека опубликовал доклад Верховного комиссара ООН по правам человека, подготовленный к 39-сессии Совета, которая прошла с 10 по 28 сентября. В документе он проанализировал общемировые проблемы, связанные с посягательством на неприкосновенность частной жизни, и указал на средства правовой защиты в случае нарушений и злоупотреблений.

Посягательство на неприкосновенность частной жизни

В докладе указано, что Совет по правам человека и Генеральная Ассамблея ООН, оценивая темпы развития технологий, предполагают, что в скором времени государства и коммерческие предприятия смогут осуществлять слежение в беспрецедентных масштабах, анализировать и прогнозировать поведение людей и манипулировать им.

Уже сегодня компании и государства постоянно обмениваются личными данными, и люди оказываются бессильны, поскольку практически невозможно отследить, кто и какой информацией о них обладает. Внедряются системы для сбора и использования биометрических данных – ДНК, лицевой геометрии, голоса, отпечатков пальцев, узора сетчатки и радужной оболочки глаза.

Некоторые страны создали огромные базы данных для хранения этих сведений. Во всем мире устанавливаются камеры видеонаблюдения с системой автоматического распознавания лиц для поиска и маркировки отдельных людей.

Многие государства осуществляют тайное массовое слежение и перехват коммуникаций, сбор, хранение и анализ данных о пользователях через электронную почту, телефонные и видеозвонки, текстовые сообщения и посещаемые веб-сайты.

Борьба Telegram за тайну перепискиХроника конфликта мессенджера с ФСБ и Роскомнадзором

Государства обязывают поставщиков телекоммуникационных услуг и услуг доступа в интернет хранить данные в течение длительного периода времени и обеспечить доступ к ним.

Предпринимаются попытки ослабить технологии шифрования и ограничить доступ к инструментам анонимизации.

Некоторые государства требуют встраивания в системы шифрования сообщений утвержденных «потайных ходов», обязывают поставщиков услуг передать ключи шифрования и запрещают или блокируют некоторые приложения для безопасной связи.

Правительства все чаще используют программное обеспечение, которое «внедряется» в цифровые устройства физических лиц, для слежения в режиме реального времени и перехвата данных.

При этом Верховный комиссар отмечает, что право на неприкосновенность частной жизни затрагивается не только в ходе использования информации о физическом лице.

Сам факт подготовки и сбора данных затрагивает это право, поскольку в таком случае человек утрачивает контроль над информацией, и это может поставить под угрозу тайну его частной жизни.

Актуальность проблемы защиты частной жизни в нынешних условиях развития цифровой среды возрастает, и важно надлежащим образом защищать личные данные, в том числе от необоснованной передачи государству. 

Другой вопрос, который пока почти не изучается, – о том, что в современных условиях человека часто вынуждают предоставлять свои личные данные, хотя внешне это выглядит правомерно.

Например, социальные сети сегодня являются важной составляющей жизни человека, и их пользователи вынуждены соглашаться на те условия сбора информации о них, которые соцсети предлагают.

Формально это информированное согласие по договору, но реально – в условиях, когда без цифровой составляющей современная личность неполноценна, – это принуждение. Думаю, что это серьезная правовая проблема сегодняшнего дня.

Обязанности государств по обработке личных данных

GDPR: принципиальные нововведенияЭкстерриториальный характер и оборотные штрафы вызывают у бизнеса разумные опасения

В докладе упоминается о мерах укрепления защиты конфиденциальных данных, в частности о принятии Общего регламента по защите данных Европейского Союза, о котором на сайте «АГ» рассказывали старший юрист Группы технологий и инвестиций VEGAS LEX Дмитрий Бородин («GDPR: принципиальные нововведения») и советник практики санкт-петербургского офиса Dentons в области ИС, ИТ и телекоммуникаций Владислав Архипов («Новое в регулировании защиты персональных данных»). Вместе с тем указывается, что многие правительства приняли законы или внесли законопроекты, предусматривающие расширение их полномочий по слежению, часто в таких формах, которые не соответствуют международным нормам в области прав человека.

В связи с этим Верховный комиссар представил рекомендации государствам, в числе которых – принятие законодательных мер для защиты от незаконного и произвольного вмешательства со стороны госорганов, физических и юридических лиц.

Указывается, что государства могут нарушать право на частную жизнь лишь в той степени, в какой это предусмотрено законом, и в законодательстве должны определяться обстоятельства, при которых такое вмешательство может допускаться. Также отмечается, что чрезмерно широкие нормы регулирования в области конфиденциальности могут представлять собой неоправданные ограничения других прав, в том числе права на свободу выражения мнения.

Новое в регулировании защиты персональных данныхТерриториальное действие и ответственность в GDPR

Как отмечено в докладе, одним из главных элементов государственной системы защиты неприкосновенности частной жизни должны быть законы, устанавливающие стандарты обработки личной информации.

Обработка личных данных должна быть справедливой, законной, транспарентной и должна проводиться на основании согласия затронутых лиц.

Кроме того, государствам следует создать независимые надзорные органы в сфере обработки личных данных.

Обязанности государств по законодательному урегулированию слежения

В докладе обращается внимание на повсеместное отсутствие законодательства, регулирующего государственные мероприятия, связанные со слежением, и на то, что во многих юрисдикциях разведывательные и правоохранительные органы исключены из положений законодательства о конфиденциальности данных. Верховный комиссар указал стандарты, которые должны быть учтены при разработке законов, затрагивающих вопросы слежения.

Указано, что такие законы должны быть общедоступными и четкими. Тайное слежение может быть оправдано, только если это необходимо для достижения законной цели и удовлетворяет требованию соразмерности. При этом тайное слежение должно ограничиваться предупреждением или расследованием серьезных преступлений и угроз, а его продолжительность – минимальным сроком. 

В докладе отмечается, что должны быть введены правила хранения и использования полученных данных. Принуждение к расшифровке данных может быть допустимо лишь на адресной, индивидуальной основе и при наличии судебного ордера и защиты прав на надлежащую правовую процедуру.

Меры надзора, включая запросы к коммерческим предприятиям о предоставлении данных и обмен разведывательными данными, должны санкционироваться, пересматриваться и контролироваться независимыми органами.

Рамки надзора могут включать сочетание административного, судебного и/или парламентского надзора, и надзорные органы должны быть независимыми от компетентных органов.  

Право на частную жизнь в России 

Проанализировав доклад, адвокат АП Чувашской Республики Сергей Ванюков напомнил, что в России право на неприкосновенность частной жизни впервые было закреплено в гл. 2 Конституции РФ 1993 г., которая была позаимствована из фундаментальных международных деклараций и конвенций, провозглашавших права и свободы человека высшей ценностью.

«На тот момент вопросы защиты права на неприкосновенность частной жизни возникали чаще в связи с осуществлением оперативно-розыскной деятельности, законодательное регулирование которой ознаменовалось принятием Закона об ОРД. Основным субъектом обработки персональных данных было государство. В ст. 137 и 138 УК РФ в 1996 г. была введена ответственность за нарушение прав, закрепленных в ст.

23 и 24 Конституции РФ», – рассказал адвокат. 

По словам Сергея Ванюкова, в 2000-х гг. в России началось интенсивное построение информационных систем и развитие IT-компаний. С этого времени право на неприкосновенность частной жизни приобрело особую актуальность. 27 июля 2006 г.

был принят Закон о персональных данных. Уполномоченным органом по защите прав субъектов персональных данных Постановлением Правительства РФ от 16 марта 2009 г. № 228 был назначен Роскомнадзор.

Субъектами (операторами) обработки данных стали коммерческие организации.

«Показательно, что, несмотря на Постановление ЕСПЧ от 6 июля 2016 г.

“Роман Захаров против России”, был принят идущий с ним вразрез Федеральный закон № 374-ФЗ из “пакета Яровой”, предоставивший право ФСБ и Службе внешней разведки получать сведения из информационной системы и базы данных госорганов и внебюджетных фондов и доступ к ним без решения суда, а также обязывающий операторов связи хранить информацию о звонках и сообщения абонентов за период, определяемый Правительством РФ (но не более чем за 6 месяцев) в соответствии с ст. 64 Закона о связи, а информацию о фактах приема, передачи, доставки и обработки сообщений и звонков – 3 года», – напомнил Сергей Ванюков.

В нашей стране достоинство личности, честь и доброе имя, неприкосновенность частной жизни, а также личная и семейная тайны охраняются и являются нематериальными благами в соответствии с п. 1 ст. 150 ГК РФ.

В случаях, если того требуют интересы гражданина, принадлежащие ему нематериальные блага могут быть защищены, в частности путем признания судом факта нарушения его личного неимущественного права, опубликования решения суда о допущенном нарушении, а также путем пресечения или запрещения действий, нарушающих или создающих угрозу нарушения личного неимущественного права либо посягающих или создающих угрозу посягательства на нематериальное благо (п. 2 ст. 150 ГК РФ). Согласно п. 1 ст. 152.2 ГК РФ, если иное прямо не предусмотрено законом, не допускаются без согласия гражданина сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни, в частности сведений о его происхождении, месте его пребывания или жительства, личной и семейной жизни. 

Защита права на неприкосновенность частной жизни

Наталья Демина подчеркнула, что одна из проблем, которую можно отметить, помимо упомянутых в докладе Верховного комиссара, связана с отсутствием технической и юридической возможности идентификации нарушителя.

По ее мнению, данная проблема приобрела особую актуальность сейчас в связи с появлением обширных возможностей для распространения информации в интернете. «Как отметил В.В. Путин, анонимность в сети создает множество проблем, – напомнила она и процитировала Президента: – “Анонимность интернета – она, с одной стороны, вроде как хорошо – демократия.

С другой стороны, возникает много проблем: за этими никами неизвестно кто прячется. Сейчас же не 37-й год: что хочешь, то и говори, тем более в интернете”».

Если право человека на неприкосновенность частной жизни было нарушено посредством размещения информации в интернете, то для привлечения лица к ответственности необходимо, чтобы четко прослеживалась связь между именем недружественного аккаунта и конкретным физическим лицом с паспортными данными, то есть лицом, которое может быть ответчиком по судебному делу и против которого может быть вынесено решение суда. По такому пути идет судебная практика. 

При регистрации пользователя на большинстве интернет-ресурсов, блог-платформ и в социальных сетях пользователь не обязан предоставлять свои паспортные данные при создании аккаунта. В связи с этим идентифицировать ответчика чаще невозможно.

Единственным прямым доказательством авторства оспариваемой публикации будет являться признание ответчиком данного факта и своего авторства.

Следующая за этим безнаказанность нарушителей требует от законодателя совершенствования регулирования в этой области и принятия соответствующих мер.

На практике узкое пространство частной жизни в России лишено средств эффективной правовой защиты.

КАС РФ не обязывает российские суды при оспаривании действий должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления проводить тест на пропорциональность вмешательства в индивидуальные права и свободы, что, по мнению ЕСПЧ, выраженному в Постановлении от 7 ноября 2017 г. «Константин Москалев против России», является нарушением права на справедливое судебное разбирательство. 

Оспаривание действий операторов персональных данных, затрагивающих права граждан, находящихся в разных регионах страны, – задача почти невыполнимая из-за отсутствия института групповых исков в гражданском процессуальном законодательстве и его слабой разработки в арбитражном процессуальном законодательстве. МВД, ФСБ и другие ведомства, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, выведены из парламентского надзора, о котором говорится в докладе Верховного комиссара.

Подводя итоги, предлагаю:

  • дополнить ч. 2 ст. 178 КАС РФ требованием об обязательности для суда при вынесении решения оценивать баланс прав и государственных интересов путем применения теста на пропорциональность вмешательства в индивидуальные права и свободы;
  • ввести в ГПК РФ институт групповых (коллективных) исков;
  • внедрить институт парламентского надзора за деятельностью органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Источник: https://www.advgazeta.ru/obzory-i-analitika/v-oon-podgotovili-rekomendatsii-po-zashchite-prava-na-neprikosnovennost-chastnoy-zhizni/

В госдуме обсудили неприкосновенность частной жизни в цифровой век

Неприкосновенность частной жизни при сборе информации

10 октября в Государственной Думе прошел круглый стол на тему: «Неприкосновенность частной жизни в цифровой век», на котором обсуждались поправки в ст. 152.1 и 152.2 Гражданского кодекса (законопроект № 563156-7). Так, из ст. 152.

1 ГК предлагается исключить положение о том, что согласие на использование изображения гражданина не требуется, когда оно осуществляется в иных публичных интересах. Из ст. 152.

2 ГК предлагается убрать уточнение, согласно которому не являются нарушением сбор, хранение, распространение и использование любой информации о частной жизни гражданина в иных публичных интересах, а также в случаях, если данная информация ранее стала общедоступной.

В начале мероприятия управляющий партнер юридической группы «ПАГ» Александра Николаева отметила, что изображения и сведения о гражданах приобрели товарный смысл и стали монетизированным с высочайшей доходностью продуктом.

Потерпевшими при этом являются лица, чья известность позволяет эту информацию продвигать.

По мнению Александры Николаевой, прежде чем использовать сведения о частной жизни либо изображение личности, необходимо получить предметное согласие, а в случае отказа – воздержаться от использования.

Спикер указала, что в соответствии с ч. 1 ст. 152.2 ГК, если иное прямо не предусмотрено законом, не допускаются без согласия гражданина сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни, в частности сведений о его происхождении, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни.

При этом во втором абзаце отмечается, что не являются нарушением правил, установленных абз.

1 настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной.

Александра Николаева считает, что условия об «иных публичных интересах» и «информации, ранее ставшей общедоступной» являются нелогичными, несправедливыми и привела пример: сейчас, когда человек живет в открытом мире, его можно сфотографировать мгновенно, затем смонтировать с фейковыми новостями, сплетнями о частной жизни и без согласования с человеком запустить в Интернет. Другие СМИ начнут перепечатывать данную информацию. Однако, как будто бы получается, что по статье об охране частной жизни эта информация «стала общедоступной», и теперь «не является нарушением правил» ее распространять, причем не подвергаясь ответственности, но зато получая все прибыли от распространения.

Спикер отметила, что, согласно Закону об информации, к общедоступной информации относятся общеизвестные сведения, доступ к которым не ограничен. При этом написано, что общедоступная информация может использоваться любыми лицами при соблюдении установленных федеральными законами ограничений.

Конституцией установлено ограничение – нельзя распространять информацию о частной жизни и изображения граждан без их согласия. Из этого, по ее мнению, следует вывод, что нельзя распространять информацию, даже ставшую общедоступной, без согласия гражданина, если это информация личного и семейного характера.

Соответственно, без согласия гражданина нельзя распространять информацию, даже ставшую общедоступной, если это информация личного и семейного характера.

Первый заместитель председателя Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству, заслуженный юрист РФ Юрий Синельщиков, внесший данный законопроект на рассмотрение, указал, что, согласно ч. 1 ст.

23 Конституции, каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. В ст. 24 Конституции написано, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. В ч.

2 ст. 23 отмечается, что право может быть ограничено на тайну переписки и телефонных переговоров. А применительно к ч. 1 ст. 23 и ст. 24 Конституции, полагает Юрий Синельщиков, не допускается никакого ограничения. Каких-либо оговорок не содержит и ст.

137 УК – человек может привлекаться к уголовной отвесности, даже если немного отступил от этого правила.

Спикер посчитал, что законопроект соответствует международным нормам. Он напомнил, что в 1998 г. была принята резолюция ПАСЕ 1165 после гибели принцессы Дианы.

В ней отмечается, что СМИ зачастую вторгаются в личную жизнь людей, оправдывая это тем, что их читатели имеют право знать о публичных фигурах все. «Таким действиям СМИ дана критическая оценка с указанием на то, что право на неприкосновенность частной жизни, предоставленное ст.

8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, должно защищаться от посягательства любых лиц, включая СМИ», – подчеркнул Юрий Синельщиков.

Председатель Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников отметил, что в ГК и УК появились нормы, которые являются своего рода барьером к нарушению частной жизни звезд, например о клевете или о злой или доброй лжи. Он указал, что в законе должна быть ясность и справедливость, чтобы при правоприменении человека до суда не называли преступником. По мнению Павла Крашенинникова, основная проблема не в том, что написано в законе, а в том, что применяется.

Адвокат, судья в отставке, депутат Госдумы первого созыва Борис Замай выступил с точки зрения бывшего судьи.

Так, он отметил, что когда у судьи низового уровня имеется такое усмотрение, как государственный, общественный и иной публичный интерес, то очевидно, что, если одна из сторон ссылается на то, что это публичный интерес, судье сразу решить, что рассматриваемая ситуация не относится к нему, и по этим основаниям отказать или удовлетворить иск о запрете публикации практически невозможно. Борис Замай считает, что судья, скорее всего, пойдет по прямому толкованию. «Публичный интерес – это публика? Публика. Он пойдет по этому толкованию», – указал спикер.

Борис Замай отметил, что необходимо внести поправки в ст. 152.1 и 152.2 ГК, так как «нормальные СМИ» заинтересованы в этом. Юристы, давая согласие, будут понимать, что они не попадут под иск.

У судьи же будет меньше судейского усмотрения, что означает, что решение будет принято правильно.

Кроме того, Борис Замай указал, что издание получает миллионы, в то время как сумма компенсация морального вреда за такие действия составляет в среднем 20 тыс. рублей.

По мнению актера и режиссера театра и кино, сценариста, продюсера, композитора, заслуженного артиста России Бориса Галкина, ни один, за исключением некоторых артистов, не скажет, что он рад публикации его сведений без согласия.

Актер рассказал, как на одном из фестивалей его ожидали журналисты. Увидев их, он попросил не фотографировать его в данный момент. Позже фотография с этой встречи была опубликована в СМИ.

Борис Галкин считает, что в ГК необходимо указать, что журналисту запрещается публиковать сведения и фотографии без разрешения.

Председатель АК «Тарло и партнеры» Евгений Тарло поддержал законопроект. Он отметил, что понятие «иные публичные интересы» не имеет правового значения. Кроме того, он указал, что даже государственный и общественный интерес трудно определить, но возможно.

Адвокат считает, что на сегодняшний день нет эффективного механизма противодействия сбору и распространению личной информации.

Например, Марк Цукерберг посредством Фейсбука собирает все персональные сведения и информацию о предпочтениях, говоря, что это необходимо для рекламных целей, однако никто не ставит серьезно вопрос об этом.

Евгений Тарло полагает возможным скоординировать гражданское законодательство с законодательством о персональных данных.

Актриса театра и кино, теле- и радиоведущая, заслуженная артистка РФ Нонна Гришаева отметила, что большинство артистов тяжело воспринимают вмешательство в личную жизнь.

В качестве примера она рассказала о том, как ее караулят после съемок, а также приходят на похороны, чтобы заснять эмоции. «Поисковик выдаст мои якобы тайны, и я не могу привлечь к ответственности.

Мне предлагается проглотить обиду», – подчеркнула она.

«Ты надеешься на то, что тебя защитит Конституция, гарантирующая, что сбор и распространение информации о частной жизни граждан не допускаются, но оказывается, что ты вовсе не защищен, так как личная информация о тебе, ставшая общедоступной благодаря разным информационным жуликам, нарушающим Конституцию, вроде бы теперь не защищается из-за таких хитрых фраз», – указала Нонна Гришаева. По ее мнению, понятие «иной публичный интерес» противоречит здравому смыслу, и такое положение следует устранить.

Профессор кафедры судебных экспертиз МГЮА Александр Зинин отметил, что существуют коммерческие структуры, которые зарабатывают на том, что изменяют изображение лица.

В ходе рассмотрения дела суды назначают искусствоведческую экспертизу вместо портретной, полагая, что последняя – прерогатива уголовного права.

Кроме того, он рассказал, что в одном из редких дел, где судья назначил портретную экспертизу, он поставил верный вопрос: узнаваемо ли лицо или нет. Благодаря этому иск был удовлетворен.

Александр Зинин считает, что в законе не должно быть неопределенности вроде слов «иные права и интересы».

Актриса театра и кино, телеведущая Ирина Безрукова поддержала законопроект и отметила, что его принятие актуально и необходимо. Кроме того, она посчитала, что если бы взыскиваемые суммы морального вреда были большими, то издания бы задумывались о том, публиковать ли сведения или изображения.

В то же время, по мнению члена Совета ФПА Елены Авакян, рассматриваемая проблема не правится предложенным образом.

Она отметила, что выходит так, что общество пытаются лишить возможности посмотреть на частную жизнь тех, кто им управляет, понять, достоин ли человек совершать определенные действия, достоин ли он того, чтобы быть избранным, что-либо говорить обществу и быть его лидером.

По ее мнению, обсуждаемые на круглом столе проблемы должны решаться законом о прекращении преследования, однако подобные нормы не удается ввести уже на протяжении многих лет. Другой подход – установление пределов распространения информации о личности.

Адвокат отметила, что в случае исключения формулировок о публичном интересе необходимо закрепить, что лица, претендующие на любую из государственных должностей, являются исключением из данного правила и обязаны раскрывать сведения или давать такое согласие. «Существует масса способов оградить представителей артистической профессии.

Нужно прямо указать на право сообщить в публичном пространстве прямой запрет на распространение иной информации. Вот такая норма в законе была бы благом.

Но то, что сейчас предлагается, фактически приведет к тотальному запрету проявления любого интереса к общественным и общественно значимым фигурам Российской Федерации», – резюмировала Елена Авакян.

Член Комитета ГД по государственному строительству и законодательству Сергей Иванов посчитал, что закон в случае его принятия работать не будет. Так, например, информация будет опубликована не в отечественном издании, домен будет не российский, а иностранный. «Исключив “иные публичные интересы”, мы ничего с вами не добьемся», – подчеркнул Сергей Иванов.

Заместитель председателя Комитета по культуре, народный артист России и Украины Владимир Бортко отметил, что артисты живут спокойно и счастливо только в одной стране – Северной Корее.

По его мнению, защищать артистов надо, но сама постановка вопроса некорректна.

Владимир Бортко выразил опасение, что в принципе правильный закон может привести к другим результатам – заглушению критики властей.

Директор МКА «Липцер, Ставицкая и партнеры», адвокат Дмитрий Аграновский поддержал законопроект, отметив, что в Интернете человек практически беззащитен и любой, даже не известный, гражданин может быть подвергнут травле.

Например, указал он, есть форум, где люди подают в администрацию Дональда Трампа санкционный список с персональными данными политиков, общественных деятелей, адвокатов, а также следователей и судей: «Таким образом они подвергаются диффамации и политическому давлению».

В заключение Александра Николаева отметила, что предлагаемые поправки не пресекают возможности узнавать и собирать сведения о публичных должностных лицах, если это необходимо в государственных и общественных интересах. Она подчеркнула также, что изменения касаются не только артистов, но и всех лиц Российской Федерации.

Стоит отметить, что, согласно паспорту законопроекта, в январе 2019 г. Правительство России в своем отзыве не поддержало инициативу, отметив, что толкование понятия «публичный интерес» применительно к положениям ст. 152.1 и 152.2 ГК РФ дано в п. 44 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г.

№ 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Кроме того, правительство отметило, что предложенное в законопроекте регулирование нуждается в доработке в целях обеспечения соблюдения баланса между общественным интересом и защитой частной жизни граждан.

В мае поправки были рекомендованы Комитетом Госдумы по госстроительству и законодательству к отклонению.

В заключении, в частности, отмечалось, что разумные пределы охраняемого законом общественного интереса к частной жизни «публичной фигуры» не могут быть прямо описаны в законе, поскольку всякий раз они определяются в зависимости от конкретных обстоятельств съемки или от характера той информации о личности, которая может быть распространена.

«Предлагаемый в законопроекте отказ от общего правила о допустимости получения и распространения информации о жизни «публичной фигуры» нарушил бы одно из основополагающих начал правовой жизни российского общества, поскольку в силу статьи 1 Конституции РФ Россия – демократическое правовое государство», – также указывалось в заключении.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/v-gosdume-obsudili-neprikosnovennost-chastnoy-zhizni-v-tsifrovoy-vek/

Право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени

Неприкосновенность частной жизни при сборе информации

Статья 23 (часть 1) Конституция РФ провозглашает:

«1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.».

Статья 24 Конституции РФ провозглашает:

«1. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

2. Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.».

Право человека на неприкосновенность частной жизни является естественным правом человека, одним из основных конституционных прав, которое принадлежит человеку от рождения и неотчуждаемо.

Оно является одним из международных стандартов в области прав человека, который получил свое закрепление в ст. 12 Всеобщей декларации прав человека (1948 г.), и ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах (1966 г.

) и ряде других международно-правовых актов.

Отличительной особенностью права на неприкосновенность частной жизни является его психологичность и индивидуальность. Каждый человек по-своему определяет то, что относится к его частной жизни. Объектом защиты права являются достоинство человека, мысли и чувства, его внутренний мир.

Таким образом, под частной жизнью понимается физическая и духовная сфера, которая контролируется самим человеком, свободна от внешнего воздействия, это семейная и бытовая сфера человека, сфера его общения, отношение к религии, внеслужебные занятия, увлечения и иные сферы отношений, которым сам человек не желает придавать гласность, если этого не требует закон.

Право на неприкосновенность частной жизни включает следующие моменты:

Неприкосновенность семейной жизни – это ограничения на вмешательство в семейные дела, в личные отношения с другими людьми. Личная и семейная тайна являются одним из элементов частной жизни.

К личной и семейной тайне можно отнести тайну усыновления, тайну частной жизни супругов, личные имущественные и неимущественные отношения, существующие в семье и другие сведения.

Право на личную и семейную тайну означает, что член семьи может требовать неразглашения соответствующих сведений, а также распоряжаться соответствующей информацией по своему усмотрению либо с согласия других членов семьи.

В процессе жизни человека различные люди на законных основаниях получают информацию об определенных сторонах его частной жизни. Среди них врачи, адвокаты, нотариусы, работники правоохранительных органов, священнослужители и т.д.

На основании этого в законодательстве закреплены различные требования к сохранению в тайне информации о частной жизни граждан. Так, врачебную тайну составляет информация о факте обращения граждан за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании и лечении.

Нотариус обязан хранить в тайне сведения, которые стали ему известны в связи с осуществлением его профессиональной деятельности.

При рассмотрении определенных категорий гражданских дел их разбирательство также может носить закрытый характер, в частности, по делам об усыновлении (удочерении) ребенка, а также по ходатайству лица в целях сохранения охраняемой законом тайны, неприкосновенности частной жизни (ст.10 Гражданского процессуального кодекса РФ).

Неприкосновенность жилища – охраняет от вторжения на личную территорию. В числе прочего, это право включает защиту от неправомерного разрушения жилища, беспокоящих действий, в том числе от беспокоящего воздействия окружающей среды.

Неприкосновенность коммуникаций – право на установление коммуникаций с другими лицами без вмешательства и цензуры. Защищает от посягательства на все средства коммуникации (почта, телефон, телеграф, электронная почта, Интернет) и включает право на собственно физическую неприкосновенность сообщений (чтобы телефонный разговор не прерывался и письма доходили нераспечатанными и по назначению).

Информационная неприкосновенность – налагает запрет на разглашение информации о личности: личных и семейных тайн, любой информации, которая сокрыта от посторонних и характеризует личность человека, может, так или иначе, затрагивать его внутренний мир, отношения с другими людьми, а также персональных идентификационных данных человека.

В статье 24 Конституции РФ в развитие данного права закреплено, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Согласно Федеральному закону «О персональных данных» обработка персональных данных, в том числе и сведений о частной жизни лица, включая их сбор, систематизацию, накопление, хранение, уточнение, использование, распространение, может осуществляться только с согласия субъекта персональных данных.

При этом операторы персональных данных и третьи лица, получающие доступ к персональным данным, должны обеспечивать конфиденциальность таких данных.

В случае наличия данных о частной жизни лица, а также иной информации, затрагивающей права и свободы человека и гражданина, у органов государственной власти и местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с соответствующими документами и материалами, если иное не предусмотрено законом.

Частная жизнь, личные и семейные тайны охраняются законом. В ряде законодательных актов устанавливаются гарантии защиты этих прав: тайна усыновления (ст. 139 СК РФ, ст. 155 УК РФ); тайна исповеди (Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях»); тайна денежных вкладов, тайна завещания и т.д..

Уголовный кодекс РФ устанавливает уголовную ответственность за: разглашение тайны усыновления против воли усыновителя (ст. 155); разглашение данных предварительного следствия и дознания, если соответствующий участник процесса был предупрежден об этом (ст. 310 УК РФ); нарушение неприкосновенности частной жизни (ст.

137 ); нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан (ст. 138 УК РФ); нарушение неприкосновенности жилища – незаконный обыск, незаконное выселение и иные нарушения этого права (статья 139 УК РФ).

Уголовно-процессуальный кодекс РФ ограничивает возможности следственных органов при вторжении в частную жизнь человека – все эти действия могут осуществляться в четко указанных случаях и только с санкции прокурора.

Лица, проводящие следственные действия (в частности, обыск), обязаны принимать меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные в ходе этих действий обстоятельства частной жизни лиц, их личная или семейная тайна.

В соответствии со ст. 86 Трудового кодекса РФ работодатель не имеет права получать и обрабатывать данные работника о его политических, религиозных и иных убеждениях и частной жизни без его письменного согласия, если это не связано с трудовыми отношениями.

Защита чести и доброго имени гражданина осуществляется посредством требования в судебном порядке опровержения порочащих его честь и достоинство сведений. Граждане также обладают правом требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных распространением порочащих их честь и достоинство сведений (ст. 152 Гражданского кодекса РФ).

Источник: https://www.altairegion22.ru/gov/administration/stuct/justice_of_the_peace/besplatnaya-yuridicheskaya-pomosch/Pravovoe-prosveshchenie/Pravo-na-neprikosnovennost-chastnoi-zhizni-lichnuiu-semeinuiu-tainu.php

Юр-консультант.ру
Добавить комментарий