Может ли суд выйти за пределы исковых требований?

Такие разные исковые требования

Может ли суд выйти за пределы исковых требований?

1. Предмет иска

Иск индивидуализируют его элементы: предмет и основание.

Различают три концепции предмета иска:

1) материально-правовое требование истца к ответчику;

2) способ защиты;

3) правоотношение.

Учитывая, что de lege lata наш процесс основан на теории фактической индивидуализации иска, под предметом иска понимают материально-правовое требование к ответчику – просительный пункт искового заявления. Т.е. с учетом ч. 1 ст. 168, ч. 4 ст. 170 АПК РФ/ч. 1 ст. 196, ч. 4 ст. 198 ГПК РФ весьма сомнительны попытки сослаться на относимость к нашему процессуальному праву иных концепций предмета иска.

На практике эти положения иногда игнорируются, не спорю. Но с учетом отсутствия возможности предъявлять альтернативные (факультативные) иски ни к чему хорошему такое игнорирование не приводит.

В этом вопросе и сам КС РФ запутался в свое время в Постановлении от 21 апреля 2003 г. N 6-П:

– абз. 1 п.

3, «Гражданский кодекс Российской Федерации – в соответствии с вытекающими из Конституции Российской Федерации основными началами гражданского законодательства (пункт 1 статьи 1 ГК Российской Федерации) – не ограничивает гражданина в выборе способа защиты нарушенного права и не ставит использование общих гражданско-правовых способов защиты в зависимость от наличия специальных, вещно-правовых, способов; граждане и юридические лица в силу статьи 9 ГК Российской Федерации вправе осуществить этот выбор по своему усмотрению»;

– абз. 3 п. 3, «Из статьи 120 (часть 2) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 76 (части 3, 5 и 6), 118, 125, 126 и 127 следует, что суды общей юрисдикции и арбитражные суды самостоятельно решают, какие нормы подлежат применению в конкретном деле».

Абзацы, по сути, взаимоисключающи, т.к. либо суд применяет норму права и ищет норму права к совокупности установленных обстоятельств, либо истец избирает способ защиты. Как выразился по этому поводу Шварц М.З.: «скрестить ежа с ужом невозможно».

Но все-таки закон и постановления пленумов высших судебных инстанций придерживаются принципа iura novit curia:

– «ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования», абз. 3 п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»;

– «ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению, по мнению суда, в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования», абз. 3 п.

3 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г.

N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее – Постановление N 10/22).

Собственно, это лишь вводная. Соотношение теории фактической и теории юридической индивидуализации иска не является объектом настоящего обсуждения.

Мне интересно мнение коллег относительно следующих требований.

2.1. Требования, не проецируемые на какой-либо способ защиты

Истец может указать в просительной части искового заявления просто «взыскать 50 000 руб.» – суд с учетом установленных по делу обстоятельств определит какие нормы права следует применить, например: взыскать ли договорный долг, возвратить ли неосновательное обогащение.

Однако порой предъявляются такие требования, которые нелегко или вовсе невозможно соотнести с каким-либо предусмотренным способом защиты.

К примеру, судебная практика в свое время столкнулась с тем, что:

– в области корпоративных отношений реализация такого способ защита гражданских прав, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права, может выражаться в виде присуждения истцу соответствующей доли участия в уставном капитале хозяйственного товарищества или общества (Постановление Президиума ВАС РФ от 3 июня 2008 г. N 1176/08);

– в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения, оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими (абз. 4 п. 52 Постановления N 10/22).

Встречаются и такие требования: о прекращении обязательств и признании задолженности погашенной. Судя по Определениям ВС РФ от 28 апреля 2015 г. N 51-КГ15-3, от 17 марта 2015 г. N 5-КГ14-155, ВС РФ не против таких требований.

Недавно Голодов Алексей ссылался на рекомендации НКС при АС ЗСО от 3 июня 2016 г. № 1/2016, связанные с разрешением споров об энергоснабжении. Обратите внимание на п.п. 10, 11 данных рекомендаций.

Иногда требования истцов еще более далеки от юридической реальности.

Семенов А.В. еще в 2014 г. указывал на чудный иск о признании права нарушенным (требование о признании незаконным). СИП нам разъяснил:

«При этом доводы “НЕСТЛЕ ВОТЕРС Франция” о том, что иск о признании права нарушенным является разновидностью иска о признании права, предусмотренного подпунктом 1 пункта 1 статьи 1252 ГК РФ, со ссылками на правовые позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащиеся, по мнению представителя истца, в определениях Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации об отказе в передаче отдельных судебных дел в Президиум, не принимаются судом кассационной инстанции, так как они основаны на неверном толковании закона, а определения об отказе в передаче дел в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не содержат ни правовых позиций высшего суда, ни правовых норм» (Постановление СИП от 23 июня 2014 г. по делу N А40-102940/2013).

Соответствующие вопросы возникают и:

– в корпоративных спорах, «Возложение на приобретателя 30, 50 и 75 процентов акций акционерного общества обязанности направить публичную оферту остальным акционерам данного общества – в силу самого факта перехода к нему прав на указанное количество акций, вне зависимости от каких-либо иных обстоятельств, направлено на защиту прав миноритарных акционеров путем предоставления им возможности возвратить сделанные ими инвестиции (посредством выкупа принадлежащих им акций по справедливой цене) в условиях, когда в акционерном обществе происходит нарастание возможностей корпоративного контроля со стороны одного из акционеров или группы аффилированных лиц, а также на обеспечение необходимого баланса прав и законных интересов всех заинтересованных лиц (акционеров, кредиторов, органов управления и др.) в процессе предпринимательской деятельности акционерного общества и, таким образом, публичного интереса в развитии акционерного общества в целом.

Между тем, в качестве правового последствия неисполнения обязанности направить обязательное предложение в соответствии с положениями статьи 84.

2 Закона об акционерных обществах лицом, которое приобрело более 30, 50 и 75 процентов общего количества акций открытого общества, Закон об акционерных обществах предусматривает ограничение количества акций, которыми такое лицо и его аффилированные лица вправе ать до даты направления обязательного предложения (пункты 6 и 7 статьи 84.2 Закона об акционерных обществах). Кроме того, Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность в виде штрафа за нарушение лицом, которое приобрело более 30 процентов акций открытого акционерного общества, правил их приобретения (статья 15.28 Кодекса).

Иных последствий неисполнения обязанности, закрепленной в пункте 1 статьи 84.2 названного Закона, в том числе возможности предъявления акционером требования об обязании ответчика направить обязательное предложение либо выкупить принадлежащие истцу акции на определенных условиях, действующее законодательство не предусматривает» (Постановление АС МО от 8 июля 2015 г. по делу N А40-60292/14);

– в спорах, возникающих из публичных правоотношений, «действующим законодательством не предусмотрен такой способ защиты нарушенного права как требование о признании недействительными записей в ЕГРЮЛ, поскольку данные записи не являются ненормативным правовым актом государственного органа.

Именно решения о государственной регистрации, а не сами записи в ЕГРЮЛ, носят ненормативный характер и являются актами, которые могут быть оспорены в порядке, предусмотренном главой 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» (Постановление АС МО от 8 апреля 2016 г.

по делу N А40-34601/15),  «Суд первой инстанции не вправе был обязывать инспекцию указать при внесении записи иную дату ее совершения, в связи с чем, суд апелляционной инстанции отменил решение суда обоснованно.

Правовых оснований для принуждения инспекции осуществить государственную регистрацию юридического лица прошедшей датой не имеется» (Постановление АС СКО от 2 марта 2016 г. по делу N А53-18610/2015).

Чего только истцы не требуют…

«Земцова А.С. обратилась в суд с иском к Никитину А.С., в котором просит обязать ответчика признать ее “Владычицей морской “» (Апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 19 мая 2015 г. по делу N 33-10816/2015).

Собственно, вопрос: следует ли, на ваш взгляд, допускать удовлетворение требований, которые нелегко или вовсе невозможно соотнести с каким-либо предусмотренным способом защиты? Если истец все-таки обосновал необходимость предъявления такого требования, связь с законом?

Опять же, исключительно de lege lata.

2.2. Указать, что решение является основанием

Такое требование свойственно для исков о правах на недвижимое имущество. Как правило, связано с сотрудниками Росреестра, которые отказываются вносить изменения в ЕГРП в отсутствие прямого указания «является основанием» в резолютивной части решения суда.

И это несмотря на прямое указание в п. 52 Постановления N 10/22 на то, что оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество осуществляется путем предъявления исков, решения по которым являются основанием для внесения записи в ЕГРП.

В частности, если в резолютивной части судебного акта решен вопрос о наличии или отсутствии права либо обременения недвижимого имущества, о возврате имущества во владение его собственника, о применении последствий недействительности сделки в виде возврата недвижимого имущества одной из сторон сделки, то такие решения являются основанием для внесения записи в ЕГРП.

Но, не желая впоследствии спорить с Росреестром, истцы просят суд указать, что «решение является основанием», а суд, по доброте душевной, истцам не отказывает.

Весьма актуально для исков о признании права собственности на самовольную постройку применительно к судам общей юрисдикции. Вот, пример.

Иногда встречается и в судебных актах арбитражных судов:

«Признать отсутствующим ограничение (обременение) права администрации муниципального образования город Горячий Ключ на земельный участок с кадастровым номером 23:41:1002007:124, расположенный по адресу: Краснодарский край, г. Горячий Ключ, ул. Псекупская, д. 87, арендой в пользу в общества с ограниченной ответственностью СК “Граунд”.

Источник: https://zakon.ru/discussion/2016/11/8/takie_raznye_iskovye_trebovaniya

Выход суда за пределы заявленных требований в гражданском судопроизводстве

Может ли суд выйти за пределы исковых требований?

ВЫХОД  СУДА  ЗА  ПРЕДЕЛЫ  ЗАЯВЛЕННЫХ  ТРЕБОВАНИЙ  В  ГРАЖДАНСКОМ  СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Сопрунова  Ольга  Сергеевна

студент  2  курса,  кафедра  гражданского  права  и  процесса  ОГУ,  РФ,  г.  Оренбург

Emailpugoa_2010@inbox.ru

Ерохина  Елена  Васильевна

научный  руководитель,  канд.  юрид.  наук,  доцент  ОГУ,  РФ,  г.  Оренбург

В  соответствии  с  ч.  3  ст.  196  ГПК  РФ  суд,  принимая  решение  по  заявленным  истцом  требованиям,  может  выйти  за  их  пределы  в  случаях,  предусмотренных  федеральным  законом  [1,  с.  60].  При  анализе  статьи  196  ГПК  РФ  необходимо  учитывать  два  момента:

1.  Во-первых,  данная  норма  предусматривает  возможность  выхода  за  пределы  исковых  требований  исключительно  по  инициативе  суда,  то  есть  независимо  от  согласия  на  то  истца. 

2.  Во-вторых,  предусматривает  два  способа  выхода  суда  за  пределы  исковых  требований: 

·     разрешение  судом  не  заявленных  истцом  требований,  тесно  связанных  с  заявленными;

·     изменение  иска.

Проблема  понимания  такой  правовой  категории,  как  «выход  за  пределы  заявленных  требований»,  является  актуальной  на  сегодняшний  день.  Связано  это  с  тем,  что  Гражданский  процессуальный  кодекс  не  содержит  правовой  регламентации  данного  термина,  отсюда  возникают  проблемы  не  только  с  его  пониманием,  но  и  толкованием. 

Согласно  словарю  русского  языка  В.  Даля,  понятие  «предел»  рассматривается  как  «предел  власти,  мера,  степень,  которую  не  должны  нарушать»  и  «выйти  из  пределов  чего,  из  границ,  из  меры;  нарушить  порядок,  правила,  обычаи».

  Терминологически  «выход»  означает  «уйти»,  «оставить  пределы  чего-нибудь»  [2,  с.  568].

  Исходя  из  этого,  мы  можем  предположить,  что  суд,  при  отправлении  правосудия  не  должен  превышать  предоставленные  ему  конституцией  полномочия  в  данной  области,  так  как  превышение  таковых  значительно  затронет  интересы  истца.

  Помимо  этого,  суд,  выходя  за  пределы  заявленных  требований,  должен  учитывать  не  только  интересы  истца,  но  и  ответчика,  а  также  третьих  лиц,  поскольку  совершение  судом  таких  процессуальных  действий  может  значительно  затронуть  их  права. 

Проанализируем  и  дадим  общую  правовую  характеристику  предусмотренным  ст.  196  ГПК  РФ  двум  возможным  способам  выхода  суда  за  пределы  заявленных  требований.

  Если  мы  говорим  о  разрешении  судом  не  заявленных  истцом  требований,  тесно  связанных  с  заявленными,  то  предполагаем,  что  в  данном  случае  суд  руководствуется  соответствующими  нормами  не  только  процессуального,  но  и  материального  права,  которые  непосредственно  регулируют  возникшее  спорное  правоотношение.

  Исследование  каждого  из  случаев  выхода  суда  за  пределы  заявленных  требований  обнаруживает,  что  такой  способ  превалирует.  Так,  к  примеру,  в  соответствии  с  п.  1  ст.

  24  Семейного  Кодекса  РФ  при  расторжении  брака  в  судебном  порядке  супруги  могут  представить  на  рассмотрение  суда  соглашение  о  том,  с  кем  из  них  будут  проживать  несовершеннолетние  дети,  о  порядке  выплаты  средств  на  содержание  детей  и  (или)  нетрудоспособного  нуждающегося  супруга,  о  размерах  этих  средств  либо  о  разделе  общего  имущества  супругов.  Однако  в  п.  2  указанной  статьи  содержится  положение  о  том,  что  в  случае,  если  отсутствует  соглашение  между  супругами  по  вопросам,  предусмотренным  в  п.  1,  а  также  в  случае,  если  установлено,  что  данное  соглашение  нарушает  интересы  детей  или  одного  из  супругов,  суд  обязан:  определить,  с  кем  из  родителей  будут  проживать  несовершеннолетние  дети  после  развода;  определить,  с  кого  из  родителей  и  в  каких  размерах  взыскиваются  алименты  на  их  детей;  по  требованию  супругов  (одного  из  них)  произвести  раздел  имущества,  находящегося  в  их  совместной  собственности;  по  требованию  супруга,  имеющего  право  на  получение  содержания  от  другого  супруга,  определить  размер  этого  содержания.  Кроме  этого,  суд  разрешает  незаявленное  требование  тесно  связанное  с  заявленным,  при  применении  по  собственной  инициативе  последствий  недействительности  ничтожной  сделки  (абз.  2  п.  2  ст.  166  ГК  РФ),  а  также  при  обязании  органов  публичной  власти  устранить  в  полном  объеме  допущенные  нарушения  по  делам,  возникающим  из  публичных  правоотношений  (ч.  1  ст.  258,  ч.  1  ст.  261  ГПК  РФ).

Рассматривая  второй  способ  выхода  суда  за  пределы  заявленных  требований,  суть  которого  заключается  в  изменении  уже  заявленных  истцом  требований,  мы  должны  отметить  то  обстоятельство,  что  оно  может  существовать  в  трех  основных  проявлениях: 

1.  Уточнение  судом  предмета  иска;

2.  Уточнение  судом  основания  иска;

3.  Уточнение  судом  субъектного  состава  иска.

Представляется  интересным  следующее  мнение  Г.Л.  Осокиной:  «…что  же  касается  предмета  иска,  то  суд  по  своей  инициативе  в  зависимости  от  выяснившихся  обстоятельств  дела,  по  общему  правилу,  может  только  уточнять  его  путем  увеличения  или  уменьшения  размера  исковых  требований»  [3,  с.  25].

  Предмет  иска  может  быть  изменен  путем  замены  одного  способа  защиты  субъективного  права  или  законного  интереса  истца  другим.

  Такое  изменение  возможно  только  в  исках  с  альтернативным  предметом,  то  есть  в  исках,  которые  представляют  собой  требования  о  защите  права  или  интереса,  для  которых  закон  предусматривает  альтернативные  способы  защиты  одного  и  того  же  субъективного  права  или  интереса.

  Так,  в  соответствии  со  ст.

  1082  Гражданского  кодекса  РФ  удовлетворяя  требование  о  возмещении  вреда,  суд  в  соответствии  с  обстоятельствами  дела  обязывает  лицо,  ответственное  за  причинение  вреда,  возместить  вред  в  натуре,  то  есть  предоставить  вещь  того  же  рода  и  качества,  исправить  поврежденную  вещь  или  возместить  причиненные  убытки.  Также  суд  имеет  право  на  изменение  предмета  иска,  заявленного  участником  долевой  собственности,  которое  предусмотрено  в  п.  4  ст.  252  Гражданского  кодекса  РФ. 

Мы  не  должны  не  учитывать  имеющегося  права  у  истца  на  уменьшение  или  увеличение  ранее  заявленных  исковых  требований  и  того,  что  в  исключительных  случаях  суд  может  реализовывать  данное  право  истца.

  По  общему  правилу,  истец  увеличивает  размер  предъявленных  исковых  требований  в  связи  с  убежденностью  в  правильности  занимаемой  им  правовой  позиции  по  делу,  то  есть  в  ходе  судебного  разбирательства  были  выявлены  обстоятельства,  которые  напрямую  указывают  на  виновность  ответчика.  Уменьшение  размера  предъявленных  исковых  требований  осуществляется  истцом  в  случаях  прощения  истцом  ответчику  части  взыскиваемого,  при  предъявлении  встречного  иска,  учет  материального  положения  истца  и  другие.  Так,  вопрос  относительно  уменьшения  размера  заявленных  исковых  требований  при  предъявлении  встречного  иска  является  достаточно  дискуссионным. 

Рассмотренные  выше  способы  выхода  суда  за  пределы  заявленных  требований  в  гражданском  судопроизводстве  предполагают  реализацию  судом  предоставленных  ему  полномочий  в  целях  наиболее  эффективного,  объективного,  полного  рассмотрения  и  разрешения  возникшего  спорного  правоотношения,  поэтому  считаем  нужным  обратиться  к  Постановлению  Пленума  Верховного  Суда  РФ  от  19  декабря  2003  года  №  23  «О  судебном  решении»,  которое,  на  наш  взгляд,  помогает  выявить  содержательную  сущность  данного  понятийно-категориального  аппарата.  Так,  в  соответствии  с  п.  5  указанного  Постановления  выйти  за  пределы  заявленных  требований  означает  разрешить  требование,  которое  не  заявлено,  либо  удовлетворить  требование  истца  в  большем  размере,  чем  оно  было  заявлено.  Разрешение  судом  не  заявленных  истцом  требований,  тесно  связанных  с  заявленными,  представляет  собой  исключение  из  действия  принципа  диспозитивности,  а  поэтому  допускается  только  в  тех  случаях,  которые  прямо  указаны  в  законе  [4,  с.  1]. 

Обратимся  к  судебной  практике,  где  имеются  две  позиции  судов  по  поводу  решения  вопроса  о  том,  может  ли  суд  по  договору  строительного  подряда  уменьшить  стоимость  работ  на  стоимость  неизрасходованного  материала,  не  возвращенного  заказчику.  Согласно  п.  1  ст.

  713  Гражданского  кодекса  РФ  предусматривается  возможность  подрядчика  с  согласия  заказчика  уменьшить  цену  работы  на  стоимость  не  израсходованного  им  материала.

  Однако  в  нем  ничего  не  говорится  о  том,  вправе  ли  суд  или  сам  заказчик  уменьшить  уплачиваемую  подрядчику  цену  на  стоимость  материалов,  не  возвращенных  подрядчиком.

  В  связи  с  вышесказанным,  первая  позиция  заключается  в  том,  что  если  подрядчик  не  вернул  заказчику  неизрасходованный  материал,  суд  вправе  уменьшить  стоимость  работ  на  стоимость  такого  материала  [5,  с.  1047].

Вторая  же  позиция  состоит  в  том,  что  суд  вправе  уменьшить  стоимость  выполненных  работ  на  стоимость  неизрасходованного  материала  только  на  основании  предъявленного  заказчиком  встречного  искового  требованиях  [5,  с.  1048].  Так,  если  говорить  об  учете  материального  положения,  то  в  соответствии  с  п.  3  ст.

  1083  Гражданского  кодекса  РФ  в  случае  причинения  вреда  личности  или  имуществу  гражданина,  а  также  вред,  причиненный  имуществу  юридического  лица,  суд  может  уменьшить  размер  возмещения  вреда,  причиненного  гражданином,  с  учетом  его  имущественного  положения,  за  исключением  случаев,  когда  вред  причинен  действиями,  совершенными  умышленно.

https://www.youtube.com/watch?v=3itbngXuPqo

Ранее  указывалось,  что  одним  из  способов  выхода  суда  за  пределы  заявленных  требований  является  уточнение  судом  субъектного  состава  иска.  Считаем  нужным  обратить  внимание  на  мнение  Г.Л.

  Осокиной  о  том,  что  изменение  судом  субъектного  состава  заявленных  требований,  а  именно  случаи  привлечения  в  процесс  обязательных  соответчиков,  относится  к  выходу  суда  за  пределы  заявленных  требований.

  Включение  в  элементы  иска  сторон  поддерживается  и  другими  учеными,  однако  большинство  исследователей  критически  относятся  к  такому  включению.

  Включение  сторон  в  элементы  иска  как  одно  из  процессуальных  действий  суда  имеет  смысл  при  анализе  выхода  суда  за  пределы  заявленных  требований.  Привлекая  к  участию  в  деле  соответчика  по  собственной  инициативе,  суд  делает  для  себя  возможным  принятие  решения  против  лица,  об  участии  в  деле  которого  истцом  не  заявлялось.

Таким  образом,  исходя  из  анализа  всего  вышеизложенного,  мы  приходим  к  выводу  о  том,  что  выход  суда  за  пределы  заявленных  требований  является  процессуальным  действием,  который  выражается  в  реализации  присущего  суду  права.

  Считаем  нужным  обратить  внимание  на  то,  что  судья  не  только  правомочен,  но  и  в  некоторых  случаях  обязан  совершать  данные  процессуальные  действия,  в  первую  очередь,  в  целях  защиты  прав,  свобод  и  охраняемых  законом  интересов  граждан.

  Однако  и  в  этой  ситуации  следует  учитывать  то  обстоятельство,  что  в  случае  совершения  судом  обязательного  для  себя  процессуального  действия,  решение,  которое  стало  его  итогом  может  быть  изменено  или  отменено.

  Отмена  решения  суда  будет  являться  следствием  необъективной  и  необоснованной  оценки  суда  на  спорное  правоотношение.

В  любом  случае,  выйти  за  пределы  заявленных  требований  может  (обязан)  лишь  тот  суд,  который  непосредственно  разрешает  дело  по  существу  и  только  в  отношении  материально-правовых  требований,  а  не  процессуальных,  которые  связаны  с  дальнейшим  рассмотрением  и  разрешением  дела,  то  есть  динамикой  его  развития.  Иначе  обстоит  дело,  когда  за  пределы  заявленных  требований  выходит  суд  не  первой  инстанции,  а  проверяющей.  Возникновение  такой  ситуации  возможно  в  том  случае,  если  суд  первой  инстанции  не  прибегнул  к  данным  действиям,  хотя  был  обязан  на  такие  процессуальные  действия  нормами  права.

Список  литературы:

  1. Гражданский  процессуальный  кодекс  Российской  Федерации.М.:  Проспект,  КноРус,  2014.  —  176  с.
  2. Даль  В.И.  Толковый  словарь.  М.:  «Цитадель».  М.,  1998.    736  с.
  3. Осокина  Г.Л.  О  праве  суда  выйти  за  пределы  исковых  требований  //  Российская  юстиция,  —  1998.  —  №  6.    40  с.
  4. Постановление  Пленума  Верховного  Суда  РФ  от  19.12.2003  №  23  «О  судебном  решении»  [Электронный  ресурс]    Режим  доступа.  — 

Источник: https://sibac.info/studconf/hum/xxvii/40122

Юр-консультант.ру
Добавить комментарий