Как поступить в решении вопроса о половине земельного участка?

Власть меняется на фоне заявлений об успехах, а прорыва все нет – эксперт об итогах года ~ РИА Дербент

Как поступить в решении вопроса о половине земельного участка?

В интервью РИА «Дербент» экономист Маир Пашаев поделился своим мнением относительно итогов уходящего 2019 года для Республики Дагестан.

– Маир Эминбекович, как Вы оцениваете республиканский законопроект, согласно которому дагестанские города на пять лет лишаются права на разработку и утверждение генпланов, на выделение земельных участков, выдачу разрешений на строительство и многое другое, а данные компетенции переходят в республиканское управление? Не является ли это решение грубым нарушением Конституции РФ и подрывом полномочий муниципалитетов?

– Новость для муниципалитетов, как снег на голову, из разряда шоковых: указанные в законопроекте 24 направления земельного и архитектурно-строительного комплекса составляют весомую часть всего набора компетенций городских администраций, равно как и доходов чиновников.

С другой стороны, они же обеспечили львиную долю выявленных нарушений и злоупотреблений на муниципальном уровне. С государственной точки зрения – вроде, все правильно: государство наводит порядок.

В разрезе Конституции РФ, надо посмотреть, какие права граждан закреплены, а какие из них реализуются, защищены на муниципальном уровне, чтобы муниципальная власть претендовала на эти и другие полномочия.

Право на труд у граждан есть – работы нет, муниципальные власти ничего не предпринимают для создания рабочих мест.

Право на жилье закреплено – разве муниципалитеты обеспечивают граждан жильем? Программы переселения из ветхого жилья, программы строительства жилья по нацпроектам, ипотечные программы – все они федеральные, государственные.

В структуре доходов граждан перевес за федеральным финансированием: зарплаты в сферах образования, здравоохранения и во многих сегментах госслужбы, пенсии, пособия и т.д. Комфортная среда – федеральное финансирование, безопасность – за федеральными государственными службами.

И тут государство заявляет: а с чего муниципалитетам такие широкие полномочия, если и права граждан реализует государство, и финансирование в основном государственное? Между прочим, Владимир Путин в среду, 25 декабря, заявил, что необходимо изучить вопрос создания в стране единой системы публичной власти, взаимоувязанной с государственной и муниципальной.

– Одним из достижений Владимира Васильева на должности Главы Дагестана считается увеличение сбора налогов. Насколько достигнутые в этой сфере результаты столь значительны, чтобы транслировать опыт Дагестана на другие регионы?

– Он не раз озвучивал увеличение налогов за 2018 год на 6 млрд рублей как личную заслугу.

Но никто не проводил ни структурный, ни факторный анализ – в каких сегментах и за счет чего произошел рост? И на что рост налогов сказывается отрицательно? Резко увеличили размер бюджета 2018 года – выросли налоги с бюджетных расходов.

Увеличили зарплаты в бюджетной сфере – выросли поступления по НДФЛ. За 2018-2020 гг. размер республиканского бюджета увеличили на 40%, ну и налоги вырастут примерно так же.

Но, в то же время, если где-то прибыло, значит где-то и убыло. На другой чаше весов – реальные доходы населения снижаются, меньше осталось средств у предприятий на зарплаты работникам и развитие. В итоге совокупный спрос снижается, что тормозит экономику.

Вместо традиционных 4-6 млрд рублей убытков в последние годы, отрицательное сальдо совокупного результата по экономике дагестанских предприятий за 2018 год составило 12 млрд рублей.

А в текущем году и вовсе ожидается до 20 млрд рублей убытков! Кто за это несет ответственность? Совокупная задолженность предприятий за два года выросла с 50 млрд до 92 млрд рублей. Продолжает из года в год увеличиваться задолженность Дагестана за потребленные газ, электроэнергию.

Частично убытки растут по причине оплаты предприятиями растущих налогов. С другой стороны, предприятия рефлексируют на налоговый пресс и начинают показывать убытки, чтобы уйти от налогов.

Сокращается количество зарегистрированных предприятий, уменьшается численность занятых в сфере МСП.

Дело дошло до того, что Владимир Путин обратил внимание: увеличение фискальной нагрузки отрицательно сказывается на экономике.

– Дагестан занимает предпоследнее место в стране по уровню зарплат. Как это соотносится с многочисленными заявлениями властей об улучшении социально-экономического положения в республики, а также росте зарплат и благосостояния ее жителей?

– Действительно, достигнутая в Дагестане средняя зарплата около 26,5 тысяч рублей, сравнительно низкая по стране. Но более точную картину дает медианная зарплата – средняя зарплата большинства.

Например, если убрать 10% высокооплачиваемых граждан Дагестана, то средняя зарплата остальных 90% работающих граждан составит около 19,1 тысяч рублей. И модальная зарплата – наиболее часто встречающийся размер зарплаты – в Дагестане составляет чуть больше 13 тысяч рублей.

В текущем году в Дагестане отмечен рост номинальной заработной платы на 7%, но его надо бы соотнести с размером годовой инфляции, с увеличением налогов, сборов, пошлин. К сожалению, реальные доходы населения не увеличиваются.

Что касается благосостояния граждан, есть четыре безусловных параметра оценки эффективности власти, как государственной, так и муниципальной:

  1. Доступное и качественное жилье.
  1. Комфортная и экологичная среда.

Насколько нам известно, по всем четырем направлениям в Дагестане пока серьезные проблемы и нет существенных достижений. Тем более, для докладов наверх.

– В известном конфликте между Владимиром Васильевым и руководителем республиканского УФК Сайгидгусейном Магомедовым много спорных моментов и неясностей. Если кратко, в чем их суть и  насколько конфликт способен помешать как достижению целевых параметров нацпроектов, так и исполнению республиканского бюджета в текущем году?

– Суть конфликта глубже – ее надо квалифицировать как системный сбой и постараться выработать системные решения на будущее. Истина посередине – около половины бюджетных затрат произведены с теми или иными нарушениями, это факт.

А параметры нацпроектов в Дагестане достигнуты примерно наполовину, по итогам 11 месяцев было отставание такого порядка – данные правительства, Счетной палаты, казначейства разнятся. И опять-таки, Дагестан попал под критику федеральной власти по причине отставания исполнения нацпроектов. За декабрь, возможно, картина изменится в лучшую сторону.

По крайней мере, по дорогам, комфортной среде исполнение ближе к 100%. Тем не менее, как и по итогам прошлого года, ожидается неосвоенный остаток бюджетных средств в размере 7-10 млрд. рублей.

– Насколько, на Ваш взгляд, являются обоснованными опасения Васильева относительно безопасности гидротехнических сооружений Дагестана?

– Еще в 2004 году я опубликовал статью о гидроэнергетическом комплексе республики, как о бомбе замедленного действия.

Опасения вполне обоснованы, но логичен вопрос: а разве об этом не было известно раньше? И почему работы по устранению опасных последствий не проводились своевременно, согласно техническим нормам и регламентам? Очень странная ситуация: полреспублики в опасности и теперь ищут деньги, исполнителей, назначают сроки работ.

– Счетная палата России раскритиковала республику из-за ситуации с объектами незавершенного строительства. Каковы перспективы Дагестана в данном направлении?

– Раскритиковала не только Счетная палата. Критика в адрес республики была озвучена и на совещании у премьер-министра России (включая программу переселения из ветхого жилья).

В начале текущего года от главы Минэкономразвития Максима Орешкина прозвучала информация, что в Дагестане якобы 372 незавершенных объекта и для их завершения целесообразно принять федеральную программу стоимостью 360 млрд рублей. Но пока такой программы нет.

А теперь председатель правительства Дагестана выявил более двух тысяч объектов незавершенного строительства только в сфере образования.

Сколько же незавершенных объектов всего по всей республике на самом деле? Сколько денег заморожено? И какова стоимость программы по завершению? Мне кажется, в этой сфере пока не все ясно, не все так просто и может быть выявлена масса злоупотреблений, хищений.

– Как Вы оцениваете слова премьера Артема Здунова о том, что дагестанский Минтранс построил дороги и мосты на сэкономленные в сфере строительства 2 млрд рублей?

– Радоваться надо. Вот только с учетом того, что дороги и мосты являются традиционной для дагестанских чиновников базой отмывания бюджетных денег. Все мы помним недавно выявленный картельный сговор в отрасли на 17 млрд рублей и масштабные хищения, уголовные дела.

– Власти Дагестана объявили о том, что в 2020 году наполовину сократится дефицит педагогов в сельских школах. Насколько реальны эти заявления?

– Прежде всего, необходимо провести точную диагностику проблемы и скорректировать оценку нехватки педагогических кадров. И тогда, быть может, выясниться, что 300 педагогов не хватает в одной Махачкале или скажем, в Хасавюртовском районе.

Как может сократиться дефицит педагогов в сельских школах, если их остро не хватает в городских? Пора бы системно подходить к отраслям. Педагоги уезжают в другие регионы, где зарплата в разы выше и уезжают не первый год.

Педуниверситет который год лихорадит и никому дела нет!

В системе Минобрнауки из общего количества только 50% педагогических кадров: чем занимается остальная армия? Заявляют о средней зарплате учителей 23-25 тысяч рублей, но без учета нагрузки в 1,5-2 ставки, работы во вторую и даже третью смены, без учета зарплат высокооплачиваемых чиновников в сфере образования. Федеральный образовательный стандарт единый по стране: не должны быть разрывы ни по качеству школ и условиям работы учителей, ни по зарплате, в 5-7 раз по стране.

пресс-служба главы РД

– Как вы оцениваете заявление Орешкина о том, что Дагестан в числе лидеров в стране по социально-экономическому развитию? За достигнутые успехи Дагестан получил федеральный грант в размере почти 1,3 млрд рублей и по инициативе Васильева идет широкое обсуждение актуальных направлений его освоения. Ваше мнение, на что следовало бы потратить грант?

– Федеральному министру виднее. Я может что упустил, не заметил? Что касается федерального гранта, однозначно – передать сумму гранта Махачкале.

Город выполняет столичные функции, а это дополнительная нагрузка, бюджетная обеспеченность на душу населения в городе самая низкая по республике, и проблем накопилось много, и лучшие перспективы получить ощутимый результат при концентрации такой значительной суммы в одном муниципалитете.

– Нельзя не затронуть развитие Дербента. Как реализуются правительственная программа, представленные мастер-планы и оправдываются ли ожидания горожан?

– Администрации еще предстоит выработать сводную программу долгосрочного развития на основе уже утвержденной правительственной программы, представленных финалистами конкурса Стратегия-2040, мастер-планов и нового генплана, который предстоит разработать в 2020 году.

Еще достаточно много земельных вопросов, предстоит завершить сложный проект очистных сооружений, выработать решения по реализации проекта Набережной протяженностью 12 км – вся прибрежная территория застроена.  Переломными для города могут стать 2021-2022 годы, и тогда уместно подведение промежуточных итогов.

В то же время, для достижения намеченных целей и, прежде всего, для создания достаточного количества рабочих мест, город нуждается в широкой инвестиционной программе.

– Каким, на Ваш взгляд, получился 2019 год для Южного Дагестана? Какие направления прогрессировали, а какие, продолжают стагнировать? Сокращается отставание региона от остальной республики? Можно ли занести год в актив?

– Несмотря на некоторые сдвиги в развитии, регион в целом отстает от остального Дагестана. Прорывных направлений пока нет. Но, безусловно, в 2019 году были и позитивные новости. Кроме Дербента, можно отметить решение по созданию национального парка и начало работ по проектированию Самурского энергетического кластера.

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://riaderbent.ru/vlast-menyaetsya-na-fone-zayavlenij-ob-uspehah-a-proryva-vse-net-ekspert-ob-itogah-goda.html

Исправление кадастровой ошибки

Как поступить в решении вопроса о половине земельного участка?

В данной статье мы поговорим об исправлении кадастровой ошибки в местоположении границы земельного участка.

Попробуем разобраться, что же это за действие — исправление кадастровой ошибки и кто этим занимается?

Определение кадастровой ошибки приводится в законе «О государственном кадастре недвижимости»:

Воспроизведенная в государственном кадастре недвижимости ошибка в документе, на основании которого вносились сведения в государственный кадастр недвижимости.

Как узнать, что в местоположении вашего земельного участка допущена кадастровая ошибка?

Если у вас есть свидетельство о государственной регистрации права на земельный участок, а также кадастровый паспорт на земельный участок с установленными границами, то никаких действий предпринимать не нужно. Обычно кадастровая ошибка выявляется при проведении межевания смежного земельного участка.

Допустим, ваш участок уже стоит на учете с границами, а соседний участок еще нет. Ваш сосед идет в межевую организацию и заказывает межевание своего земельного участка.

Геодезист выезжает на местность, получает координаты и  потом выясняется, что полученные координаты по смежной части границы (одновременно являющейся и вашей частью границы, и частью границы соседа) не соответствуют тем, что указаны в государственном кадастре недвижимости относительно вашего земельного участка.

В данном случае имеет место кадастровая ошибка в отношении вашего земельного участка. Исправить кадастровую ошибку может любой кадастровый инженер, но нужно понимать, что это дополнительные работы. И кадастровый инженер, не допускавший ошибки, не обязан исправлять ее бесплатно.

Обычно в таких случаях кадастровый инженер, проводящий межевание соседа, обращается к вам с предложением исправить кадастровую ошибку в местоположении вашего земельного участка за плату.

Что в таком случае делать Вам? Вы можете обратиться в межевую организацию, которая делала вам межевание и допустила ошибку. У вас на руках должен быть договор на выполнение кадастровых работ, заключенный с этой организацией. Если межевая организация, выполнявшая работы, отказывается исправлять кадастровую ошибку бесплатно, вы можете обратиться в суд.

Что будет, если вы ничего не будете делать? Согласно закону «О государственном кадастре недвижимости» никто не вправе требовать иначе как на основании решения суда, в том числе в связи с совершением сделки, от собственника поставленного на учет объекта недвижимости или от иного лица осуществления учета изменений данного объекта недвижимости. Отсюда вытекает, что вы не обязаны ничего предпринимать и не обязаны никому ничего платить.

Могут ли без вашего согласия исправить кадастровую ошибку в местоположении вашего земельного участка? Заявление об исправлении кадастровой ошибки  в орган кадастрового учета может подать только собственник исправляемого земельного участка.

Есть второй вариант: согласно действующему законодательству при проведении межевания земельного участка могут быть одновременно уточнены и границы смежного земельного участка, в том числе в связи с исправлением кадастровой ошибки.

В данном случае собственник исправляемого земельного участка не должен подавать дополнительное заявление в кадастровую палату, но в акте согласования должна стоять его подпись, подтверждающая его согласие с новыми границами. Это варианты, осуществляемые мирным путем.

Оба варианта не возможны без участия собственника исправляемого земельного участка. Исправить кадастровую ошибку без вашего участия возможно через суд, либо с участием органа кадастрового учета (читайте ниже).

Орган кадастрового учета также может выявить кадастровую ошибку

Орган кадастрового учета при обнаружении кадастровой ошибки в сведениях принимает решение о необходимости устранения такой ошибки, которое должно содержать дату выявления такой ошибки, ее описание с обоснованием квалификации соответствующих сведений как ошибочных, а также указание, в чем состоит необходимость исправления такой ошибки.

Орган кадастрового учета не позднее рабочего дня, следующего за днем принятия данного решения, направляет его заинтересованным лицам или в соответствующие органы для исправления такой ошибки.

Суд по требованию любого лица или любого органа, в том числе органа кадастрового учета, вправе принять решение об исправлении кадастровой ошибки в сведениях.

По истечении шести месяцев со дня направления решения о необходимости устранения кадастровой ошибки в сведениях государственного кадастра недвижимости о местоположении границ земельного участка орган кадастрового учета вправе внести изменения в сведения государственного кадастра недвижимости о местоположении границ и площади такого земельного участка без согласия его правообладателя. Изменение в государственном кадастре недвижимости сведений о местоположении границ земельного участка при исправлении кадастровой ошибки осуществляется органом кадастрового учета с учетом сведений, содержащихся в документах, указанных в части 9 статьи 38 Закона «О ГКН», с использованием картографической основы кадастра в порядке, установленном органом нормативно-правового регулирования в сфере кадастровых отношений. При этом площадь земельного участка после исправления кадастровой ошибки может отличаться от площади земельного участка, сведения о которой содержатся в государственном кадастре недвижимости, не более чем на пять процентов.

Итак, подведем итоги.

  1. Кадастровую ошибку может выявить кадастровый инженер в результате проведения кадастровых работ
  2. С 1 октября 2013 года орган кадастрового учета при обнаружении кадастровой ошибки в сведениях принимает решение о необходимости устранения такой ошибки
  3. Суд по требованию любого лица или любого органа, в том числе органа кадастрового учета, вправе принять решение об исправлении кадастровой ошибки в сведениях
  4. Сам собственник не может выявить кадастровую ошибку в местоположении границы своего земельного участка, так как для этого нужны специальные геодезические приборы и знания

Итак, вы только что узнали, что такое исправление кадастровой ошибки

Источник: http://cadastral-engineer.ru/ispravlenie-kadastrovoj-oshibki/

Раздел дома и прилегающего земельного участка

Как поступить в решении вопроса о половине земельного участка?

И. Н. Иванеженкова,
редактор газеты “Земельная газета”, г. Брянск

У владельцев частного дома и земельного участка, на котором этот дом расположен, нередко возникает потребность разделить общее имущество. Семьи растут, дети хотят жить своей жизнью, отдельно от родителей, но при этом существующая площадь для проживания всех устраивает.

В этой ситуации целесообразнее не продавать дом или менять его на две квартиры, а попросту разделить собственность и устраивать свой быт по своим правилам, не мешая соседям-родственникам.

Поводы для раздела общей недвижимости могут быть и другие — развод супругов, например, но в любом случае каждому собственнику, перед которым встаёт данная проблема, необходимо знать все нюансы данной процедуры, чтобы грамотно урегулировать вопрос.

Прежде чем начать разговор, напомним, что раздел общего совместного имущества отличается от выдела доли из имущества, находящегося в общей долевой собственности.

Основное отличие этих видов собственности в том, что в первом случае общее имущество делится между всеми участниками собственности, а во втором участник долевой собственности выделяет свою часть (долю), при этом прочее имущество остаётся в общей долевой собственности оставшихся владельцев. Таким образом, выдел доли применяется, когда домом и землёй владеют более двух человек.

Конечно, самое идеальное решение — раздел общей совместной собственности по добровольному соглашению сторон. Если владельцы дома и земельного участка пришли к обоюдной договорённости, им достаточно лишь оформить данное соглашение и заверить его у нотариуса.

Важно, чтобы орган местного самоуправления издал постановление о разделении земли, которая была в общей совместной собственности, на два самостоятельных участка.

После этого нужно провести процедуру раздела участка, поставить два вновь образованных участка на государственный кадастровый учёт и зарегистрировать недвижимость каждого из новых собственников. Информацию об этом вы без труда найдёте на нашем сайте.

Другое дело, когда стороны ссорятся при разделе, не могу прийти к единому мнению. А бывает и так, что совладелец вообще уехал в неизвестном направлении и не подаёт о себе никаких вестей уже довольно долгое время. Как быть в этом случае? Выход один — обращаться в суд. И этот более сложный путь мы рассмотрим более подробно.

Первым условием для разделения домовладения и прилегающего участка является соблюдение прав сторон: в результате процедуры не может быть нанесён какой-либо ущерб имуществу, которое имеет нескольких владельцев. Об этом говорит Гражданский кодекс РФ, ст. 252.

Важно составить исковое заявление грамотно. В нём нужно описать жилые помещения, предварительно указать границы земельных участков, которые образуются после раздела, приложить соответствующие документы и их копии. Вам поможет в этом компетентный юрист. Иск вместе с пакетом документов подаётся в суд по месту жительства вашего противоборствующего или пропавшего без вести соседа.

ДЕЛИМ ДОМ

Что касается раздела дома, то в результате этой процедуры он перестаёт существовать как единый объект недвижимости. Чтобы провести регистрацию права собственности на образовавшиеся после раздела части, необходимо заявить требование о прекращении права участников общей долевой собственности на этот жилой дом.

Варианты раздела домовладения определяются на основании строительно-технической экспертизы. При этом каждая часть дома должна быть изолированной, с отдельным входом, иметь естественное дневное освещение (окна) и отопление.

В ходе проведения такой экспертизы учитываются и соответствие помещения санитарным и техническим требованиям к данному типу домов и региону.

В частности, в каждой из частей должны быть водопровод и канализация, оборудованная вентиляция, проведено газоснабжение и т.д.

Закон предусматривает раздел дома на части в строгом соответствии с размером долей сторон. Если это невозможно технически, от данного правила можно отступить, предоставив денежную компенсацию (в размере, эквивалентном реальной стоимости имущества на момент спора) за некую часть имущества тому владельцу, права которого при разделе будут ущемлены.

После того как на основании принятого судебного решения будет выделена доля в натуре, каждый собственник должен получить в отделе Росреестра новые правоустанавливающие документы на недвижимость с изменившейся площадью и адресом (например, вместо «дом 7» в новом свидетельстве будет написано «дом 7-а» или «дом 7 квартира 1»).

ДЕЛИМ ЗЕМЛЮ

Порядок оформления прав собственности на землю сегодня упрощён, поэтому совладельцы земли заключают договор о разделе участка, который заверяется у нотариуса. Напомним вкратце основные моменты по вопросу раздела земельного участка.

Разделить землю в России можно только при условии её делимости.

Это означает, что каждая из вновь образованных частей должна стать самостоятельным земельным участком, с минимальной допустимой площадью и тем же разрешённым видом использования, что и у исходного.

Границы и площади новых участков будут во многом зависеть от того, как был разделён жилой дом в натуре, поскольку основной принцип, который декларирует земельное законодательство, — единство судьбы участка и расположенного на нём дома.

При образовании в доме отдельных квартир необходимым условием является обеспечение отдельных входов для каждого собственника и доступа к нему по своему земельному участку. Если собственников двое, это не составляет труда. Однако если владельцев больше, земельный участок перекраивается в самых немыслимых вариантах.

В завершение отметим, что суд может и отказать в иске о разделе имущества. Если причиной отказа является неделимость данного дома и земельного участка, то может быть установлен порядок пользования.

В этом случае каждому из собственников передается конкретная часть имущества, тем не менее юридически и земля, и дом остаются неразделенными, т.е.

право общей собственности на недвижимость не прекращается.

Также суд может принять решение и о продаже спорной недвижимости (или ее части) и разделе полученных таким путем денежных средств соответственно долям собственников.

22.08.2019

Зелёная дорожка: дачная амнистия продлена, но не для всех

Источник: https://1k-k.ru/razdel-doma-i-prilegayushhego-zemelnogo-uchastka/

Верховный суд разобрался с землей, на которой стоят частные дома

Как поступить в решении вопроса о половине земельного участка?

Кому по закону принадлежит земля, на которой стоит жилой дом, – собственнику земельного участка или новому хозяину дома? Такой “земельно-домовой” вопрос оказался до такой степени острым и болезненным, что рассудить спор смог только Верховный суд. Вынесенное им решение по одному частному спору может оказаться важным не только для тех граждан, которые непосредственно участвовали в этих судебных процессах, но и остальным собственникам земли и частных домостроений.

Суть возникшего конфликта проста. В Краснодарском крае некий гражданин оказался владельцем земельного участка и стоящего на нем жилого дома. Недвижимость перешла к нему по наследству.

Новый хозяин по дарственной уступил дом женщине, а она оформила на дом право собственности и зарегистрировала свою недвижимость в госреестре. Причем дама узаконила одновременно свои права и на дом, и на землю, на которой этот дом стоит.

Оформив все документы, гражданка дом благополучно продала.

Собственник земли пошел в районный суд с жалобой на действия женщины и нового хозяина дома.

Он потребовал аннулировать запись в Едином государственном реестре прав о регистрации земельного участка и признать сделку женщины и ее покупателя по купле-продаже земли и дома недействительными.

Он считал, что только у него есть право собственности на землю под домом, и женщина могла распоряжаться лишь строением, не трогая его участок.

Районный суд полностью удовлетворил требования истца, вернув ему землю. Краснодарский краевой суд с таким решением не согласился и отменил решение районного. Но решение второй инстанции отменил уже президиум краевого суда. Он вернулся к началу и сказал, что районный суд, пойдя навстречу собственнику земли, был полностью прав.

В итоге дело дошло до Верховного суда, который сказал – нет, не прав был президиум краевого суда, и подобные земельные споры надо решать иначе.

Вот логика главного суда страны. Итак, хозяин через дарственную передал женщине дом. Участок, на котором дом стоит, хозяин ей не передавал.

Женщина регистрирует на себя право собственности на дом и землю. Потом недвижимость продает. Районный суд, приняв от собственника земли иск, согласился вернуть мужчине землю. Вторая инстанция назвала это решение ошибочным.

Потому, что вопрос о признании прав мужчины на участок земли на повестке заседания районного суда не стоял. Там речь шла об аннулировании регистрации дома и земли, а также признании незаконным договора купли-продажи дома с землей.

А требования о признании права собственности мужчины на землю в иске не было прописано. Но почему-то районный суд этот вопрос решил. Судебная коллегия краевого суда на такую ошибку указала и районное решение отменила.

Президиум краевого суда все вернул на “районный уровень” и подтвердил, что право на спорный земельный участок принадлежит мужчине.

Верховный суд с таким вердиктом не согласился и указал судьям на Земельный кодекс. В нем установлен принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ним объектов. Это статья 1 пункт 1 подпункт 5. Согласно этой статье все “прочно связанные с земельным участком объекты следуют судьбе земельных участков”, за исключением случаев, установленных федеральным законом.

В другой статье – 35-й того же Земельного кодекса дословно записано следующее: при переходе права собственности на здание, строение, сооружение, находящееся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, и необходимым для его использования. Причем землю под домом и около пользует новый собственник на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний собственник.

Кстати, подчеркнул Верховный суд, точно такое же положение содержится и в Гражданском кодексе. Это статья 552. В ней говорится, что при продаже недвижимости, находящейся на земельном участке, не принадлежащем продавцу на праве собственности, покупатель приобретает право пользования части земельного участка на тех же условиях, что и до него имел продавец недвижимости.

Кроме этого, напомнил коллегам Верховный суд, есть еще один Федеральный закон. Он так и называется “О введении в действие Земельного кодекса”.

И в нем также предусмотрено, что граждане, к которым перешли права собственности на здания, объекты и сооружения, которые стоят на государственной или муниципальной земле, вправе зарегистрировать права собственности на такие участки, кроме случаев, когда земля не может предоставляться в частную собственность.

Верховный суд из всех этих правовых норм делает однозначный вывод – право пожизненного и наследуемого владения частью земельного участка, занятого зданием, переходит в порядке правопреемства от прежнего собственника к новому одновременно с приобретением права собственности на здание.

Так что, получив дом, женщина получила пожизненное право владения участком, на котором он стоит. По ходу разбора этого гражданского дела неожиданно выяснилось, что мужчина, подаривший даме дом, свой земельный участок в собственность не оформлял.

Он считал себя хозяином участка, но соответствующего документа у него не было. Так что право на однократное, бесплатное приобретение в собственность земли также перешло к даме.

Верховный суд встал на сторону новой хозяйки, которая по закону оказалась права.

Источник: https://rg.ru/2013/05/21/zemlya.html

Правовой режим оборудования АЗС: недвижимая вещь или часть земельного участка?

Как поступить в решении вопроса о половине земельного участка?

Все ругают кубанское правосудие. Обычно вспоминают судью Хахалеву и краснодарский краевой суд, какие-то феноменально «странные» решения сочинских судов. Критикуют и ФАС СКО за «креативные» решения. 

А я сейчас хочу похвалить кубанское правосудие. А конкретно – судью арбитражного суда Краснодарского края А.Л. Назыкова. 

В деле N А32-25814/2019 Газпромнефть против администрации Кореновского городского поселения Кореновского района Краснодарского края он обсуждает вопрос о то, что такое оборудование АЗС. 

«Основной вопрос в данном споре может быть сформулирован следующим образом: чем по отношению к земле выступают автозаправочная станция, включающая такие традиционные для данной отрасли объекты как подземные резервуары для хранения топлива и септик, а также помещение операторской.

Суд не может согласиться с предложенной истцом классификацией резервуаров и септика автозаправочной станции, равно как и самой этой автозаправочной станции, ни в качестве самостоятельных недвижимых вещей, ни как частей неделимой вещи, ни в качестве автозаправочного или иного комплекса. Рассуждая о таких вещах, которые изначально были движимыми, но затем были неразрывно (в большей или меньшей степени) связаны с землей, следует исходить из юридической максимы: ‘‘quicquid plantatur solo, solo cedit’’ (чтобы ни было прикреплено к земле – становится её частью).

Именно эта максима предваряет доктрину о так называемых “fixtures” – всевозможных устройствах, приспособлениях, оборудовании, – изначально будучи вещами движимыми, после присоединения их к земле они становятся частью земли, не подлежащей, по общему правилу, отделению от земли.

Они выполняют функцию улучшения земельного участка, делают его годным для занятия определенной деятельностью.

Однажды будучи прикреплённой к земле, движимая вещь утрачивает свои самостоятельные признаки, перестаёт существовать как таковая, становясь неотъемлемой частью земельного участка, тотчас поступая в собственность того, кому принадлежит земельный участок, причём без какой-либо дополнительной сделки. 

Для отнесения конкретной движимой вещи к классу так называемых “fixtures” необходимо учитывать 1) характер присоединения движимой вещи к земле 2) цель такого присоединения. Вещь становится частью участка, если она с этим участком неразрывно соединена.

Допустимы различные варианты такого присоединения к участку, причем оно не всегда должно быть неразрывным и непрерывным, подчас возможно и нахождение вещи на участке без какого-либо крепления, но за счет своего веса и предназначения вещь может считаться неразрывно связанной с участком.

Здания, например, с точки зрения теории “fixtures” считаются частью земельного участка (“part and parcel of the land”). 

Второй критерий – цель присоединения вещи к земле. Движимая вещь может сохранить свою самостоятельность, если целью её крепления к земле не являлось улучшение участка.

Если же соединение вещи с участком таково, чтобы сделать этот участок пригодным для занятия определенной деятельностью, то такое укрепление движимой вещи свидетельствует об утрате ею самостоятельного значения и влечёт её поступление в состав земельного участка и в собственность того, кому этот участок принадлежит. 

Однако из этого достаточно строгого правила предусмотрено исключение – для арендатора земельного участка, движимые вещи которого, прикрепленные к участку, хотя и рассматриваются как часть участка и собственность того, кому принадлежит участок, но могут быть отделены арендатором от этого участка и оставлены себе по истечению срока аренды. 

Такие улучшения участка, которые могут быть отделены от него арендатором по истечению срока аренды, принято обозначать в доктрине как “trade fixtures” – используемые арендатором в течение срока аренды устройства, приспособления, механизмы, соединенные им неразрывно с арендуемой землёй или зданием и считающиеся после такого соединения собственностью арендодателя земли или здания, но могущие поступить обратно в собственность арендатора в случае, если он их отделит от участка или от здания в течение или сразу же по окончании срока аренды. 

В данном случае видно, что “резервуарный парк”, на который истец зарегистрировал в публичном реестре своё, арендатора земельного участка, право собственности, представляет собой подземные резервуары, о наличии которых свидетельствуют только люки на поверхности арендуемого истцом участка. Эти резервуары являются подземными, и используются для слива жидкого топлива.

Подземные резервуары для хранения топлива, обозначаемые в нефтяном бизнесе как “underground storage tanks” (UST), или “underground fuel tanks”, не могут быть ничем иным кроме как “fixtures”, или, применительно к аренде земли для занятия бизнесом по торговле топливом, – “trade fixtures” (что предполагает возможность их отделения по окончанию аренды и оставление резервуаров бывшим арендатором земельного участка за собой). 

Они могут при определенных обстоятельствах оставаться движимыми вещами, но, как правило – такое оборудование после крепления в земельном участке становится его частью, поскольку не может функционировать без непрерывной связи с земельным участком, выражающейся в закапывании в земельный участок и бетонировании или ином подобном креплении. Никаким “сооружением” данное оборудование не является. Оборудование заправочной станции после его закапывания в земле сооружением не становится, а становится неразрывной частью этой земли, и служит целям использования земельного участка, обозначенным в договоре аренды, применительно к данному случаю эта цель использования земельного участка состоит в придорожном сервисе. Следовательно, самостоятельного права на земельный участок закопанное в нем оборудование автозаправочной станции не даёт, хотя бы на это оборудование зарегистрировали право собственности и присвоили ему кадастровый номер в реестре объектов недвижимости. 

Станция продажи топлива (“filling station”) также относится к категории “fixtures” – стационарно устроенного оборудования для продажи топлива, размещающегося, как правило, под навесом на мощении и управляемого из операторской.

Классификация заправочных станций в качестве “trade fixtures” является преобладающей в стране происхождения крупнейших транснациональных нефтяных корпораций, под брендом которых осуществляется продажа топлива по всему миру. Так, например, в деле Standard Oil Company v. La Crosse Super Auto Service (217 Wis. 237. Feb.

5, 1935) данный тезис принимается как само собой разумеющееся: “It is clear that the tanks and pumps were trade fixtures installed upon the premises by the plaintiff for temporary purposes connected with its business” (“очевидно, что резервуары и бензоколонки являются торговыми приспособлениями, установленными на участке истцом для временных целей своего бизнеса”); в деле Sgro v Getty Petroleum Corp. ( 854 F.Supp. 1164 (1994) принадлежность оборудования топливозаправочной станции к категории “trade fixtures” не вызывает никаких сомнений: “The law recognizes that as a general rule, unless a contrary intent is clear, items of commercial equipment, even if firmly attached to realty, constitute “trade fixtures”, and may be removed by the owner at the expiration of a lease of the property … The undisputed facts in this case demonstrate that the underground tanks and related equipment … were “trade fixtures”” (“Признано правом как общее правило, если только не очевидно противоположное намерение, что предметы коммерческого оборудования, даже если они прочно прикреплены к земле, являются “торговыми приспособлениями”, и могут быть удалены владельцем по истечении аренды … Бесспорные факты в этом деле показывают, что подземные резервуары и относящееся к ним оборудование … являются “торговыми приспособлениями”); в деле McCraw Oil Company, Inc. v. Pierce ( 2004 OK Civ. App. 7 (Okla. Civ. App. 2003)) относимость к “торговым приспособлениям” подземных топливных резервуаров и иного оборудования заправочных станций отмечается как правило в большинстве юрисдикций: “Independent research reveals a majority of jurisdictions treat USTs as trade fixtures which are removable by and remain the personal property of the bailor or lessee” (“независимое исследование показывает, что большинство юрисдикций рассматривают подземные топливные резервуары  как торговые приспособления, которые могут быть удалены и остаются  собственностью их владельца или арендатора”). 

При любом подходе, будь то доктрина “fixtures” общего права, или понятие недвижимой вещи в российском гражданском праве, закопанное в земле оборудование, в данном случае это резервуары автозаправочной станции и септик, не может стать сооружением и быть зарегистрированным как сооружение в публичном реестре с регистрацией права собственности арендатора земельного участка, установившего это оборудование и укрепившего его в земле. 

Такая регистрация является ошибочной и безосновательной, и не может признаваться судом как доказательство наличия в собственности арендатора земельного участка “сооружения”, дающего ему право этот участок выкупить». 

Я могу сказать только одно – браво!

Источник: https://zakon.ru/Blogs/pravovoj_rezhim_oborudovaniya_azs_nedvizhimaya_vesch_ili_chast_zemelnogo_uchastka/79736

Юр-консультант.ру
Добавить комментарий