Можно ли получить компенсацию за пользование долями в 1 комнатной квартире?

Вс рф: компенсация за долю в общем имуществе может выплачиваться принудительно

Можно ли получить компенсацию за пользование долями в 1 комнатной квартире?

А.

владеет 11/12 долями в праве общей долевой собственности на квартиру площадью 175,3 кв. м, а ее брат Л. – 1/12 доли. Продавать свою долю сестре Л. отказался, поэтому она обратилась с иском в суд, требуя в принудительном порядке прекратить его право собственности на 1/12 доли в связи с ее незначительностью (п. 4 ст. 252 Гражданского кодекса).

В обоснование своих требований она указала, что изначально квартира принадлежала на праве собственности их родителям. С 2009 года А. стала проживать в их квартире, тогда как Л.

отношения с родителями не поддерживал и в данной квартире никогда не проживал, поскольку обеспечен другим жильем.

Право собственности на 1/12 долю в спорной квартире ее брат приобрел в порядке наследования обязательной доли в наследственном имуществе, оставшемся после смерти отца. В 2013 году Л. зарегистрировался там по месту жительства.

При этом он взломал входную дверь и, мотивируя свое поведение тем, что собирается сделать в квартире капитальный ремонт, систематически разрушал ее. А. также добавила, что между ней и братом сложились неприязненные отношения, в связи с чем их совместное проживание в одной квартире невозможно.

Л., в свою очередь, подал в суд встречный иск, в котором просил определить порядок пользования квартирой и обязать сестру не чинить ему препятствий в проживании. Свою позицию он обосновал тем, что является собственником 1/12 доли в праве общей долевой собственности на спорную квартиру.

После вступления в наследство он зарегистрировался в ней и постоянно проживает. Более того, он даже вступил в члены ТСЖ, несет бремя расходов и выполняет обязательства по содержанию жилого помещения.

И поскольку данное помещение является для него единственным местом жительства, свою долю в квартире он считает значительной и имеет существенный интерес в ее использовании.

Суд согласился с ним и отказал А. в иске (решение Фрунзенского районного суда г. Владивостока Приморского края от 13 января 2016 г.). Л. получил в пользование жилую комнату размером 16,6 кв. м, кроме того, в совместном пользовании родственников были оставлены кухня площадью 25,6 кв.

м и санузел площадью 4 кв. м.

Принудительная компенсация за незначительную долю в общем имуществе, отметил суд, возможна лишь в отношении участника общей собственности, заявившего требование о выделе своей доли, а принудительное изъятие у сособственника принадлежащей ему на праве собственности незначительной доли жилого помещения нормами гражданского законодательства не допускается. К тому же доля ответчика, по мнению суда, не является незначительной, поскольку она превышает учетную норму для принятия на учет лиц, нуждающихся в улучшении жилищных условий. Суд также учел, что спорная квартира является единственным жильем Л., в котором он зарегистрирован, несет бремя его содержания и оплачивает возникающие задолженности по коммунальным платежам. В результате суд обязал А. не чинить брату препятствий в пользовании спорной квартирой, в том числе к проходу и пользованию выделенной ему комнатой и местами общего пользования.

А.

обжаловала это решение, но апелляция поддержала позицию суда первой инстанции, изменив лишь условие о местах общего пользования – так, в совместное пользование сторон, кроме указанных в решении суда помещений, были включены коридоры площадью 29,1 кв. м, 3,1 кв. м, 10,1 кв. м и 5,4 кв. м (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 18 апреля 2016 г. по делу № 33-3712/2016).

С требованием отменить это определение А. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации. И позиция Суда с мнением коллег разошлась (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 27 июня 2017 г. № 56-КГ17-13).

По общему правилу, имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними (п. 1 ст. 252 ГК РФ). Если же согласия достигнуть не удалось, один из участников долевой собственности вправе требовать выдела своей доли в натуре либо выплаты ему ее стоимости в судебном порядке (п. 3 ст. 252 ГК РФ).

При этом закон предоставляет суду право при отсутствии согласия собственника прекратить его право на долю в общем имуществе, обязав остальных участников выплатить ему соответствующую компенсацию – это возможно в тех случаях, когда его доля незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества (п. 4-5 ст.

252 ГК РФ).

ВС РФ подчеркнул, что указанное положение распространяется как на требования выделяющегося собственника, так и на требования остальных участников общей долевой собственности. Тем самым отсутствие согласия ответчика на выдел его доли из общего имущества не является безусловным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

Кроме того, Суд обратил внимание на то, что ответчику принадлежит всего 1/12 доля в общем имуществе, то есть 14,6 кв. м общей площади квартиры. Однако поскольку изолированной комнаты, соответствующей размеру его доли, в квартире не имеется, суды закрепили за Л. жилую комнату размером 16,6 кв.

м, указав на то, что ее площадь превышает полагающуюся незначительно (всего на 2 кв. м). Однако, отметил ВС РФ, суды не учли, что на долю ответчика в спорной квартире приходится 14,6 кв. м именно общей площади квартиры, а не жилой, в связи с чем размер общей площади квартиры, приходящейся на долю Л.

, был судами существенно превышен.

Также, добавил Суд, законодатель не связывает критерий незначительности с учетными нормами, применяемыми для постановки нуждающихся граждан на учёт для улучшения жилищных условий.

Помимо прочего, указал ВС РФ, суды не установили наличие у Л. интереса в использовании общего имущества. Такой интерес, напомним, устанавливается на основании доказательств, подтверждающих, в частности, нуждаемость в использовании имущества в силу возраста, состояния здоровья, профессиональной деятельности, наличия детей, других членов семьи, в том числе нетрудоспособных, и т. д. (п.

36 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”). А. отмечала, что брат проживает со своей семьей по другому адресу, однако эти доводы суды не приняли к сведению. Более того, Л., по словам истца, умышленно разрушал квартиру и даже пытался вселить в нее других лиц.

Суд напомнил о том, что стороны должны действовать добросовестно и никто не вправе извлекать из своего недобросовестного поведения преимущество (п. 3-4 ст. 1 ГК РФ).

При этом поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения (п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г.

№ 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”). Однако апелляция не проверила, соответствует ли отказ Л. от выделения его доли в спорной квартире требованиям добросовестности.

Все это привело к тому, что ВС РФ отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение. 

Источник: http://www.garant.ru/news/1130258/

Денежная компенсация за долю в квартире. Не пускают в квартиру, где есть Ваша доля в собственности – виновник заплатит за это деньги

Можно ли получить компенсацию за пользование долями в 1 комнатной квартире?

 История вопроса конфликтов между участниками долевой собственности в жилых помещениях (квартиры, дома) насчитывает уже не одно десятилетие, часто становясь достоянием общественности, когда один из сособственников (когда несколько собственников в квартире, то каждый из них в отдельности на юридическом языке называется “сособственником”) в попытке отстоять свои права на нормальную жизнь использует все методы – от обращений в полицию, до привлечения СМИ…

Однако неизбежным итогом таких действий является в большинстве своем лишь озлобление и углубление принципиальности оппонентов.

Никто, ничего уступать добровольно не желает и не будет, поэтому тут надо быть умнее…

Не секрет, что покупка долей в квартирах и комнатах со сварливыми соседями стала уже неплохим бизнесом для определенной категории “покупателей”. Люди покупают доли и идут “договариваться” как дальше жить вместе, и далеко не каждый выдерживает такие “предложения”, в итоге многие лишаются и жилья, и последних денег.

Как быть, если в Вашей квартире/ доме появился сосед, который Вас – не пускает, жизни в квартире – не дает, чинит препятствия в пользовании, и утверждает – что ему за это ничего не будет…

Ответ прост – сделайте так, чтобы он за это заплатил, а еще лучше, чтобы платил постоянно.

Долгое время механизмы привлечения к ответственности таких скупщиков долей не работали, но сейчас постепенно судебная практика стала меняться… Суды стали исходить из позиции, что если в жилом помещении несколько собственников и одному из них не дают пользоваться квартирой – то вредитель должен за это заплатить потерпевшей стороне денежную компенсацию.

Алгоритм действий в подобных ситуациях (с учетом того, как суды рассматривают подобные дела) должен выглядеть следующим образом:

1. Вы должны через обращения в полицию и через направления писем и телеграмм на квартиру о нечинении препятствий в пользовании квартирой (или иным жилым помещением) зафиксировать факт именно чинения Вам препятствий в попадании в квартире. Данный вопрос является краеугольным для всех последующих действий.

По итогу у Вас на руках должны оказаться документы из полиции о том, что Вам отказали в возбуждении уголовного дела с описанием сути Вашего заявления и проведенных полицией проверочных мероприятий по Вашему заявлению (в 99% случаев выносят Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и предлагают обратиться в суд о нечинении препятствий в пользовании квартирой), и иметь на руках копии писем и телеграмм, которые Вы отправляли на квартиру с требованием не чинить препятствия в ее пользовании и т.д. (оригиналы почтовых квитанций Вы обязаны сохранить).

2. После того, как Вы проделали данную работу, Вам необходимо будет обратиться в суд по месту нахождения жилого помещения с требованием к другим сособственникам не чинить Вам препятствия в пользовании квартирой, вселении и обязании выдать ключи от квартиры.

В этом иске обязательно надо будет указать: с какого момента Вам чинят эти самые препятствия (возьмите дату из Заявлений в полицию и Ваших писем).

Как правило, судебные процессы по таким делам тянутся достаточно долго и в большинстве своем оканчиваются вынесением Решения в пользу Вас, хотя бывает, что и отказывают во вселении… ссылаясь на то, что Вы не члены одной семьи, что квартира маленькая, что реальной возможности пользоваться квартирой всем вместе нет.

Но в данном случае это не имеет принципиального значения, основное – это чтобы в решении суда было зафиксировано и судом подтверждено, что с такой-то даты Вам чинят препятствия в пользовании квартирой. Все.

3. Как только Решение суда, в котором установлен факт чинения Вам препятствий в пользовании квартирой вступит в законную силу Вы можете действовать дальше, а именно – требовать за эти незаконные действия с других сособственников денежную компенсацию.

Как это происходит…

Обоснованием возможности требовать деньги с чинящих Вам препятствия в пользовании жилым помещением заложены в ст. 247 ГК РФ.

Так, согласно п. 2 ст. 247 ГК РФ – “Участник долевой собственности имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доле, а при невозможности этого вправе требовать от других участников, владеющих и пользующихся имуществом, приходящимся на его долю, соответствующей компенсации.”

Из текста статьи становится понятным, что денежная компенсация возможна.

Но судебная практика пошла дальше и развила понятие денежной компенсации в части того, за что и как она берется/ взыскивается.

Приведу Вам Пример:

Вы унаследовали долю в 1-но комнатной квартире и предположим, Ваша доля составляет ½ долю в праве собственности.

В квартиру поселился другой родственник, там живет и не желает Вас в квартиру пускать… Еще хуже, если другой наследник  или сособственник просто продал или подарил свою долю еще кому-то и там живет неизвестный Вам человек.

Как быть?

В зависимости от того, имеется ли у Вас в собственности иное жилье или нет, результат Ваших действий может оказаться различным…

Вероятность того, что Вам удастся поселиться в 1-но комнатной квартире уже занятой иным лицом лично я расцениваю как низкую, сейчас суды в Абсолютном большинстве случаев в однокомнатные квартиры уже занятые другими сособственниками тех, кто только желает в ней жить – не вселяют, мотив отказа – либо невозможно всем пользоваться, либо наличие иного жилья… Иногда и то, и другое.

Что же получается?

Вы проделали все описанные выше действия, подали заявление в полицию, направили письма и телеграммы, а вселения не произошло или произошло, но через длительное время, все это время Вы обязаны платить налог на недвижимость и коммунальные платежи…

Как наказать рублем не пускавшего или не пускающего в квартиру сособственника?    

Ответ: подавайте в суд на денежную компенсацию.

Как это делается?

1. Вы должны получить на руки Решение суда, в котором установлено с какого периода Вам чинили препятствия в пользовании квартирой.

2. Сделать оценку стоимости аренды квартиры (делается в практически любой оценочной компании) за период с начала чинения препятствий до даты предполагаемой даты подачи иска в суд.

Например: за период с сентября 2015 г. по сентябрь 2016 г. – т.е. за 12 месяцев.

Если стоимость аренды в месяц составляет в среднем 25.000 рублей, то за 12 месяцев стоимость аренды такой квартиры будет 300.000 рублей (25.000 *12).

3. Подготовить иск в суд к сособственникам и потребовать с них (т.к. Вы владелец ½ доли в квартире) половину от стоимости аренды квартиры, ведь они Вам чинили препятствия в пользованию ею, и Вы имеется право на данную компенсацию… Не зависимо от того, есть ли у Вас иное жилье или нет.

4. Обратиться в суд и взыскать деньги.

Такие примеры есть. Решения судов имеются. Деньги взыскиваются.

Вывод № 1: если Вы желаете и дальше платить квартплату не пользуясь квартирой (с Вас все равно ее будут требовать как с сособственника), если Вы дальше желаете платить налог на недвижимость за свою долю не пользуясь ею, если Вы готовы терпеть чтобы Вашей долей пользовался посторонний Вам человек – то данная статья не для Вас.

Вывод №2: Если же Вы хотите отстаивать свои права, требовать деньги с людей нарушающих Ваши права, принуждать их идти Вам на уступки – то прочитав данную статью, Вы теперь знаете: действовать можно, закон позволяет.

Принимайте решение!  

© Адвокат Комаров С.В. 2017

Источник: https://advokatkomarov.ru/stat-i/denezhnaya-kompensaciya-za-dolju-v-kvartire-ne-puskajut-v-kvartiru-gde-est-vasha-dolya-v-sobstvennos/

О квартирном рейдерстве и как с ним бороться

Можно ли получить компенсацию за пользование долями в 1 комнатной квартире?

“Квартирное рейдерство” – термин довольно молодой. Лет 5 назад ещё его было сложно найти в прессе.

Но вот последние 3-4 года он всё чаще и чаще мелькает на страницах как бумажных изданий, так и интернет-сайтов, в речах политиков и общественных деятелей, да и в выступлениях обычных граждан.

Квартирным рейдерством называют обычно захват квартиры владельцами небольшой (а иногда и большой) доли в ней путём выживания совладельцев.

Как это выглядит? Некто покупает долю в праве собственности на квартиру или комнату. Затем под любым предлогом вселяется в неё (иногда помогает суд, иногда просто грубая сила).

После этого нехитрыми способами – от жарки селёдки на кухне, мокрых полов в туалете и забивания замков спичками, до поигрывания острыми колюще-режущими предметами и конкретных обещаний несладкого будущего, – соседи выживаются из квартиры или комнаты так, что им остаётся только пытаться продать и свою долю.

Рейдеры часто согласны её купить, но за 10 – 20% реальной стоимости. Как правило, они и первую свою долю купили за пол-цены, если не меньше.

Вроде бы ситуация совершенно ясная. И вроде бы совершенно ясно, что тут делать – собирать доказательства, выселять по суду незаконно вселившихся, ловить эту банду и сажать её.

Но почему-то в общественном мнении зачастую ситуация выглядит иначе: оно видит нарушения не там, где они есть (незаконное вселение, чинение препятствий собственникам, угрозы и шантаж), а там, где их нет (приобретение доли криминальными личностями).

Хуже того, квартирным рейдерством, некоторые сознательно передёргивая, а некоторые и искренне заблуждаясь, начинают называть не незаконное вселение и выживание собственников из квартиры, а вполне законное отчуждение доли в жилом помещении её собственником постороннему лицу.

По мнению многих, если у семьи Ивановых есть 2/3 квартиры, в которой они проживают, а их дальнему родичу Петрову досталась 1/3 этой квартиры по наследству, то совершенно нормально, что Ивановы не только не пускают Петрова жить (что, в общем, наверное, правильно: посторонний человек в чужой квартире сильно ущемляет права на жилище), но и вообще делают вид, что никакой его доли тут нет, а они могут спокойно, безвозмездно и беспроблемно пользоваться всей квартирой. Впрочем, готовы купить у него его 1/3, но конечно, не за треть цены квартиры, а рублей за сто. Ну или сколько у них от последней зарплаты осталось. Не согласен – “Как знаешь, вообще ведь ничего не получишь”.

Вполне себе неудивительно, что озверевший Петров вначале пытается найти управу на Ивановых. Но ни наш закон, ни наш нерешительный (в подобных ситуациях. В других – весьма решительный) суд ему не подмога.

В законе ничего внятного о том, как собственник доли, который не может непосредственно использовать объект, может получить причитающееся ему иным способом.

А без чёткого указания закона суды мнутся и боятся выдать волюнтаристское требование, например, обязать Ивановых выкупить у Петрова его долю за пропорциональную долю стоимости целой квартиры, или назначить ему ежемесячную плату с Ивановых, и так далее. Мировых соглашений тоже по таким делам почти не бывает.

Помыкавшись где-то в судах, а где-то без судов, вконец возненавидев своих зачастую кстати родственников, Петров решает: “Да пропади пропадом эта доля, ничего с неё не получу, так хоть как следует нагажу вредным совладельцам”. Так и попадают доли квартиры в собственность криминальных личностей, которые дальше устраивают то, что и называется, если говорить объективно, “квартирным рейдерством”.

Конечно, это не единственный возможный вариант. Есть и другие: например, в приватизированной квартире один из собственников разругался с другими, покатился по наклонной и продал свою долю всё тем же сомнительным личностям. Вина бывает и на одной, и на другой стороне.

Способов передать свою долю даже без уведомления совладельцев более чем достаточно. Это и дарение, и отступное по фиктивному займу, и дарение + продажа (сначала микродоля дарится, затем тому же лицу продаётся большая доля).

Правда, после введения нотариального удостоверения сделок отчуждения с долями недвижимости накал “альтернативных” способов отчуждения спал, и сейчас чаще всего в ходу купля-продажа, подразумевающая предварительное уведомление совладельцев.

Но и дарение остаётся в силе, ведь если стороны уверенно и упорно говорят, что передают долю безвозмездно, нотариус сам не вправе решать, что сделка притворная, а ограничивается только разъяснением возможных рисков и последствий.

И вновь нельзя не обратить внимание, что в народе бытует безграмотное мнение, что преимущественное право покупки означает, что “без согласия других собственников никому передать долю нельзя”.

Подкрепляемое столь же малограмотными консультациями “юристов”, увы. В действительности, если уж собственник решился свою долю отчуждать, то он это сделает, хотят его совладельцы или нет.

В том числе и через куплю-продажу.

Как это делается? Вначале собственник доли, который желает её продать, идёт к нотариусу (есть и варианты обойтись на этой стадии без нотариуса, но они менее надёжны). Там он направляет заявление в адрес каждого из других участников долевой собственности.

В заявлении сообщает о намерении продать долю третьему лицу, указывая цену и другие условия продажи. И предлагает воспользоваться преимущественным правом покупки.

Это заявление нотариус направляет (обычно Почтой России) по адресу совладельца (желательно по адресу регистрации места жительства, но работает иногда и фактическое место жительства).

НЕЗАВИСИМО ОТ ТОГО, получил ли адресат письмо или сидел в кустах, надеясь, что пронесёт, в соответствии со ст. 165.1 ГК РФ, если письмо было направлено по правильному адресу, он считается его получившим.

После получения (или того, что признаётся получением) данного заявления начинается отсчёт срока продолжительностью один месяц.

И если за это время сособственники не решились заключить договор на предложенных условиях, не собрали деньги (обычно в заявлениях ставится условие, что деньги должны быть уплачены сразу) и не подписали договор, то можно продавать долю посторонним лицам на предложенных совладельцам условиях. Совершенно без учёта каких-либо желаний и возражений других собственников.

Но у многих граждан опять “особое мнение”. Я такое называю “крестьянская хитрозадость”. Одни думают, что могут вместо предложенных им условий предложить свои условия и потянуть время (типичное: “а я считаю, что его доля столько не стоит”); другие считают, что если они ответили “я согласен”, то после этого уже можно ничего не покупать, а сделка у продавца всё равно уже сорвалась.

Ничего подобного! Продавец идёт к нотариусу, показывает свидетельство того же или другого нотариуса о том, что совладельцы были уведомлены. Независимо от того, получили они заявление или уклонились, результат будет один.

Главное, чтобы было какое-нибудь подтверждение того, что уведомление направлено по правильному адресу, а не “на деревню дедушке, Константину Макарычу”.

В крайнем случае, нотариус запросит информацию о лицах, проживающих по адресу, куда было направлено письмо.

Сделка совершена, удостоверена, право зарегистрировано, в квартире или комнате появляется новый собственник.

Возможно, он правда рейдер, возможно он хороший человек, которому нужно где-то жить, возможно он инвестор, расчитывающий на снос дома, возможно, он пользуется лазейкой в нормативных актах, которая пока позволяет регистрировать место жительства даже при наличии 1/10000000 (можно уменьшать и далее) доли в праве собственности.

Вполне возможно, что ему от этой доли ничего, кроме регистрации по месту жительства, и не нужно. Ни нотариус, ни регистратор, ни даже суд не вправе судить о его намерениях, если таковые не являются незаконными и не проявились в конкретных поступках.

Поэтому на этом этапе остановить рейдеров невозможно. Совсем невозможно: если даже один нотариус заподозрит и откажет, они будут умнее, и у другого не будут делиться своими планами на будущее.

Таким образом, есть только один способ эффективной борьбы с квартирным рейдерством: противодействие собственно их незаконным действиям, которые состоят в выживании собственников из жилья. Как уже писалось выше: сбор доказательств, выселение, суд…

А самый лучший вариант – это не допустить самой ситуации, когда квартирные рейдеры появятся в общем жилье. Но, к сожалению, хотя он и самый лучший, но не всегда самый простой.

Отбрасывая те случаи, когда от совладельцев вообще ничего или мало что зависит, в нашей стране слишком часто надеются на авось. “Авось, не продаст” и “Небось, не сумеет”.

Поэтому с недружественным совладельцем не церемонятся, на переговоры не идут, а если и идут, то на неприемлемых условиях. В результате ситуация заходит в тупик, из которого простого выхода не существует.

Если ещё можно как-то зафиксировать угрозу насилия, то как зафиксируешь, например, изгаженные полы в туалете? Ставить скрытые камеры, нарушая неприкосновенность частной жизни и, возможно, ещё и статью УК, запрещающую приобретение и использование шпионской техники, как бы себе дороже не обошлось!

Конечно, проблема эта быстро была поднята на уровень государственный. Слушания в Государственной Думе, законопроекты, публикации в СМИ. Но результата – ноль. Законопроекты, в силу их “с плеча рубательского” характера законами не становятся.

Защиты прав жильцов от рейдеров, а владельцев малых долей от произвола владельцев больших – так и нет. Идея запретить вообще оборот долей, по крайней мере, малых – откровенно противоречит основам гражданского права. Это привычный нам по депутатским законопроектам “запретительно-охранительный” подход.

Легче всего “врубить” “запрет на всё”, не разбираясь в природе ситуации и не задумываясь о косвенных последствиях. К счастью, в Думе и прочих государственных структурах хватает людей, которые понимают, к чему может привести подобного рода запретительная политика, поэтому пока процесс не движется.

А вот почему не появляются более взвешенные законопроекты – вопрос серьёзный.

Но перейдём, однако, к моим предложениям, как можно было бы с этим бороться.

Надо выделить два направления:

1) борьба с ситуацией, когда собственник не может извлекать материальное благо из своей собственности (“защита права собственности на долю”);

2) борьба с ситуацией, когда проживающий в жилье не имеет защиты от мер “выживания” (“защита жилищных прав собственника доли”).

Как только мы определяемся с этими направлениями действия и охватываем типичные ситуации в этой области, становится проще понять, что именно делать.

В рамках защиты права собственности на долю самый разумный вариант – это предоставить суду выбирать способ защиты права, в зависимости от ситуации и желания сторон, оперируя следующими вариантами:

1) принудительный для ответчика выкуп доли у истца ответчиком с выплатой строго пропорциональной доли рыночной цены целой квартиры (комнаты, дома);

2) принудительная для ответчика продажа доли истцу с выплатой такого же вознаграждения уже истцом ответчику;

В этих двух случаях следует обеспечить фактическую выплату, во втором случае, внесением всей суммы в депозит суда до принятия решения по существу, в первом случае всеми доступными приставам-исполнителям способами.

3) принудительная для обеих сторон совместная продажа жилья с последующим пропорциональным распределением вырученных средств (по возможности избегая механизма торгов, который ведёт к значительному снижению вырученных сумм, оставляя его только на крайний случай);

4) установление периодических выплат тому из участников собственности, который не может непосредственно пользоваться долей или сдавать её внаём;

5) и наконец, вселение истца или жильцов, которым он сдал квартиру, если он этого желает и это возможно исходя из жилищных условий.

Варианты типа сдачи внаём всей квартиры тоже возможны, но вряд ли имеет смысл это делать как-либо помимо мирового соглашения сторон спора.

Данные варианты должны быть доступны суду; некоторые из них при определённых условиях (например, без желания лица вселить его в жильё должно быть совершенно невозможно – конечно же, это и Конституции противоречило бы; или, например, если истец не желает получать периодические выплаты без какой-то гарантии того, что они ему поступят), кроме того, суд должен всячески способствовать тому, чтобы стороны вышли на мировое соглашение под угрозой неудобного как одной, так и другой стороне варианта решения проблемы.

Если подобное регулирование появится в или статье 250 (или 250.1) ГК РФ, или в каком-нибудь ином месте ГК РФ, то накал ситуации уже существенно спадёт.

Что же касается защиты жилищных прав собственника, то тут надо сделать несколько изменений:

1) либо в ясной и твёрдой форме установить, что регистрация по месту жительства не даёт никаких прав, а наоборот, проживание по определённому адресу даёт все права (то есть, перейти на чисто заявительный порядок регистрации с очень серьёзной ответственностью за ложную регистрацию, вплоть до уголовных штрафов, если это приводит к уклонению от выполнения гражданских обязанностей или от ответственности),

либо наоборот, установить, что для регистрации недостаточно просто владеть долей, а надо иметь либо согласие всех лиц, владеющих самостоятельным жилым помещением (как минимум, изолированной комнатой) и законно проживающих в нём, либо судебное решение, которое указывает, в какой конкретно комнате кто имеет право проживать.

2) и соответственно, вселение в жилое помещение производить только на указанных выше условиях (независимо от выбранной политики в первом пункте): я могу вселиться либо к членам своей семьи в комнату/квартиру, которую они занимают, то есть по общему согласию жильцов и владельцев комнаты/квартиры, либо, если согласия нет, суд рассмотрит, можно ли по размеру моей доли выделить мне лично (или нескольким сособственникам, согласным жить вместе) изолированное жилое помещение. И если да, то вселение по суду, если же нет, то отказ.

3) ввести запретительную санкцию: собственникам доли, не имеющим право вселения во внесудебном порядке, при наличии каких-либо попыток вселиться без суда или препятствования другим собственникам в проживании, судом может быть  наложен запрет вселения в квартиру и даже нахождения в подъезде дома, если это требуется, под страхом уже уголовной ответственности за неисполнение судебного решения. Можно по аналогии с “антисталкерскими” законами США и других стран, где гражданину может быть запрещено приближаться к определённому лицу (или определённому месту).

Может быть, мои мысли и наивны, но, как мне кажется, подобные меры были бы достаточно эффективны.

Источник: https://zakon.ru/blog/2018/8/16/o_kvartirnom_rejderstve_i_kak_s_nim_borotsya

Апелляционное определение Московского городского суда от 16 декабря 2014 г. N 33-40234/14 (ключевые темы: участники долевой собственности

Можно ли получить компенсацию за пользование долями в 1 комнатной квартире?

Апелляционное определение Московского городского суда от 16 декабря 2014 г. N 33-40234/14

Судья: Погосова К.Н.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Вьюговой Н.М.,

судей Морозовой Д.Х., Горбуновой В.А.,

при секретаре Микаэлян К.И.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Морозовой Д.Х.

гражданское дело по апелляционной жалобе истца Худавердиевой Г.Я. на решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 27 августа 2014 года, которым постановлено:

“Исковые требования Худавердиевой Г.Я. к Афанасьевой В.В., Максимовой Р.В. о взыскании денежной компенсации за пользование площадью несоразмерной доли в праве собственности, компенсации за оплату коммунальных услуг, процентов за пользование чужими денежными средствами, судебных издержек, оставить без удовлетворения”,

установила:

Худавердиева Г.Я. обратилась в суд с иском к Афанасьевой В.В., уточненным в порядке ст. 39 ГПК РФ, о взыскании денежной компенсации за пользование площадью несоразмерной доли в праве собственности, компенсации за оплату коммунальных услуг и процентов за пользование чужими денежными средствами.

В обоснование иска указав, что на основании договора купли-продажи от 18 мая 2011 года являлась собственником ? доли в праве общей собственности в квартире, расположенной по адресу: ****. С 26 ноября 2013 года ей принадлежит ? доли в праве общей долевой собственности в вышеуказанной квартире. Афанасьевой В.В.

принадлежит на праве собственности ? доля в указанном жилом помещении на основании договора дарения от 08 сентября 2010 года. Ранее между предыдущими собственниками спорного имущества был определен порядок пользования спорным жилым помещением. Афанасьева В.В. занимает комнату площадью ? кв.м, что на ? кв.

м больше, чем площадь, соответствующая ее доле.

На основании изложенного, просила взыскать с Максимовой Р.В. рыночную стоимость арендных платежей за пользование ? кв.м в спорной квартире в качестве денежной компенсации за невозможность пользоваться частью имущества в размере **** руб.

, взыскать с Афанасьевой В.В. **** руб. в качестве денежной компенсации за переплату коммунальных платежей в период с июня 2011 года по ноябрь 2013 года, взыскать с Максимовой Р.В. и Афанасьевой В.В.

проценты за пользование чужими денежными средствами в размере **** руб.

Представитель истца по доверенности Панкратова О.А. в судебном заседании уточненные исковые требования поддержала в полном объеме.

Ответчики Афанасьева В. В. и Максимова Р. В.

в судебном заседании возражали против исковых требований, ссылаясь на отсутствие задолженности по оплате жилищно- коммунальных услуг, на то, что приобретая доли в спорном жилом помещении истец знала об определенном судом порядке пользования жилым помещением. Кроме того Максимова Р.В. пояснила, что является инвалидом II группы, спорная жилая площадь является единственным местом ее жительства.

Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого просит истец Худавердиева Г.Я. по доводам апелляционной жалобы.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения сторон, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов жалобы в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, спорная квартира, расположенная по адресу: ****, состоит из трех комнат, площадью **** кв.м, **** кв.м, **** кв.м, общая площадь квартиры составляет **** кв.м, жилая **** кв.м (л.д. 56-57).

Квартира принадлежит сторонам на праве общей долевой собственности.

В настоящее время истцу Худавердиевой Р.В. принадлежит ? доли спорной квартиры, ответчику Максимовой Р.В. принадлежит ? доли спорной квартиры.

Ранее 26 мая 2010 года определением Кузьминского районного суда г. Москвы утверждено мировое соглашение между Максимовой Р.В. и М.А.В., по условиям которого в пользование Максимовой Р.В. выделена комната **** кв.м, М.А.В. смежные комнаты **** кв.м и **** кв.м в квартире, расположенной по адресу: **** (л.д. 81).

После определения порядка пользования квартирой состав сособственников изменился.

08 сентября 2010 года на основании договора дарения Максимова Р.В. произвела отчуждение своей доли в пользу двоюродной сестры Афанасьевой В.В.

18 мая 2011 года на основании договора купли-продажи, заключенному между М.А.В. и Худавердиевой Г.Я., истец приобрела в собственность ? доли в квартире, расположенной по адресу: **** (л.д. 14).

31 октября 2013 года на основании договора дарения Худавердиева Г.Я. подарила Х.Я.Х., А.М.Х.к., С.Ш.Н.о. по ? доли каждому в праве собственности от ? доли, принадлежащих ей (л.д. 16).

26 ноября 2013 года договор дарения был зарегистрирован в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве. Согласно Свидетельству о государственной регистрации права от 26 ноября 2013 года Худавердиевой Г.Я. принадлежит ? доли в праве в спорной квартире (л.д. 17).

28 мая 2014 года согласно договору дарения заключенного между Афанасьевой В.В. и Максимовой Р.В., последняя стала собственником ? доли спорного жилого помещения (л.д. 123-124).

Согласно отчету N 11-12-13 “Об оценке рыночной стоимости Хкомнатной комнатной квартиры, общей площадью **** кв.м, расположенной по адресу: ****, составленному ООО “Профсервис”, рыночная стоимость арендных платежей за право пользование 1,54 кв.м за период с июня 2011 года по ноябрь 2013 года составляет 34 380 руб. (л.д. 25-52).

Разрешая спор, суд пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований.

В силу п. 1 ст. 247 ГК РФ владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия – в порядке, устанавливаемом судом.

Согласно ч. 2 ст. 247 ГК РФ участник долевой собственности имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доли, а при невозможности этого вправе требовать от других участников, владеющих и пользующихся имуществом, приходящимся на его долю, соответствующей компенсации.

По смыслу ч. 2 ст.

247 ГК РФ отсутствие между сособственниками соглашения о владении и пользовании общим имуществом и фактическое использование части общего имущества одним из участников долевой собственности сами по себе не образуют достаточную совокупность оснований для взыскания с фактического пользователя по иску другого сособственника денежных средств за использование части общего имущества.

Компенсация, указанная в упомянутой норме закона, является по своей сути возмещением понесенных одним сособственником имущественных потерь, которые возникают при объективной невозможности осуществления им полномочий по владению и пользованию имуществом, приходящимся на его долю, вследствие действий другого сособственника, в том числе, когда этот другой сособственник за счет потерпевшего использует больше, чем ему причитается.

Именно в этом случае ограниченный в осуществлении правомочий участник общей долевой собственности вправе ставить вопрос о выплате ему компенсации.

Значимым для разрешения данного спора является установление факта пользования ответчиками принадлежащей истцу доли квартиры, невозможность предоставления во владение и пользование истцу доли квартиры по вине ответчика, а также учитывая, что ст.

247 ГК РФ установлено только право участника долевой собственности требовать соответствующей компенсации, а не безусловная обязанность суда присуждения соответствующей компенсации, то по смыслу закона вопрос о возможности взыскания компенсации разрешается судом лишь по итогам рассмотрения гражданского дела с учетом совокупности всех собранных по делу доказательств, при этом при разрешении данного спора должна быть учтена реальная возможность истца использования принадлежащей ему доли и его нуждаемость в пользовании данной жилой площади либо получение взамен денежной компенсации с целью компенсирования расходов на аренду другого жилья.

Предоставление одному из сособственников комнаты, превышающей размер его доли, не нарушает права другого сособственника по владению общим жилым помещением, поскольку право долевой собственности не прекращается.

Пунктом 2 ст. 247 ГК РФ не установлен размер и порядок исчисления компенсации.

Компенсация подразумевает собой способность возместить убытки, которые несет сособственник из-за невозможности владеть и пользоваться причитающейся ему частью имущества.

Вместе с тем, ст. 15 ГК РФ предусмотрено, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Таким образом, основанием для возложения гражданско-правовой ответственности по возмещению убытков является совокупность следующих юридически значимых обстоятельств: наличие и размер понесенных убытков, противоправность действий причинителя вреда, причинная связь между незаконными действиями и возникшим ущербом, а также наличие вины.

Доказательств реального несения Худавердиевой Г.Я. убытков или финансовых потерь, размера причиненных убытков, противоправного виновного поведения ответчиков как лиц их причинивших, причинно-следственной связи между возникшими убытками и поведением виновной стороны, истцом в материалы дела не представлено.

Кроме того, приобретая в собственность долю в размере ? в спорной квартире истцу было известно о том, что в данном жилом помещении был определен порядок пользования жилым помещением и предыдущему собственнику М.А.В. были определены комнаты **** кв.м и **** кв.м, которые не соответствовали идеальным долям в праве общей собственности,

Требования истца о взыскании с Максимовой Р.В. рыночной стоимости арендных платежей за пользование 1,54 кв.м в спорной квартире в качестве денежной компенсации за невозможность пользоваться частью имущества не основано на законе.

В соответствии с п. 1 ст. 606 ГК РФ по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.

Согласно п. 1 ст. 607 ГК РФ в аренду могут быть переданы земельные участки и другие обособленные природные объекты, предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другие вещи, которые не теряют своих натуральных свойств в процессе их использования (непотребляемые вещи).

Пунктом 3 ст. 607 ГК РФ предусмотрено, что в договоре аренды должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды. При отсутствии этих данных в договоре условие об объекте, подлежащем в аренду, считается не согласованным сторонами, соответствующий договор не считается заключенным.

Доля в праве собственности в силу ст. 606, 607 ГК РФ не может явиться предметом аренды.

Поскольку доли сторон не изменялись, требований о фактическом выделе долей в спорной квартире не заявлено, право общей собственности на квартиру не прекращено, вывод суда об отказе в удовлетворении заявленных требований о взыскании с Максимовой Р.В. компенсации за пользование частью помещения является законным и обоснованным, так как иное означало бы установление арендной платы для ответчика, что противоречит положениям ст. 247 ГК РФ.

Доводы истца том, что суд не разрешил требования о взыскании денежной компенсации за переплату коммунальных платежей, судебная коллегия находит несостоятельными.

Правила ст. 249 ГК РФ императивны: каждый из участников долевой собственности обязан нести расходы соразмерно своей доле.

Как усматривается из материалов дела, общая площадь спорной квартиры составляет **** кв.м, ответчику Афанасьевой В.В. принадлежала ? доли в праве общей собственности.

Из материалов дела следует, что на каждого из собственников истца Худавердиеву Г.Я. и ответчика Афанасьеву В.В. открыт лицевой счет с указанием площади занимаемого жилого помещения и причитающейся на их долю общей площади квартиры.

Таким образом, собственники спорной квартиры занимают определенные судебным решением комнаты, которые различаются по своим размерам, жилищно-коммунальные услуги оплачивают согласно занимаемых ими площадей, а использование одним из участников долевой собственности помещения большей площади, не образует достаточную совокупность оснований для взыскания с фактического пользователя по иску другого сособственника денежных средств за использование части превышающей его идеальную долю.

Доводы апелляционной жалобы повторяют ее позицию в суде первой инстанции, не опровергают вышеизложенные значимые для разрешения спора обстоятельства и по вышеизложенным мотивам не свидетельствуют о наличии оснований для отмены решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 27 августа 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Худавердиевой Г.Я. – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/132554858/

Юр-консультант.ру
Добавить комментарий