Как отказаться от сотрудничества фсб россии

Меня вербуют. Что делать? 14 правил от правозащитной группы «Агора» — Meduza

Как отказаться от сотрудничества фсб россии

28 января офис-менеджер Фонда борьбы с коррупцией Ольга Булаева рассказала, как ее пытались завербовать сотрудники правоохранительных органов.

Они силой завели ее в подсобное помещение метро, отняли телефон и предложили сотрудничать, пообещав помочь с деньгами и лечением больной матери.

«Медуза» публикует 14 правил о том, как себя вести, если вас пытаются завербовать МВД и ФСБ, — их составили юристы правозащитной группы «Агора».

Что такое вербовка?

Законодательство не дает определения этого слова. Это сленг. Вербовка — склонение человека к негласному сотрудничеству с правоохранительными органами.

В открытых источниках в статьях 17 и 18 Федерального закона «Об оперативно-разыскной деятельности» (ОРД) сказано, что есть «отдельные лица», которые «могут с их согласия привлекаться к подготовке или проведению оперативно-разыскных мероприятий с сохранением по их желанию конфиденциальности содействия органам, осуществляющим оперативно-разыскную деятельность, в том числе по контракту».

В России вербовкой на законной основе могут заниматься семь оперативных подразделений, указанных в статье 13 закона об ОРД. Это МВД, ФСБ, ФСО, таможня, ФСИН, СВР и ГРУ Минобороны.

У всех, кроме полиции и госбезопасности, сферы полномочий сильно ограничены. На практике для гражданских активистов основной риск склонения к сотрудничеству исходит именно от них.

При этом склонять к сотрудничеству в реальности могут не только сотрудники органов, но и агенты — те, кто ранее согласился сотрудничать.

В законе об ОРД прописано, что нельзя вербовать адвокатов, депутатов, судей, прокуроров, священников, несовершеннолетних, недееспособных. На практике с такими людьми не подписывают контракт, но информацию от них все равно собирают.

Склонение людей к сотрудничеству, как и приказы, регулирующие эту деятельность, относятся к государственной тайне. Если люди, имеющие доступ к такой информации, ее разглашают — это преступление.

Какие есть способы вербовки?

Можно условно выделить четыре основных способа:

  • Позитивный. Обещание зарплаты с официальным оформлением (заключение контракта), обещание карьерного роста или какой-то другой помощи. К примеру, сотрудники, вербовавшие Ольгу Булаеву, заранее узнали, что у нее болеет мама, и предлагали помочь.
  • Идейный. Используется в ситуациях, когда человек сам готов сотрудничать. Например, зол на того, на кого ему предлагают доносить, конфликтовал с этим человеком, разочаровался в убеждениях.
  • Негативный. Используется в ситуациях, когда на объект вербовки есть компромат, возможность оказать давление. Например, могут пригрозить уголовным делом или неприятностями на работе или в институте. К примеру, студенту Артему Яковлеву пригрозили, что он не сможет защитить диплом и отправится в армию.
  • Метод физического принуждения. С помощью насилия заставляют подписать бумаги о добровольном негласном сотрудничестве, после чего эти документы используют в качестве инструмента давления.

1. Дайте четко понять, что вы не хотите сотрудничать

На все вопросы надо отвечать «Нет». Ни в коем случае ничего не обещайте. Лучше сразу отказать, чем пообещать и не сделать.

В крайнем случае, если ситуация накалилась, на вас оказывают давление или, к примеру, грозят подбросить наркотики, можно попросить короткое время для размышления, чтобы принять решение.

После этого необходимо написать заявление в Следственный комитет либо в ФСБ и с помощью адвоката направить запросы, осуществляется ли в отношении вас оперативно-разыскная деятельность.

Если не знаете, какие подразделения в отношении вас работают, направить запросы стоит сразу и в полицию, и в ФСБ. В жалобе в прокуратуру нужно описать все обстоятельства того, что с вами произошло; объяснить, что вас пытались шантажировать, склоняя к противоправной деятельности по сбору персональной и иной информации о честных и добросовестных гражданах.

2. Старайтесь не отдавать мобильный телефон просто так

Если у вас хотят отобрать телефон, требуйте, чтобы сотрудники оформили все необходимые документы в рамках административного или уголовного производства.

Если вы работаете с людьми, которые могут быть интересны органам, лучше всегда иметь при себе два телефона и в крайнем случае отдать только один. Как правило, всегда остается время, чтобы сделать вызов.

Нужно заранее зашифровать файловую систему на телефоне, защитить его надежным паролем и не использовать авторизацию по лицу или отпечатку пальца.

3. Качайте права

Настойчиво выясняйте, почему вас задержали. Требуйте адвоката. Напомните сотрудникам, какая ответственность предусмотрена за превышение должностных полномочий и незаконное ограничение свободы.

4. Не теряйте самообладания

Вам могут задавать одни и те же вопросы много раз. Напоминайте, что вы уже ответили. Главное — общаться вежливо и корректно: без угроз и оскорблений. Не настраивайте сотрудников против себя, не давайте повода привлечь вас к ответственности за оскорбление представителя власти или неповиновение его законным требованиям.

Эмоции сотрудника, осуществляющего вербовку (гнев, раздражение, сочувствие), — тщательно подготовленный «спектакль». Он нужен для того, чтобы вывести вас из состояния равновесия и склонить к сотрудничеству. Важно помнить об этом и относиться ко всему происходящему как к театральному представлению.

Это поможет сохранить самообладание.

5. Не пытайтесь спорить с сотрудником о политике

Не стоит пускаться в споры и рассуждения, пытаться самому завербовать оперативного сотрудника (мол, вы, полицейские или сотрудники ФСБ, поддерживаете «кровавый режим», а могли бы бороться за справедливость).

Разговор наверняка записывают — если вы не наговорите сразу на статью, то во всяком случае убедите оперативника, что вы «идейный» и к вам нужно отнестись внимательнее. После этого вас могут начать не вербовать, а разрабатывать. Ваша цель проста: сотрудник должен понять, что ничего от вас не получит.

Помните, что сотрудничество с органами может осуществляться только по вашему согласию (статья 17 закона об ОРД).

6. Ни в коем случае не приходите на встречу «из любопытства»

Если вас вызывают «на беседу», помните: нет такого процессуального действия, как «беседа». «Вручайте повестку, я приду с адвокатом» — ваш ответ должен быть таким. Право оперативных сотрудников на проведение опроса не предполагает вашу обязанность соглашаться на такой опрос.

Ответственности за отказ от опроса не существует. Конечно, есть нюансы. Если вы точно знаете, что не совершали каких-то противоправных действий в обычной жизни и интернете, или хотите узнать обстоятельства, связанные с оперативным интересом, можно прийти к оперативному сотруднику, чтобы понять, в связи с чем вызывают.

Такая беседа может быть полезной — можно оценить угрозу. Встреча может быть связана с отслеживанием вашей деятельности в интернете и людей, с которыми вы общаетесь.

В любом случае прежде, чем идти на встречу, обязательно договоритесь с адвокатом, который будет контролировать весь процесс и в случае необходимости оперативно подключится, например в случае провокации. 

7. Если вы гражданский активист, никогда не общайтесь с органами без адвоката

Запомните это правило. Контакт адвоката лучше иметь заранее, заключить с ним соглашение на абонентское обслуживание, чтобы его телефон был на быстром наборе.

В экстренной ситуации вам будет некогда гуглить надежного юриста. Если у вас будет заключено соглашение с личным адвокатом, вам будет проще требовать встречи с ним в разговоре с сотрудниками правоохранительных органов.

Словосочетание «личный адвокат» действует на сотрудников отрезвляюще.

8. Ничего не подписывайте

Вне зависимости от способа вербовки единственный момент, которого следует избегать, — подписание каких-либо документов, которые вам предоставляют оперативные сотрудники. Как правило, это бумага о сотрудничестве с оперативными подразделениями полиции, ФСБ, других служб.

Если вы поставите подпись даже на пустом листе, потом туда могут вписать ваши данные, присвоить псевдоним, и вот вы уже якобы готовы осуществлять деятельность, связанную с агентурной работой или предоставлением определенных данных, интересующих органы.

Единственный случай, когда можно подписать какие-то документы, — если совершенно очевидно, что вас собираются задерживать по уголовному делу, и вам нужно выиграть время, чтобы уехать в другой регион или из страны, пока адвокаты будут разбираться в вашем вопросе.

9. Если вас заставили дать согласие на сотрудничество, сразу его прекращайте

Помните: вербовка, агентурная работа — это секретная или совершенно секретная информация, поэтому пресекать сотрудничество необходимо сразу после того, как вас вынудили подписать какие-либо бумаги или заставили дать согласие.

Если вы захотите отказаться через какое-то время, вас могут привлечь к ответственности за разглашение данных о сотрудничестве с органами госбезопасности либо с оперативными подразделениями полиции.

С момента подписания согласия на сотрудничество на человека распространяется уголовная ответственность за разглашение государственной тайны.

10. Не верьте сотрудникам — их слова и обещания ничего не стоят

Важно понимать — те, кто пытается вас завербовать, преследуют свои служебные цели. Они вам не друзья. Не стоит обольщаться насчет своей ценности и порядочности сотрудников.

С вами могут общаться очень вежливо, но когда вы перестанете приносить пользу или сотрудникам срочно потребуется «палка», «раскрытие», «показатель», вас могут «слить». С момента задержания с вами могут вести оперативную игру, предъявлять документы, составленные на коленке, чтобы напугать вас и склонить к сотрудничеству.

Нужно досконально изучить эти документы, запомнить фамилии людей, которые могли их составлять, звания, обстоятельства, которые могут быть там указаны.

11. Делитесь всем происходящим в социальных сетях

Если оперативники попытаются отомстить, сфабриковать дело, что-то подкинуть, будет очевидно, что произошло. Допустим, вам угрожали подбросить наркотики за отказ сотрудничать. Если вы расскажете об этом публично, огласка может вас уберечь.

Если противоправные действия уже совершены (например, наркотики подброшены), вам необходимо добиться фиксации обстоятельств в документах — в протоколе изъятия (личного обыска) в присутствии понятых. Вы должны пояснить, что вам подбросили запрещенные предметы, и рассказать о попытке вербовки.

Причем не только пояснить, но и убедиться, что ваши пояснения занесены в протокол. В противном случае эти факты будут «невидимы» для судебной и правоохранительной системы.

Давая пояснения в присутствии понятых, обратите внимание на то, что у сотрудников имелись все возможности подбросить вам запрещенные предметы (в отношении вас применены наручники, вас удерживают и ограничивают передвижение и т. д.).

12. Не паникуйте из-за «компромата»

В случае предъявления какой-либо «компрометирующей информации» о вас нельзя паниковать и показывать свою озабоченность сотруднику правоохранительных органов.

Вы должны дать понять, что равнодушно относитесь к возможному раскрытию этой информации. При этом нужно действительно быть готовым к тому, что эти сведения станут достоянием общественности.

Более того, стоит оценить ситуацию и, возможно, впоследствии самому сделать эту информацию публичной, тем самым лишив сотрудников «козырей». 

13. Не пытайтесь «вести свою игру»

Нельзя вести со своей стороны оперативную игру, предоставляя правоохранительным органам информацию, выгодную вам и людям, представляющим оперативный интерес. В итоге вас могут подставить и сформировать уголовное дело о воспрепятствовании законной деятельности оперативных подразделений, о предоставлении недостоверной информации с целью ввести в заблуждение. 

14. Если вас принуждают к чему-то незаконному, пишите жалобы

Если вас принуждают к явно незаконной деятельности, например организации каких-либо акций с насилием, также можно обратиться в управление собственной безопасности МВД или ФСБ, сообщить, что вас пытаются вербовать для совершения незаконных действий. В этом случае вы сможете сотрудничать с правоохранительными органами в официальном порядке — с целью раскрыть преступление сотрудников МВД и ФСБ. 

Источник: https://meduza.io/feature/2019/01/30/menya-verbuyut-chto-delat

Как сотрудничать с фсб

Как отказаться от сотрудничества фсб россии

.

Сотрудником органов ФСБ может быть гражданин РФ, способный по своим личным и деловым качествам, возрасту, образованию и состоянию здоровья выполнять возложенные на него обязанности.

Военнослужащие органов ФСБ проходят военную службу в соответствии с законодательством РФ о прохождении военной службы с учетом установленных Федеральным законом “О Федеральной службе безопасности” особенностей, обусловленных спецификой выполняемых ими обязанностей.

Органы Федеральной службы безопасности комплектуются (в том числе и на конкурсной основе) военнослужащими и гражданским персоналом.

Военнослужащие органов ФСБ (за исключением военнослужащих, проходящих военную службу по призыву), а также лица из числа гражданского персонала, назначенные на должности военнослужащих, являются сотрудниками органов ФСБ.

Граждане РФ, принимаемые на военную службу (работу) в органы ФСБ, а также допускаемые к сведениям об органах ФСБ, проходят процедуру оформления допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, если иной порядок не предусмотрен законодательством РФ. Такая процедура включает принятие обязательства о неразглашении этих сведений. Граждане РФ, допущенные к сведениям об органах ФСБ, составляющим государственную тайну, несут за их разглашение ответственность, предусмотренную законодательством РФ.

Сотрудникам органов ФСБ разрешается хранение и ношение табельного оружия и специальных средств. Они имеют право применять физическую силу, в том числе боевые приемы борьбы, а также оружие и специальные средства в случаях и порядке, предусмотренных законодательными и иными нормативными правовыми актами РФ для сотрудников милиции.

Сотрудничество с ФСБ России

Органы Федеральной службы безопасности могут привлекать отдельных лиц с их согласия к содействию в решении возложенных на органы ФСБ обязанностей на гласной и негласной (конфиденциальной) основе, в том числе в качестве внештатных сотрудников. Полномочия внештатного сотрудника органов Федеральной службы безопасности определяются нормативными актами ФСБ РФ.

Лица, оказывающие содействие органам ФСБ имеют право: а) заключать контракт с органами ФСБ о конфиденциальном сотрудничестве; б) получать от сотрудников органов ФСБ разъяснения своих задач, обязанностей и прав; в) использовать в целях конспирации документы, зашифровывающие личность; г) получать вознаграждение;

д) получать компенсацию за ущерб, причиненный их здоровью либо имуществу в процессе оказания содействия органам ФСБ.

Запрещается использовать конфиденциальное содействие на контрактной основе депутатов, судей, прокуроров, адвокатов, несовершеннолетних, священнослужителей и полномочных представителей официально зарегистрированных религиозных организаций.

Сведения о лицах, оказывающих или оказывавших органам ФСБ содействие на конфиденциальной основе, составляют государственную тайну и могут быть преданы гласности только с письменного согласия этих лиц и в случаях, предусмотренных федеральными законами.

Надзор за исполнением органами ФСБ законов РФ осуществляют Генеральный прокурор РФ и уполномоченные им прокуроры. Сведения о лицах, оказывающих или оказавших органам ФСБ содействие на конфиденциальной основе, а также об организации, о тактике, методах и средствах осуществления деятельности органов ФСБ в предмет прокурорского надзора не входят.

Геральдический знак ФСБ

Федеральная служба безопасности имеет официальную эмблему, на которой изображены треугольный, вытянутый книзу щит с вырезанными верхними углами и с серебряной каймой по краю. Поле щита красное.

В поле щита — изображение увенчанного одной большой и двумя малыми коронами золотого двуглавого орла с поднятыми вверх крыльями, держащего в правой лапе скипетр, а в левой -державу. На груди орла, на красном щите, — изображение всадника, поражающего копьем дракона. Орел окаймлен по сторонам и внизу наложенной на щит синей (васильковой) лентой.

На ленте -надпись золотыми прямыми литерами: “ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА БЕЗОПАСНОСТИ”. За щитом — меч, вертикально поставленный по оси симметрии острием вниз. Рукоять и крестовина меча золотые, лезвие — серебряное.

Эмблема Федеральной службы безопасности

Общая характеристика ФЗ “О государственной охране”

Федеральный закон “О государственной охране” от 27 мая 1996 года N 57-ФЗ определяет предназначение государственной охраны, устанавливает объекты государственной охраны, полномочия федеральных органов государственной охраны, а также контроль и надзор за их деятельностью.

Государственная охрана осуществляется на основе Конституции РФ, федеральных конституционных законов, Федерального закона “О государственной охране”, других федеральных законов и иных нормативных правовых актов РФ, а также международных договоров РФ.

Государственная охрана осуществляется на основе следующих принципов: 1. законности; 2. уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина; 3. централизованного руководства; 4. взаимодействия государственных органов обеспечения безопасности; 5. непрерывности; 6. сочетания гласных и негласных методов деятельности;

7. подконтрольности и поднадзорности.

Государственная охрана осуществляется на основе следующих мер: 1) предоставления объектам государственной охраны персональной охраны, специальной связи и транспортного обслуживания, а также информации об угрозе их безопасности; 2) осуществления в соответствии с федеральным законодательством оперативно-розыскной деятельности в целях реализации полномочий соответствующих государственных органов обеспечения безопасности; 3) проведения охранных мероприятий и поддержания общественного порядка в местах постоянного и временного пребывания объектов государственной охраны;

4) поддержания порядка, установленного уполномоченными на то должностными лицами, и пропускного режима на охраняемых объектах.

Государственную охрану осуществляют федеральные органы государственной охраны.

Федеральная служба охраны Российской Федерации (ФСО России) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики, нормативно-правовому регулированию, контролю и надзору в сфере государственной охраны, президентской, правительственной и иных видов специальной связи и информации, предоставляемых федеральным органам государственной власти, органам государственной власти субъектов РФ и другим государственным органам.

В соответствии с Положением о Федеральной службе охраны Российской Федерации, утвержденном Указом Президента РФ от от 7 августа 2004 г. N 1013, руководство деятельностью ФСО России осуществляет Президент РФ.

Правительство РФ координирует деятельность ФСО России в части, касающейся взаимодействия ФСО России с федеральными органами исполнительной власти. ФСО России возглавляет директор ФСО России, назначаемый на должность и освобождаемый от должности Президентом РФ.

ФСО России входит в состав сил обеспечения безопасности РФ, в ней предусмотрена военная служба и федеральная государственная гражданская служба.

В ФСО России образуется коллегия ее состав утверждается директором (председателем коллегии). Коллегия рассматривает наиболее важные вопросы, отнесенные к установленной сфере деятельности ФСО России.

Решения коллегии принимаются большинством ее членов. На основании решений коллегии издаются приказы ФСО России.

В случае разногласий между председателем коллегии и ее членами окончательное решение принимает директор.

В состав федеральных органов государственной охраны входят: 1.

ФСО России, имеющая в своем составе службы, управления и другие подразделения, в том числе дислоцированные в субъектах РФ, которые непосредственно реализуют деятельность федеральных органов государственной охраны, а также подразделения, исполняющие управленческие функции; 2.

управления специальной связи и информации ФСО России в федеральных округах, центры специальной связи и информации ФСО России ( территориальные органы); 3. подразделения связи специального назначения ФСО России;

4.

Кто знает, как ФСБ вербует агентов среди граждан?

образовательные, научно-исследовательские и иные организации, подведомственные ФСО России, которые обеспечивают деятельность федеральных органов государственной охраны.

Федеральный закон “О государственной охране” устанавливает, что в обеспечении безопасности объектов государственной охраны и защиты охраняемых объектов в пределах своих полномочий участвуют органы ФСБ, органы внутренних дел РФ и внутренние войска МВД РФ, органы внешней разведки РФ, Вооруженные Силы РФ и иные государственные органы обеспечения безопасности.

Мессенджер отказался предоставить спецслужбе ключи для дешифрования переписки пользователей.

Мещанский районный суд Москвы оштрафовал Telegram Messenger LLP (Лондон) на 800 тыс. рублей за отказ предоставить Федеральной службе безопасности РФ ключи для декодирования сообщений пользователей, сообщает «Интерфакс».

В случае невыплаты штрафа в отведенное законом время, мессенджеру грозит штраф в двойном размере.

Согласно материалам дела, 12 июля нынешнего года ФСБ направила запрос в лондонский офис Telegram с требованием до 16 июля предоставить информацию по шести телефонным номерам. Однако администрация мессенджера проигнорировала запрос.

31 августа ФСБ предупредила руководство компании о намерении создать протокол об административном нарушении за невыполнение требований федерального закона о хранении, исполнении и передачи информации.

Протокол был составлен 14 сентября текущего года.

В понедельник, 16 октября, суд признал Telegram виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2.1 ст.

Как строить общение с представителями ФСБ?

13.31 КоАП РФ (Неисполнение организатором распространения информации в сети «Интернет» обязанности предоставлять в федеральный орган исполнительной власти в области обеспечения безопасности информацию, необходимую для декодирования принимаемых, передаваемых, доставляемых и (или) обрабатываемых электронных сообщений).

Представители Telegram на судебном заседании не присутствовали.

Напомним, в июне нынешнего года создатель сервиса Павел Дуров согласился предоставить Роскомнадзору информацию для внесения Telegram в реестр организаторов распространения информациии.

Таким образом мессенджер попал под действие закона «Об информации», обязывающего компании, в числе прочего, предоставлять ключи шифрования по требованию госорганов.

Дуров неоднократно заявлял, что не намерен сотрудничать с государственными спецслужбами и собирается дальше отстаивать право пользователей на конфиденциальность.

Подписывайтесь на канал «SecurityLab» в Telegram, чтобы первыми узнавать о новостях и эксклюзивных материалах по информационной безопасности.

Органы федеральной службы безопасности могут привлекать отдельных лиц с их согласия к содействию в решении возложенных на органы федеральной службы безопасности обязанностей на гласной и негласной (конфиденциальной) основе, в том числе в качестве внештатных сотрудников.

Как вербуют в ФСБ

Полномочия внештатного сотрудника органов федеральной службы безопасности определяются нормативными актами федерального органа исполнительной власти в области обеспечения безопасности.

(в ред. Федерального закона от 30.06.2003 N 86-ФЗ)

Лица, оказывающие содействие органам федеральной службы безопасности, имеют право:

а) заключать контракт с органами федеральной службы безопасности о конфиденциальном сотрудничестве;

б) получать от сотрудников органов федеральной службы безопасности разъяснения своих задач, обязанностей и прав;

в) использовать в целях конспирации документы, зашифровывающие личность;

г) получать вознаграждение;

д) получать компенсацию за ущерб, причиненный их здоровью либо имуществу в процессе оказания содействия органам федеральной службы безопасности.

Лица, оказывающие содействие органам федеральной службы безопасности, обязаны:

а) соблюдать условия заключаемого с органами федеральной службы безопасности контракта или договоренности о сотрудничестве;

б) выполнять поручения органов федеральной службы безопасности, направленные на осуществление возложенных на них обязанностей;

в) не допускать умышленного предоставления необъективной, неполной, ложной или клеветнической информации;

г) не разглашать сведения, составляющие государственную тайну, и иные сведения, ставшие им известными в процессе оказания содействия органам федеральной службы безопасности.

Запрещается использовать конфиденциальное содействие на контрактной основе депутатов, судей, прокуроров, адвокатов, несовершеннолетних, священнослужителей и полномочных представителей официально зарегистрированных религиозных организаций.

Сведения о лицах, оказывающих или оказывавших органам федеральной службы безопасности содействие на конфиденциальной основе, составляют государственную тайну и могут быть преданы гласности только с письменного согласия этих лиц и в случаях, предусмотренных федеральными законами.

Источник: https://advokatnasimov.ru/%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D1%81%D0%BE%D1%82%D1%80%D1%83%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%B0%D1%82%D1%8C-%D1%81-%D1%84%D1%81%D0%B1/

«Можем и по-плохому»: как силовики предлагают активистам сотрудничать с ними | ОВД-Инфо

Как отказаться от сотрудничества фсб россии

Левый оппозиционер Иван Смирнов, взвесив все «за» и «против», согласился встретиться с Алексеем из московского отдела Центра «Э»: по телефону полицейский, с которым они уже дважды виделись, пообещал рассказать ему что-то очень важное.

Гадая, о чем пойдет речь, активист пришел в кафе, где его ждал Алексей. Сотрудник Центра «Э» угостил Смирнова кофе, а затем предложил вместе пообедать и выпить. Иван поблагодарил его и сказал, что не голоден.

Тогда его собеседник заказал себе еду и алкогольный коктейль.

Разговор с полицейским был довольно бессодержательным, вспоминает Смирнов: Алексей вслух размышлял о политической ситуации в стране и делился семейными проблемами.

«У меня сын заканчивает 11 класс, не хочет учиться и валяет дурака, — жаловался сотрудник Центра „Э“. — Я ему говорю: готовься к поступлению в вуз, иначе в армию пойдешь.

Мы же понимаем, что нормальный человек не хочет в армию идти. Правда ведь?».

После безрезультатных попыток завязать со Смирновым непринужденную беседу, Алексей перешел к делу: он предложил оппозиционеру сотрудничать с московской полицией.

По его словам, Смирнов мог бы давать ведомству свою «экспертную оценку» политических процессов в стране.

В разговоре оперативник даже туманно намекнул на финансовую поддержку, которую он может оказывать активисту в обмен на регулярные встречи. Иван от предложения отказался.

— Тогда мы можем и по-плохому, — предупредил полицейский.

— Это как?

— Будет хоккей на всех фронтах, — многозначительно сказал Алексей, но объяснять, что это значит, не стал.

Принуждение к сотрудничеству

Впервые полицейские связались с Иваном Смирновым (имя и фамилия активиста изменены по его просьбе) в 2003 году, незадолго до согласованной с властями демонстрации.

Смирнов был одним из организаторов московского митинга, и когда сотрудники МВД предложили ему обсудить вопросы безопасности на акции, это его не насторожило. «Тогда я был молодой-неопытный и подумал, что может стоит с ними встретиться, — объясняет активист.

— Я позвал на встречу других заявленных организаторов, чтобы не возникало прецедента автономного общения с этими людьми».

Сотрудники МВД были неприятно удивлены, когда на беседу с ними Смирнов пришел не один. Разговор получился пустым и занял не больше 40 минут. Полицейские поблагодарили организаторов митинга и распрощались.

Через пару месяцев со Смирновым связался один из присутствовавших на встрече силовиков — Алексей. Он предложил встретиться в неформальной обстановке и что-то обсудить. «Я согласился, подумал, что он может сообщить мне что-то существенное. И я пошел, уведомив об этом своих товарищей», — вспоминает Смирнов.

В тот раз они впервые встретились в кафе. Полицейский дружелюбно и ненавязчиво расспрашивал активиста о планах на будущее и жизненных установках, а также рассуждал о коммунизме и минусах глобализации.

«Потом он как-то резко спросил, сообщу ли я ему, если стране будет грозить какая-то опасность.

Я тогда пообещал, что если жизнь людей будет в опасности, и мне станет об этом известно, то я обязательно ему расскажу», — говорит активист.

Еще через пару месяцев оперативник снова позвонил Ивану и предложил «сделать их встречи регулярными». Смирнов ответил, что ему это не интересно.

Иллюстрация: Влад Милушкин для ОВД-Инфо

Последний раз активист виделся с Алексеем в 2010 году в кафе. В тот раз Смирнов записывал разговор с полицейским на диктофон, спрятанный в кармане куртки. Он вспоминает, что немного удивился, когда его собеседник начал завуалировано ему угрожать и говорить про «хоккей на всех фронтах».

«На протяжении всех этих бесед, за исключением последней, где присутствовали элементы легкого шантажа, сотрудники вели себя доброжелательно», — говорит активист. После этой встречи их общение с сотрудником Центра «Э» прекратилось.

Несмотря на угрозы полицейского, никаких проблем на работе или где-либо еще у Смирнова не возникло.

Сейчас Иван считает, что ему вообще не стоило встречаться с сотрудником Центра «Э»: «На самом деле, никаких содержательных вещей в этих разговорах не было, была попытка установления контакта, причем построенного на взаимном доверии». Если бы ситуация повторилась, говорит Смирнов, он бы просто отказался беседовать с оперативниками без повестки.

«Я вообще не заметил в этих разговорах никакой кровной заинтересованности сотрудников. Они, мне кажется, отрабатывали какой-то формальный номер, поручение, — говорит активист. — А вот что показалось мне забавным тогда, так это то, что на встрече в кафе сотрудник старался заказывать побольше дорогих напитков и блюд, а после забирал все чеки с собой. Видимо, чтобы потом отчитаться».

«Все может плохо закончиться»

Те, кто занимается направлением защиты конституционного строя, ошибочно воспринимают оппозиционных активистов как врагов, считает адвокат Сергей Бадамшин, отсюда и попытки тотального контроля, и провокации вроде той, что была организована по делу «Нового величия».

«Оперативно-розыскная деятельность вообще-то нужна не для контроля, как это происходит у нас, а только в случае, если есть основания полагать, что совершено преступление, либо по уже совершенному преступлению. Просто так ходить и проводить оперативно-розыскные мероприятия — недопустимо», — объясняет адвокат.

В октябре 2018 года у здания тверского ФСБ появилась растяжка с надписью «ФСБ под суд». Заметив баннер, сотрудники ведомства сняли его с забора; происшествие почти не привлекло внимание СМИ.

Спустя две недели житель Твери Роман Акимов, несколько раз участвовавший в городских протестных акциях, вышел на парковку гипермаркета. Он убрал сумку с продуктами в багажник и сел на водительское место. В этот момент незнакомый ему мужчина постучал в окно.

— Роман, привет, помнишь меня? Мы с тобой учились вместе.

Акимов его не узнал. «Я сначала подумал, что мало ли, может, кто-то из одноклассников. Может, просто не узнаю человека», — рассказывает он. Растерявшись, активист открыл дверь и предложил незнакомцу присесть на пассажирское место возле него.

Мужчина сел в машину и представился Александром, сотрудником местного ФСБ. Документы он Роману не показал. «Вы никаких глупостей не будете делать?» — спросил он активиста. Когда Акимов сказал, что не будет, Александр махнул рукой своему напарнику, стоявшему на улице у машины активиста, и тот отошел.

«Видимо, он взял с собой подкрепление на всякий случай», — предполагает Роман.

— Скажите, что вас мотивировало повесить баннер возле ФСБ? — спросил Александр. По словам Акимова, силовик был абсолютно уверен в его причастности к акции. Александр признался, что уже навел о Романе справки и знает, что тот не служил в армии из-за проблем со спиной. Он расспрашивал Романа о его политических взглядах и об акциях, организованных сторонниками Алексея Навального.

«Я не посчитал нужным отвечать на его вопросы. Он предлагал оставить номер телефона, сказал, что мы можем с ним пообщаться. Ему было очень интересно, с кем я общаюсь, в каких группах состою», — говорит Акимов.

Он запомнил, что сотрудник ФСБ поначалу был вежлив и перешел к угрозам после того, как Акимов отказался сотрудничать.

«Я сказал, что не вижу смысла общаться с ним, мне это абсолютно не нужно, и если они хотят официального общения, то пусть присылают повестку», — объясняет активист.

«Тогда все может плохо закончиться», — предупредил его сотрудник ФСБ. Он пригрозил, что если Роман продолжит заниматься политической деятельностью, то силовики могут задержать его позже и тогда, возможно, активист станет фигурантом уголовного дела. После этого Александр попрощался и вышел из машины Акимова.

Иллюстрация: Влад Милушкин для ОВД-Инфо

Руководитель юридического отдела Фонда борьбы с коррупцией Иван Жданов говорит, что не раз слышал от активистов рассказы о том, как силовики пытались вступить с ними в неформальный контакт. По его словам, такая практика совсем не нова — оперативники много лет пытаются найти людей, готовых к сотрудничеству.

«Они подходят, предлагают переговорить в неформальной обстановке. У них есть разные способы увещевания и давления: либо обещания помочь в продвижении по карьерной лестнице, либо попытки испугать неприятностями на работе, — говорит юрист. — На такие неформальные встречи ходить не стоит — они, во-первых, обманщики, а во-вторых, сотрудничество с ними — позорное дело».

Активистам следует делать такие предложения ФСБ и Центра «Э» публичными, говорит Жданов, тогда оперативники быстро отстают.

«Я бы не сказал, что у них установка с самого верха на вербовку активистов и наших волонтеров.

Нет, это частная инициатива, в том числе и региональных оперативных сотрудников, которые считают, что таким образом они могут манипулировать и получать информацию», — говорит он.

«Мелкие гадости»

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» разрешает силовикам привлекать граждан «к подготовке или проведению оперативно-розыскных мероприятий с сохранением по их желанию конфиденциальности содействия органам».

Информаторами могут стать совершеннолетние дееспособные лица, независимо от их национальности, пола, имущественного, должностного и социального положения.

Впрочем, существуют и некоторые ограничения — оперативники не могут вербовать депутатов, судей, прокуроров, адвокатов и священников.

Сотрудники ФСБ вышли на Богдана Титова (активист попросил не указывать его настоящее имя) через его старшего брата — подмосковного бизнесмена. «Мы организовывали зоозащитную акцию в 2009 году в Москве, меня там задержали, а потом арестовали на несколько дней.

Тогда правоохранители относились к таким мероприятиям с гораздо большим подозрением, чем к неонацистским митингам, — рассказывает Богдан, — зоозащитные акции казались им чем-то чрезвычайно прозападным и непонятным.

Они без проблем узнали, откуда я, но сначала отправили сотрудника к моему брату».

Чтобы не доставлять хлопот своей семье, Титов согласился встретиться с оперативником в кафе, а после сходить на беседу в местное ФСБ. По словам Богдана, выбора у него не было — его собеседник сразу дал понять, что если он откажется, то у его брата возникнут серьезные проблемы.

«Меня заставляли объяснять, чем занимаются зоозащитные активисты, рассказывать, с кем мы участвовали в акции, и прочее. Видимо, вопросы им спустили из управления ФСБ в Москве. Я плел какую-то ерунду, говорил, что познакомился с ребятами на акции и не знаю, как их зовут.

Они это записывали. Я еще подумал тогда: ого, как все просто, можно нести чушь, и это всех устраивает», — говорит Богдан. Кроме этого, он по просьбе оперативников заполнил анкету, куда внес основные сведения о себе — место и дату рождения, места работы, учебы и проживания.

Даже спустя несколько лет после акции сотрудники ФСБ как будто случайно, но регулярно встречались с Титовым у его подъезда, дверей больницы или магазина.

Они расспрашивали его о переменах в жизни, работе и нынешних увлечениях. «Ты пойми, мне-то ***** [все равно], просто ты теперь попал в нашу базу», — объяснил ему один из сотрудников ФСБ.

Чтобы избежать этих встреч, активист перестал приезжать в родной город и окончательно обосновался в Москве.

Часто оперативники действительно могут делать активистам, отказавшимся от сотрудничества, «мелкие гадости», говорит Иван Жданов: «Но чаще речь идет о неприятностях, которые, опять же, можно делать публичными».

Встреча четверокурсника Максима Иванова (он попросил не называть его настоящее имя, потому что сейчас «все затихло») с сотрудниками ФСБ проходила в кабинете службы безопасности университета, куда студента пригласили без каких-либо объяснений. Максим не запомнил фамилию человека, который его опрашивал — хотя тот и показал ему удостоверение, активист успел взглянуть только на фотографию.

Осенью 2018 года Иванов, житель одного из крупных городов в Сибири, раздавал листовки на акции протеста перед выборами в городскую Думу. Одну из них Максим во время митинга дал мужчине, который оказался оперативником ФСБ.

По словам Иванова, сотрудники спецслужбы разговаривали с ним вежливо и спокойно: «Как с хулиганом, который окно разбил, и они ведут с ним профилактическую беседу». Собеседник Максима расспросил его о его интересах, друзьях-анархистах и оппозиционных акциях, а затем предложил ему стать информатором силовиков.

Оперативник протянул ему документ, в котором указывался выданный Иванову позывной. Кроме того, договор запрещал Максиму разглашать информацию, которую он будет им передавать. Студент подписал договор. «Я в тот момент не видел другого варианта, как бы я оттуда просто ушел, — объясняет он.

— Я не предупредил никого из друзей и не знал, что эти люди могут со мной сделать. Поэтому для меня это был вынужденный шаг».

Иванов договорился с сотрудниками о встрече. Накануне назначенной даты один из сотрудников ФСБ написал Максиму в телеграм и поздравил активиста с днем рождения. Иванов, вопреки обещаниям, на встречу с силовиками не пришел, и те как будто бы о нем забыли. «Я после этого стараюсь не привлекать к себе внимание СМИ», — говорит он.

По словам Бадамшина, активист, которому поступило предложение о сотрудничестве, должен выслушать оперативников и понять, чем ему грозит отказ от разговора с ними: «Если возникла такая ситуация, то прежде всего важно больше слушать и меньше говорить. Второй момент: важно взять паузу и пойти к адвокату посоветоваться. Потому что такие предложения могут быть чем угодно — начиная от провокации и заканчивая пранком».

Ходить на встречи с сотрудниками ФСБ стоит только по одной причине — таким образом активист может узнать, существуют ли какие-то обстоятельства, которые могут повлиять на его привлечение к уголовной ответственности в будущем, говорит адвокат Дмитрий Динзе.

«Я советую ходить и записывать на диктофон такие разговоры, чтобы в будущем можно было иметь доказательства, что со стороны правоохранительных органов были какие-то провокации. Конечно, это надо делать», — объясняет адвокат.

При этом сотрудники Центра «Э», по словам Динзе, едва ли могут создать реальные проблемы для активистов: у них нет таких полномочий. Другое дело — сотрудники ФСБ, у них действительно могут быть рычаги давления, отмечает он.

По словам адвоката, вербовка — это важная часть оперативной работы. «Это же „палка“ в палочной системе оперативного работника.

Если у них на приколе будет мало агентов, то они не смогут писать нормальные справки-меморандумы о том, что им стало известно от оперативных источников. Агента на самом деле даже может не быть, он может быть выдуманным.

Чем больше агентов завербует оперативник, тем лучше для него. Поэтому иногда агентов выдумывают, а иногда есть и реальные», — говорит Дмитрий Динзе.

Источник: https://ovdinfo.org/articles/2018/11/20/mozhem-i-po-plohomu-kak-siloviki-predlagayut-aktivistam-sotrudnichat-s-nimi

Юр-консультант.ру
Добавить комментарий