Как рассчитать компенсацию за нарушение исключительного права на произведение?

Компенсацию за нарушение исключительных прав можно снижать без предела

Как рассчитать компенсацию за нарушение исключительного права на произведение?

Положения Гражданского кодекса РФ, позволяющие правообладателю требовать компенсации за нарушение исключительного права на объект интеллектуальной собственности, но не предусматривающие для суда возможности снизить общую сумму компенсации при нарушении прав сразу на несколько объектов, не соответствуют общеправовому принципу соразмерности (пропорциональности) санкции совершенному правонарушению и положениям основного закона страны. Суд вправе снизить размер взыскиваемой компенсации ниже установленного законом минимального предела, но только при наличии определенных условий.

При нарушении индивидуальным предпринимателем одним действием прав сразу на несколько объектов интеллектуальной собственности общий размер компенсации, который подлежит выплате правообладателю по его выбору вместо возмещения причиненных убытков, может быть меньше общего размера компенсации, исчисленного по минимальным лимитам за нарушение права на каждый объект в отдельности. Проще говоря, при нарушении прав на несколько объектов «цена» каждого нарушения может быть ниже установленного законом минимального предела. Сейчас такой порог составляет 10 000 руб. Данный вывод содержится в постановлении Конституционного суда РФ от 13.12.2016 № 28-П «По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края» (далее — Постановление № 28-П).

Однако необходимо отметить, что для применения данного КС РФ и безусловно спасительного для нарушителей толкования необходимо наличие определенных условий.

Во-первых, речь идет о нарушении прав на несколько объектов одним действием, а не о совокупности отдельных нарушений.

Во-вторых, общий размер компенсации, исчисленный по установленным в ГК РФ минимальным лимитам, должен многократно превышать размер причиненных правообладателю убытков.

В-третьих, убытки должны поддаваться исчислению с разумной степенью достоверности, а их превышение должно быть доказано ответчиком.

В-четвертых, правонарушение должно быть совершено индивидуальным предпринимателем впервые.

В-пятых, использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не должно являться существенной частью предпринимательской деятельности нарушителя и не должно носить грубый характер.

Правовые нормы, которые стали предметом рассмотрения в КС РФ, предусматривают возможность правообладателя вместо взыскания с нарушителя причиненного ущерба потребовать выплаты денежной компенсации.

Так, при нарушении исключительного права автор (иной правообладатель) сможет претендовать на компенсацию в размере от 10 000 до 5 млн руб. (подп. 1 ст. 1301 ГК РФ). Аналогичные лимиты размеров компенсаций предусмотрены для обладателей исключительного права на объект смежных прав или товарный знак (подп. 1 ст.

1311, п. 3 ст. 1252 ГК РФ). Конкретный размер компенсации определяется судом с учетом характера нарушения.

Изначально указанные нормы были сформулированы таким образом, что выплата компенсации предполагалась за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

После внесения в 2014 г. изменения в часть четвертую ГК РФ (Федеральный закон от 12.03.

2014 № 35-ФЗ) компенсации предусмотрены за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, а при нарушении принадлежащих одному и тому же лицу прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности общий размер компенсации допустимо снижать ниже минимального предела, но не менее 50% суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения (п. 3 ст. 1252 ГК РФ).

За продажу диска стоимостью 75 руб. правообладатель попросил почти миллион

В 2013 г. индивидуальный предприниматель продал диск с записью нескольких десятков аудиозаписей песен известного российского певца за 75 руб. Однако закупка оказалась контрольной и даже фиксировалась на видео.

Компания, обладающая исключительными правами на аудиозаписи, обратилась в суд с иском к предпринимателю, потребовав вместо возмещения причиненного ущерба выплатить компенсацию — около 1,8 млн руб.

Правда, затем сумма требований была снижена до 859 000 руб.

Арбитражный суд первой инстанции при рассмотрении дела удовлетворил требования истца только частично, снизив размер взыскиваемой компенсации с 859 000 до 15 000 руб.

Судьи посчитали, что продажа контрафактного диска с несколькими десятками фонограмм является продажей одной партии однотипных товаров, то есть одним случаем правонарушения.

Также во внимание было принято тяжелое материальное положение ответчика. Апелляционная инстанция с этим вердиктом согласилась.

Однако при рассмотрении дела в кассационной инстанции Суд по интеллектуальным правам (СИП) пришел к выводу, что каждое из музыкальных произведений и фонограмм, содержащихся на компакт-диске, является самостоятельным объектом авторских и смежных прав, подлежащим защите. А значит, компенсацию правообладатель вправе требовать отдельно за каждую фонограмму.

Поскольку правило о снижении общего размера компенсации при нарушении прав сразу на несколько объектов интеллектуальной собственности вступило в силу в 2014 г., а рассматриваемое правонарушение было совершено за год до этого, то, по мнению СИП, суды не вправе были снижать общий размер компенсации до 15 000 руб.

Судебные акты первой и апелляционной инстанции отменили и направили дело на новое рассмотрение.

Выводы судов о злоупотреблении правом со стороны истца и о том, что истцом не утрачена возможность предъявления требований не только к продавцу товара, но и к его производителю и перепродавцам суд по интеллектуальным правом посчитал необоснованными.

Несоразмерная компенсация нарушает положения Конституции

Арбитражный суд Алтайского края, рассматривавший дело в первой инстанции, обратился в Конституционный суд РФ с запросом о проверке конституционности подлежащих применению в указанном деле положений ГК РФ, которые не позволяют суду снижать компенсацию за незаконное использование нескольких результатов интеллектуальной деятельности до размера, который бы соответствовал характеру и тяжести совершенного правонарушения.

Судьи КС РФ пришли к выводу, что сами по себе правовые нормы Конституции РФ не противоречат. Однако при определенных обстоятельствах такое противоречие возможно.

В силу значительной специфики объектов интеллектуальной собственности, обусловленной их нематериальной природой, правообладатели ограничены как в возможности контролировать соблюдение принадлежащих им исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации третьими лицами и выявлять допущенные нарушения, так и в возможности установить точную или по крайней мере приблизительную величину понесенных ими убытков (особенно в виде упущенной выгоды), в том числе если правонарушение совершено в сфере предпринимательской деятельности. Этой спецификой обусловлена и необходимость установления специальных способов защиты нарушенных исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности, в том числе упомянутой компенсации по выбору потерпевшего. Конкретный размер компенсации определяется судом в пределах, предусмотренных законом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости. Таким образом, возможна ситуация, когда в пользу правообладателя взыскивается компенсация в размере, превышающем размер фактически причиненных ему убытков. Принимая во внимание затруднительность расчета размера убытков в каждом конкретном случае правонарушения, допущение законом такой возможности не является мерой, несовместимой с основными началами гражданского законодательства.

В то же время не исключаются и ситуации, при которых мера ответственности за однократное нарушение исключительных прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации даже с учетом его характера и последствий, а также других обстоятельств дела может оказаться чрезмерной, не отвечающей требованиям разумности и справедливости. Ведь, как было сказано выше, конечный размер компенсации не может составлять менее 50% суммы минимальных ее размеров для каждого объекта, права на который нарушены.

Судьи обратили внимание, что если речь идет о нарушителе-компании, то подобные санкции обычно чрезмерно не вторгаются в имущественную сферу участников такой компании — физических лиц.

Если же речь идет об индивидуальном предпринимателе, который отвечает по своим обязательствам всем своим имуществом, то назначение такого наказания может не только поставить под сомнение продолжение таким лицом предпринимательской деятельности, но и крайне негативно отразиться на его жизненной ситуации.

Таким образом, размер ответственности может в сопоставлении с совершенным деянием превысить допустимый с точки зрения принципов равенства и справедливости предел и в конечном счете привести к нарушению ст. 21 Конституции, которая гарантирует охрану государством достоинства личности и не допускающей наказаний, унижающих человеческое достоинство.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/334158/

Нарушение и ответственность

Как рассчитать компенсацию за нарушение исключительного права на произведение?

За совершенное правонарушение, в том числе в авторско-правовой сфере и интеллектуальной собственности, в отношении нарушителя может наступать ответственность трех видов, согласно действующему законодательству:

Гражданско-правовая ответственность за нарушение авторских прав

Данный тип ответственности за нарушение авторских прав – самый распространенный. Ответственность в таком случае регулируется четвертой частью Гражданского кодекса.

Гражданско-правовая ответственность за нарушение может наступить в случае предъявления требований:

  • от обладателей исключительных имущественных авторских прав
  • от лиц, ими уполномоченных
  • от организаций по управлению имущественными правами на коллективной основе

Защита исключительных прав

Защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности осуществляется путем направления претензии о нарушении прав и предъявления требований:

1)      о признании права – к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя;

2)      о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, – к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним;

3)      о возмещении убытков – к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб;

4)      об изъятии материального носителя в соответствии с пунктом 5 настоящей статьи – к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю;

5)      о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя – к нарушителю исключительного права.

В порядке обеспечения иска по делам о нарушении исключительных прав к материальным носителям и оборудованию могут быть приняты обеспечительные меры, установленные процессуальным законодательством (арест).

При нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела.

Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

Если юридическое лицо неоднократно или грубо нарушает исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, суд может в соответствии с пунктом 2 статьи 61 Кодекса принять решение о ликвидации такого юридического лица по требованию прокурора. Если такие нарушения совершает гражданин, его деятельность в качестве индивидуального предпринимателя может быть прекращена по решению или приговору суда.

Ответственность за нарушение исключительного права на произведение

В случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

  • в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда;
  • в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

Ответственность за нарушение исключительного права на объект смежных прав

В случаях нарушения исключительного права на объект смежных прав обладатель исключительного права вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

  • в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда;
  • в двукратном размере стоимости экземпляров фонограммы или в двукратном размере стоимости права использования объекта смежных прав, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование такого объекта.

Наиболее распространенное требование, предъявляемое правообладателями при нарушении авторских прав – требование о выплате компенсации. При этом, следует обратить внимание, что компенсация в размере от 10.

000 до 5.000.

000 рублей выплачивается за каждый случай нарушения, что подразумевает, если Вы нарушили авторские права на 10 объектов авторского права, то указанную компенсацию надо умножить на 10.

Также следует помнить, что удаление информации об авторском праве (копирайтов, указаний авторства и т.п.) влечет отдельную ответственность в виде возмещения убытков или компенсации в указанном размере.

Административная ответственность за нарушение авторских прав

Административная ответственность за нарушение авторских и смежных прав предусмотрена Кодексом об административных правонарушениях:

Ввоз, продажа, сдача в прокат или иное незаконное использование экземпляров произведений или фонограмм в целях извлечения дохода влечет наложение административного штрафана граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм в случаях, если:

  • экземпляры произведений или фонограмм являются контрафактными
  • на экземплярах произведений или фонограмм указана ложная информация об их изготовителях, о местах их производства, а также об обладателях авторских и смежных прав

Штраф за нарушение:

  • на должностных лиц – от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения
  • на юридических лиц – от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения.

Уголовная ответственность за нарушение авторских прав

Уголовная ответственность за нарушение авторских и смежных прав предусмотрена Уголовным кодексом:

Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав , приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере, наказываются

1)      штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев

2)      обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов

3)      лишением свободы на срок до двух лет.

Деяния, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) в особо крупном размере;

в) лицом с использованием своего служебного положения, –

наказываются лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

Деяния, предусмотренные Уголовным кодексом, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышают 50 000 – пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере 250 000 – двести пятьдесят тысяч рублей.

Для того, чтобы разграничить и определить применение уголовной и административной ответственности устанавливается, была ли у нарушителя цель извлечения дохода при нарушении. Если небыло, то административная ответственность исключается; если была, то далее разграничение происходит по размеру причиненного ущерба.

Если ущерб от нарушения авторских прав составляет в сумме до 50 000 рублей, то применяется административная ответственность, если больше, то уголовная.

Обычно, правоохранительные органы суммируют стоимость экземпляров или прав на имеющиеся в официальной продаже авторские произведения, фонограммы, фильмы или компьютерные программы.

Важно понимать, что привлечение к уголовной ответственности за нарушение возможно даже в том случае, если нарушитель авторских прав не получал дохода от такого нарушения и даже не имел цели извлечения дохода от нарушения, иными словами, если даже распространял охраняемые объекты авторских прав, которые имеют стоимость, на некоммерческой основе.

Статьи и новости по теме:

В самое ближайшее время, по инициативе министерства, планируется изменить законодательство, например >>

Дело в том, что жалобы якобы шли от самих пользователей и подписчиков аккаунта в Instagram >>>

Представители Национальной Ассоциации Телерадиовещания Казахстана и руководство зарубежных телевизионных каналов сделали совместное заявление >>>

Случайно или намеренно, телевизионные каналы нарушают авторские и смежные права >>>

Председатель КНР Си Цзиньпин рассказал о последних политических и экономических изменениях в стране >>

На днях президент США Дональд Трамп удивил мировое сообщество, подписав указ о 25% пошлинах на всю продукцию из Китая >>

Коммерческим и некоммерческим предприятиям, имеющим веб-сайты, где пользователи могут публиковать контент, необходимо будет получить или продлить свою защиту в 2017 году >>>

О возможном сенсационном иске к крупнейшему в мире видеохостингу от правообладателя заявил Ирвинг Азофф. Музыкальный менеджер и продюсер работает с популярным исполнителем Фареллом Уильямсом и именно о его видеоклипах и идет речь >>>

[  1   2   3   4   5   6   7  ]

Источник: http://www.copyright.ru/ru/documents/zashita_avtorskih_prav/otvetstvennost_za_narushenie_avtorskih_prav

Компенсация за нарушение исключительных прав и природа гражданско-правовой ответственности

Как рассчитать компенсацию за нарушение исключительного права на произведение?

“Российская газета” сообщает, что Конституционным судом РФ будет рассмотрен запрос о правомерности расчета компенсации за нарушение авторских прав и незаконное использование товарного знака. 

Поводом для запроса стали сомнения суда в том, что предусмотренный ГК РФ порядок определения размера компенсации соответствует Конституции РФ.

 Несмотря на то, что номер дела “РГ” не приводит, это, очевидно, дело № А03-22533/2014, направленное на новое рассмотрение после того, как первоначальное решение по нему было отменено Постановлением Суда по интеллектуальным правам от 28.01.2016 № С01-1084/2015.

Согласно судебным актам, предприниматель продавала MP3-диск “Стас Михайлов”, содержащий фонограммы музыкальных произведений, исполняемых Михайловым С.В. Каждый из 90 треков на диске был рассмотрен в апелляции как самостоятельный объект авторских прав, и при стоимости диска в 75 руб., истцом была заявлена компенсация в размере 1 790 000 руб.

, впоследствии добровольно сниженная им до 859 000 руб. Суд первой инстанции, “руководствуясь принципами разумности и справедливости”, определил размер компенсации в размере 15 000 р., суд апелляционной инстанции согласился с этим решением.

Однако при рассмотрении кассационной жалобы Суд по интеллектуальным правам отменил эти решения и направил дело на новое рассмотрение. В обоснование этому была положена правовая позиция Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенная в постановлении от 30.11.

2010 № 10521/10, согласно которой каждое из музыкальных произведений и фонограмм, содержащихся на спорном диске, является самостоятельным объектом смежных прав, подлежащим защите.

Эта новость еще раз обратила внимание на проблемы института компенсации.

С одной стороны, компенсация, безусловно, значительно облегчает процесс доказывания нарушений в сфере исключительных прав и повышает уровень защищенности исключительных прав, но, с другой стороны, она становится основой для таких действий правообладателей, когда они, по сути, действуют недобросовестно, оставаясь в рамках закона (хотя в приведенном решении суд отклонил довод о наличии в действиях истца признаков злоупотребления правом).

Приведу другие примеры. 

1. Дело № А40-196453/14, решение по которому пересматривалось Девятым арбитражным апелляционным судом (см. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.06.2015 № 09АП-21614/2015 по делу № А40-196453/14).

Представители истца приобрели в магазине ответчика набор из 7 игральных фишек стоимостью 7 рублей за набор, на каждой из которых были изображены разные персонажи мультфильма «Смешарики», каждый из которых зарегистрирован как самостоятельный товарный знак.

Несмотря на то, что в деле был применен минимальный размер компенсации – 10 000 рублей за каждый факт нарушения, итоговая сумма компенсации составила 70 000 рублей. Апелляционная жалоба ответчика была оставлена без удовлетворения. 

2. Дело № А40-15059/2014. Здесь эти же персонажи были изображены на тортах, предлагаемых предпринимателем к продаже на сайте (см. Постановление Суда по интеллектуальным правам от 14.08.2015 № С01-614/2015 по делу № А40-15059/2014).

За 49 тортов, в которых использовался товарный знак, была заявлена компенсация в размере 490 000 руб. Суды первой и апелляционной инстанции снизили размер компенсации ниже минимального размера.

Суд по интеллектуальным правам отменил решение и направил дело на новое рассмотрение.

Решений же, подобных первому приведенному, много (например,  дело № А55-30825/2014, в котором компенсация за продажу контрафактного диска с 20 песнями Сергея Трофимова составила 200 000 руб.; дело № А60-14340/2014 с компенсацией 130 000 руб. за контрафактный диск с 13 песнями Елены Ваенги, и т.д.)

В приведенных примерах суды, разумеется, обоснованно применили нормы о компенсации.

Но соответствует ли такое регулирование природе гражданско-правовой ответственности, главная задача которой – восстановление положения, существовавшего до нарушения права (даже само слово “компенсация” означает в русском языке возмещение, восстановление)? Поскольку многие из подобных дел подвергались неоднократному пересмотру, видится, что суды чувствуют подобное несоответствие и по возможности стараются снизить размер компенсации, однако такие решения обычно отменяются в кассационной инстанции, поскольку они противоречат положениям ГК РФ. 

Возможно предположить, что присуждение компенсации, которая в разы превышает убытки на стороне правообладателя, следует логике штрафных убытков, применяемых в англо-саксонском праве с целью воздействия на правонарушителя для превенции совершения им новых нарушений.

Но можно ли говорить о такой логике применительно к российской правовой системе? Кроме того, штрафные убытки применяются в зарубежных странах только в случае наказания за особенно предосудительное поведение ответчика, сопряженное с прямым или косвенным умыслом на причинение вреда (см. Будылин С.Л. Штрафные убытки.

Теперь и в России? // Вестник гражданского права. 2013.

№4), а компенсация по ГК РФ применяется во всех случаях нарушений, в том числе даже и тогда, когда нарушитель вообще не знал о том, что продает контрафактный товар (например, если он приобрел их для перепродажи у другого лица, но не предпринял меры для проверки наличия законного основания для использования товарного знака).

В ожидании решения Конституционного Суда, хотел бы все же еще раз отметить, что применение компенсации, увы, не всегда соответствует смыслу гражданско-правовой ответственности, и позволяет одному, более сильному, участнику гражданского оборота, по сути, заработать на другом, более слабом, участнике. Как представляется, подобная практика недопустима. 

А как считаете вы, уважаемые коллеги? 

Источник: https://zakon.ru/discussion/2016/10/30/kompensaciya_za_narushenie_isklyuchitelnyh_prav_i_priroda_grazhdanskopravovoj_otvetstvennosti

Взыскание компенсации за нарушение исключительного права: позиция судов

Как рассчитать компенсацию за нарушение исключительного права на произведение?

По данным Суда по интеллектуальным правам (далее – СИП), опубликованным в Отчете о работе кассационной инстанции СИП за первое полугодие 2015 год1, с января по июнь текущего года Судом было рассмотрено 716 дел, подавляющее большинство которых (417 дел) связано с защитой интеллектуальных прав. Особое значение для правообладателей имеет защита исключительных авторских и смежных прав.

Способы защиты нарушенных исключительных прав приведены в ст. 1252 ГК РФ. Среди них, в частности:

Причем, если судить по упомянутому Отчету СИП, чаще других способов защиты правообладатели предпочитают именно компенсацию. Однако на практике в применении этого способа защиты стороны нередко сталкиваются с проблемами, связанными с неоднозначным толкованием той или иной нормы. Рассмотрим, как разрешают некоторые спорные ситуации суды.

Двукратный размер стоимости экземпляров произведения и другие виды компенсации

За нарушение исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с применением других мер (признание права, пресечения незаконных действий и т. д.) могут требовать, чтобы нарушитель либо возместил причиненные убытки, либо выплатил компенсацию:

  • в размере от 10 тыс. до 5 млн руб.;
  • в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения;
  • в двукратном размере стоимости права использования произведения исходя из цены, которая обычно взимается за правомерное использование произведения при аналогичных обстоятельствах (ст. 1301 ГК РФ).

Когда можно требовать с нарушителя выплаты компенсации за нарушение исключительного права и что для этого необходимо, узнайте в 
“Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки” интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Получить доступ

Если правообладатель выбрал первый вариант, окончательный размер компенсации (в пределах от 10 тыс. до 5 млн руб.) будет зависеть от усмотрения суда (п. 1 ст. 1301 ГК РФ).

Поэтому стараясь избежать такой неопределенности, которая часто приводит к значительному понижению суммы компенсации (апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда г. Санкт-Петербург от 30 октября 2014 г.

по делу № 33-16493/2014), правообладатели, как правило, выставляют к нарушителю требования в виде двукратной стоимости контрафактных экземпляров произведения. Размер компенсации в этом случае определяется исходя из конкретных данных о тираже и цене контрафактного произведения.

Однако взыскать такую компенсацию в полном размере правообладатель может не всегда. Например, это касается случаев, когда речь идет о сборнике, в котором часть произведений принадлежит заинтересованному лицу, а часть – нет.

Так, рассматривая один из споров о взыскании компенсации за незаконное распространение произведений, являющихся частью сборника, суд указал, что компенсация в любом случае должна быть не средством заработка, а должным удовлетворением требований и интересов правообладателя.

В связи с этим сумма требований была уменьшена и рассчитана судом исходя из двукратной стоимости страниц спорных произведений от общего числа страниц книги, умноженной на количество экземпляров издания, по формуле E = 2*(x/y)*z*t, где E – это размер компенсации, х – цена за сборник, у – количество страниц в сборнике, z – количество страниц спорных произведений, t – тираж (Определение ВАС РФ от 23 августа 2012 г. по делу № ВАС-6782/12).

С похожей проблемой может столкнуться правообладатель, требующий выплатить компенсацию за незаконное использование персонажей произведения. Авторские права в соответствии с законом действительно могут распространяться не только на само произведение, но и на его часть, в том числе – на персонаж (п. 7 ст.

1259 ГК РФ). Если нарушитель исключительных прав использовал одного персонажа, суды расценивают это как самостоятельное правонарушение (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 июля 2015 г. № 15АП-2963/15).

Трудности могут возникнуть, если речь идет о нескольких персонажах одного произведения.

Правообладатели нередко требуют с нарушителя компенсацию за каждый персонаж.

Однако, рассматривая подобные споры, суды, как правило, указывают на то, что незаконное использование нескольких персонажей произведения является все-таки нарушением исключительного права на само произведение, а следовательно, это не несколько правонарушений, а одно (постановление СИП от 16 апреля 2014 г.

№ С01-260/2014 по делу № А45-12103/2013). В таком случае размер заявленной истцом компенсации может быть рассчитан исходя из количества произведений, персонажи из которых были незаконно использованы ответчиком, а не из количества самих персонажей.

Однако недавно ВС РФ высказал свою позицию относительно возмещения убытков за незаконное использование персонажей одного произведения.

По мнению Суда, при рассмотрении дел такого рода следует установить наличие признаков, позволяющих считать действующих героев произведения персонажами, которые по своему характеру могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда, что может повлечь за собой взыскание компенсации за каждый факт такого нарушения (Определение ВС РФ от 11 июня 2015 г. № 309-ЭС14-7875 по делу № А50-21004/2013).

Руководитель юридического отдела издательства “Эксмо” Максим Рябыко убежден: “Какой бы способ компенсации правообладатель ни выбрал, он должен быть соразмерен нарушению. Не стоит переоценивать свой бренд. В вопросах защиты интеллектуальной собственности в судебном порядке соразмерная компенсация – это один из принципов, на которых должна быть основана позиция сторон”.

Стоит также отметить, что, несмотря на удобный способ расчета компенсации в виде двойной стоимости контрафакта, не все эксперты одобряют ее существование.

МНЕНИЕ

Анатолий Семёнов, представитель Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей в сфере интеллектуальной собственности:

“Сам принцип расчета убытков, основанный на арифметическом удвоении стоимости контрафактных товаров, является порочным с точки зрения общих подходов гражданско-правовой ответственности, поскольку превращает суд в калькулятор, а взыскиваемую компенсацию – в частный карательный штраф. К тому же еще и рассчитанный на основе стоимости товара, в котором ввиду его контрафактности в принципе не может быть даже намека для обоснования стоимости предъявленного к защите исключительного права”.

Объем прав лицензиата и автора

По общему правилу лицензиат, которому выдана исключительная лицензия, может защищать свои права такими же способами, что и автор (ст. 1254 ГК РФ). Однако судебная практика позволяет сделать вывод, что при определенных обстоятельствах лицензиат может располагать большим объемом прав при защите своих интересов.

НАША СПРАВКА

Лицензионный договор – договор, по которому одна сторона – обладатель исключительного права на произведение (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого произведения в предусмотренных договором пределах (ст. 1235 ГК РФ).

Исключительная лицензия – предоставление лицензиату права использовать произведение без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (ст. 1236 ГК РФ).

Неисключительная лицензия – предоставление лицензиату права использования произведения с сохранением за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (ст. 1236 ГК РФ). 

Проиллюстрировать это поможет следующий спор (решение Арбитражного суда г. Москвы от 3 февраля 2014 г. по делу № А40-93293/2013, постановление СИП от 23 июля 2014 г. № С01-618/2014).

Издательство 1 заключило лицензионный договор (простая неисключительная лицензия) с автором, который в договоре гарантировал, что литературное произведение не обременено правами других лиц, в частности, другие лицензии на него не выдавались.

Однако автор забыл или умолчал о том, что ранее на указанное произведение им была выдана исключительная лицензия другому издателю (Издательство 2).

Поскольку в момент подписания лицензионного договора с Издательством 1 исключительные авторские права на спорные произведения принадлежали не автору, а Издательству 2 на основании авторских договоров, данная сделка является недействительной (ст. 168, подп. 2 п. 1 ст. 1236 ГК РФ).

Это стало основанием для обращения Издательства 2 в суд с иском о взыскании с Издательства 1 компенсации за нарушение исключительных прав в виде двойной стоимости контрафактных экземпляров (ст. 1301 ГК РФ).

В этом случае ответчику было бы логично обратиться с регрессным требованием к автору, которым было нарушено обязательство (ст. 1081, п. 4 ст. 1250 ГК РФ). Однако к моменту возникновения спора он скончался.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

О безвозмездном использовании произведений в Интернете (так называемых “свободных лицензиях”) и о границах свободного использования результатов интеллектуальной деятельности узнайте из нашего материала “Интеллектуальная собственность по-новому”.

Отстаивая свою позицию, ответчик утверждал, что при наличии лицензионного договора с автором у него не было оснований полагать, что, издавая спорные произведения, он нарушает чьи-либо права.

Однако суды пришли к выводу: доводы Издательства 1 о том, что ответственность за нарушение авторских прав наступает только при наличии вины, противоречат нормам ГК РФ.

Так, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы (п. 3 ст. 401, п. 3 ст. 1250 ГК РФ, п. 23 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26 марта 2009 г.

№ 5/29 “О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации”; далее – Постановление № 5/29). Нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника к такому обстоятельству не относится. Таким образом, по мнению судов, оснований для освобождения Издательства 1 от ответственности не было.

Вместе с тем Издательство 1 полагало, что заявленные истцом требования несоразмерно высоки.

Сложность состояла в том, что в действующем законодательстве ничего не сказано о возможности уменьшить компенсацию, выраженную в двойной стоимости экземпляра.

По общему правилу судьи могут определять причитающуюся сумму по своему усмотрению, только если речь идет о взыскании компенсации в размере от 10 тыс. руб. до 5 млн руб. (п. 43.3 Постановления № 5/29).

Однако в обоснование своей позиции Издательство 1 ссылалось на мнение ВАС РФ, согласно которому даже при таком способе компенсации, как выплата двойной стоимости экземпляров, суд обязан исходить из принципов соразмерности и справедливости и не лишен права снизить размер требований (Постановление Президиума ВАС РФ от 2 апреля 2013 г. № 16449/12).

В результате суд встал на сторону Издательства 1, и размер компенсации был уменьшен.

В рассмотренном примере ответчик хоть и добился существенного снижения заявленных истцом требований, тем не менее понес ответственность за действия, в которых не было его вины.

Как подчеркивает Анатолий Семёнов, другие лица не могут использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя (абз. 3 п. 1 ст. 1229 ГК РФ).

В рассмотренном споре согласие автора было прямо выражено в договоре неисключительной лицензии и подтверждено в ходе судебного разбирательства.

“В удовлетворении исковых требований исключительного лицензиата следовало отказать в виду отсутствия нарушения, поскольку данный спор касался лишь ненадлежащего исполнения правообладателем договора исключительной лицензии с истцом (п. 2 ст. 1237 ГК РФ).

Надлежащим ответчиком в таком случае являлась бы наследница автора. Однако вместо этого мы имеем совершенно неправосудные судебные акты о снижении размера компенсации, взысканной с лица, действовавшего с согласия правообладателя”, – заключает Анатолий Семёнов.

К тому же в этом примере, по мнению Максима Рябыко, очевидно наличие у лицензиата большего объема прав по сравнению с автором: “На мой взгляд, здесь закралось непонимание природы указанных правоотношений – презюмируется, что у лицензиата ровно столько прав, сколько есть у автора.

Однако давайте представим, что автор пошел с похожим иском к одному издателю, ранее выдав исключительную лицензию другому издателю.

В СИП или в коллегии по экономическим спорам ВС РФ ему будет отказано в удовлетворении заявленных требований, поскольку было бы налицо явное злоупотребление им своими правами”.

Более того, Анатолий Семёнов считает, что в рассмотренном примере речь идет именно о ненадлежащем исполнении договора с лицензиатом, а не о нарушении исключительного права.

Эксперт обращает внимание на то, что под последним понимается нарушение прав не лицензиата, а автора.

Поэтому сама идея привлечения к ответственности автора или его наследника за нарушение исключительного права, пусть даже и в порядке регресса, в данном случае выглядит абсурдно ввиду совпадения должника и кредитора (ст. 413 ГК РФ). 

Источник: http://www.garant.ru/article/639995/

Нормы о минимальном размере компенсации за нарушение авторских и смежных прав и незаконное использование товарного знака проверят на конституционность

Как рассчитать компенсацию за нарушение исключительного права на произведение?

С соответствующей просьбой в Суд обратился Арбитражный суд Алтайского края, в производстве которого в настоящее время находятся два дела по требованиям о взыскании такой компенсации.

Арбитражный суд считает, что определяющие ее размер нормы ГК РФ допускают возможность привлечения лица к гражданско-правовой ответственности без учета характера совершенного им нарушения исключительных прав и объема последствий этого нарушения для правообладателя.

КС РФ рассмотрел данное обращение в открытом заседании 8 ноября.
 

Суть оспариваемых норм

ГК РФ устанавливает, что при нарушении исключительных прав на отдельные виды результатов интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации правообладатель вправе требовать от нарушителя не возмещения убытков, а выплаты компенсации.

Главное отличие такой меры защиты нарушенного права в том, что компенсация подлежит взысканию при доказанности самого факта нарушения, доказывать же размер причиненных убытков правообладатель не должен (п. 3 ст. 1252 ГК РФ).

Статья 1301, ст. 1311 и п. 4 ст.

1515 ГК РФ (далее – оспариваемые нормы) предусматривают возможность взыскания такой компенсации за нарушение авторских прав, смежных прав на произведение и незаконное использование товарного знака соответственно. Сумма компенсации, согласно оспариваемым нормам, может составлять от 10 тыс. до 5 млн руб.

Конкретный ее размер – в указанных пределах – определяется судом в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости (абз. 2 п. 3 ст. 1252 ГК РФ).

При этом если одним деянием нарушены права сразу на несколько объектов исключительных прав, компенсация взыскивается по каждому из них.

В случае же когда права на все эти объекты принадлежат одному правообладателю, общий размер взыскания может быть снижен судом, но в любом случае он должен составлять не менее 50% суммы минимальных размеров компенсации за допущенные нарушения (абз. 4 п. 3 ст. 1252 ГК РФ).

 

Фабулы дел

В одном из дел, послуживших основанием для обращения в КС РФ, истец – ООО “К” – требует взыскать с ответчика – ИП Л. – компенсацию за нарушение авторских прав на музыкальные произведения и исключительных прав на фонограммы музыкальных произведений в размере 859 тыс. руб. Нарушение ответчика заключается в продаже контрафактного MP3-диска, содержащего 90 песен.

Учитывая, что каждая песня, равно как и каждая фонограмма, является самостоятельным объектом защиты, истец указал, что при продаже одного диска 90 раз нарушены авторские права на музыкальные произведения и 89 раз – смежные права на фонограммы песен, и изначально требовал взыскать с ответчика 1,79 млн руб., то есть по 10 тыс. руб.

за каждое нарушение, однако впоследствии уменьшил сумму исковых требований до указанного выше размера.Суд частично удовлетворил требования истца и присудил в его пользу компенсацию в размере 15 тыс. руб. (решение Арбитражного суда Алтайского края от 8 июня 2015 г. по делу № А03-22533/2014).

Снижая сумму возмещения, суд основывался на том, что степень вины ответчика незначительна, доказан факт продажи только одного контрафактного товара, стоимость которого невелика (75 руб.), истец вправе предъявить требования не только к конечному продавцу, но и к производителю товара и перепродающим его лицам.

Также суд принял во внимание тяжелое материальное положение ИП Л., имеющей малолетнего ребенка-инвалида. Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения, согласившись с выводом о том, что взыскание компенсации в размере 859 тыс. руб. за продажу контрафактного товара стоимостью 75 руб.

невозможно, так как в этом случае явно нарушаются принципы разумности и справедливости (постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 28 августа 2015 г. по делу № А03-22533/2014).

Однако суд кассационной инстанции указал, что нижестоящие суды неправильно истолковали и применили п. 3 ст. 1252, ст. 1301 и ст.

1311 ГК РФ, и подчеркнул, что суды обязаны взыскивать за каждое нарушение не менее 10 тыс. руб., поскольку такой минимум прямо установлен законом.

Кроме того, он отметил, что в рассматриваемом деле не может применяться и положение о возможности снижения на 50% общей суммы взыскиваемой компенсации в случае нарушения прав одного правообладателя, поскольку оно распространяется только на правоотношения, возникшие после 1 октября 2014 года, а нарушение имело место в 2013 году. Решения нижестоящих судов были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции (постановление Суда по интеллектуальным правам от 28 января 2016 г. по делу № А03-22533/2014).

Для составления искового заявления о защите прав на использование товарного знака и взыскании компенсации воспользуйтесь “Конструктором правовых документов” в интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Получить доступ

Во втором исковом производстве объединены требования ЗАО “А” к девяти ИП о взыскании компенсации за незаконное использование товарных знаков, а именно за продажу наборов игрушек в виде персонажей детского мультфильма (дело № А03-21306/2015).

По мнению истца, каждый ИП при продаже одного набора игрушек нарушил его исключительные права на несколько товарных знаков (до шести), поэтому заявленные требования варьируются от 49 тыс. до 60 тыс. руб. Арбитражный суд Алтайского края считает такой размер компенсации несоразмерным последствиям нарушения, так как стоимость одного набора игрушек составляет 200 руб.

В тексте обращения в КС РФ арбитражный суд указал, что формулировка оспариваемых норм ограничивает полномочия судов по уменьшению суммы взыскиваемой компенсации до размера, соответствующего фактическим последствиям нарушения гражданских прав и требованиям разумности и справедливости.

Это приводит к тому, что при доказанности утверждения истца о наличии нескольких нарушений авторских или смежных прав на произведение, исключительных прав на товарные знаки суд в случае, когда за каждое нарушение истец требует минимальную сумму компенсации, то есть 10 тыс. руб.

, не может повлиять на определение итогового размера взыскания и обязан автоматически выносить решение о полном удовлетворении исковых требований.

Также суд полагает, что освобождение истца от обязанности доказывать размер своих имущественных потерь может привести к его недобросовестному поведению, когда он не предпринимает никаких мер к предотвращению нарушения его исключительных прав, поскольку размер компенсации на основании судебного решения существенно выше, чем вознаграждение, которое правообладатель может получить при дальнейшем правомерном использовании произведений. “Множество фонограмм музыкальных произведений размещены в Интернете и доступны неопределенному кругу лиц как для прослушивания, так и для бесплатного копирования. Удовлетворение исковых требований к мелким предпринимателям, однократно продавшим диски, объективно не может привести к прекращению нарушения исключительных прав истца в дальнейшем. Истец не предпринимает никаких мер для удаления музыкальных произведений из сети Интернет, однако в массовом порядке тайно производит закупку контрафактных дисков у мелких предпринимателей”, – отмечается в тексте обращения в КС РФ.

Позиция органов власти

Мнения органов власти о том, соответствуют ли Конституции РФ оспариваемые нормы, разделились. Так, Госдума, Совет Федерации и Генеральная прокуратура РФ встали на сторону правообладателей и попросили КС РФ признать оспариваемые нормы конституционными.

Как подчеркнул представитель Совета Федерации Петр Кучеренко, реальный размер понесенных убытков нельзя сравнивать с ценой товара, поскольку нарушения прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации имеют длящийся характер.

Кстати, такой позиции придерживается и Суд по интеллектуальным правам, отмечая, что при принятии оспариваемых норм законодатель руководствовался тем, что реальное количество нарушений и их объем установить, как правило, невозможно. При этом он не исключает возможности их корректировки на основании правоприменительной практики, подтверждающей факт чрезмерной защиты прав правообладателя.

Полномочный представитель Президента РФ в КС РФ Михаил Кротов, напротив, полагает, что сомнения в конституционности оспариваемых норм обоснованны.

“Мультипликационный подход при подсчете количества произведений и введение в гражданское законодательство минимального размера компенсации привели к формированию противоречивой практики, не отвечающей принципу соразмерности гражданско-правовой ответственности, – отметил он.

– Это позволяет правообладателям избежать возмещения реально причиненного ущерба, и, соответственно, довольно непростой процедуры обоснования его размера”. В результате это может привести к массовому тиражированию судебных решений о взыскании значимых по объему компенсаций в сфере нарушения авторских и смежных прав, хотя применение оспариваемых норм не должно преследовать какую-либо иную цель, кроме восстановления имущественного положения потерпевшего, которое имело место до нарушения исключительного права, поскольку компенсация вводилась как упрощенный способ возмещения убытков, заключил представитель президента.

На необходимость соблюдения принципа справедливости при определении суммы компенсации указал и полномочный представитель Правительства РФ в КС РФ Михаил Барщевский.

Кроме того, он подчеркнул нелогичность закрепленного в кодексе подхода, согласно которому суд наделен правом снижать до разумных пределов размер неустойки, которая является по своей природе мерой наказания (ст.

333 ГК РФ), а уменьшить размер компенсации, которая наказанием не является, не может.

Представитель Минюста России Мария Мельникова в свою очередь подчеркнула, что в ряде случаев суды могут назначать наказание ниже низшего предела, установленного законодательством, даже в случае привлечения лиц к административной ответственности.

Поэтому, по мнению министерства, в случае совершения незначительного однократного гражданско-правового нарушения суд должен иметь возможность назначить – с учетом характера совершенного нарушения, имущественного и финансового положения нарушителя – справедливый и соразмерный последствиям нарушения размер компенсации либо снизить требуемую правообладателем сумму компенсации в случае ее очевидной несоразмерности.

***

Посчитает ли КС РФ справедливыми нормы, устанавливающие неизменяемый нижний предел размера компенсации за нарушение исключительных прав на некоторые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, портал ГАРАНТ.РУ расскажет после провозглашения соответствующего решения Суда.

Источник: http://www.garant.ru/news/997766/

Юр-консультант.ру
Добавить комментарий