Нужна ли печать при заключении договора с юристом при работе с ЕСПЧ?

Минюст РФ: ЕСПЧ призывают к вмешательству в международную политику

Нужна ли печать при заключении договора с юристом при работе с ЕСПЧ?

Страсбургский суд фактически вовлекается в международные конфликты странами, подающими межгосударственные иски против России. Об организаторах этих жалоб, их политизированности и позиции России в интервью ТАСС рассказал уполномоченный РФ при ЕСПЧ, замминистра юстиции Михаил Гальперин.

27 августа Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал РФ виновной в нарушении ряда пунктов Конвенции по правам человека по делу аудитора фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского и обязал выплатить его представителям €34 тыс. Минюст России обжаловал это решение?

— Постановление ЕСПЧ не вступило в силу, и у нас есть три месяца с даты его вынесения для решения вопроса об обжаловании.

Замечу, что ЕСПЧ принимает заявления об обжаловании в Большую палату, как правило, в случае если в оспариваемом постановлении ставится фундаментальный вопрос применения Конвенции.

В том решении, о котором вы упомянули, с юридической точки зрения нет ничего экстраординарного, отличающего его от десятков аналогичных актов по делам против разных стран Совета Европы. Возможно, примечательна лишь фигура заявителя, а также то, что его жалоба рассматривалась ЕСПЧ без малого десять лет.

Использование же Европейским судом по правам человека определенного набора статей Конвенции о защите прав человека является устоявшейся практикой, применяемой в отношении соответствующей категории дел.

Обращу внимание и на то, что помимо выводов относительно продления меры пресечения, а также условий содержания и оказания медицинской помощи Магнитскому, ЕСПЧ констатировал отсутствие нарушения со стороны российских властей пункта 1 статьи 5 Конвенции в связи с самим задержанием и заключением заявителя под стражу. Европейский суд признал, что задержание Магнитского и заключение его под стражу соответствовали установленным конвенционным требованиям. Также постановление не содержит требования к властям Российской Федерации о пересмотре судебного акта, вынесенного национальным судом по уголовному делу.

Как вы оцениваете включение вас и британского адвоката Майкла Свэйнстона в базу данных экстремистского украинского сайта “Миротворец” за то, что вы принимаете участие в судебных слушаниях в Страсбурге по украинской жалобе против России о якобы имевших место нарушениях прав человека в Крыму?

— Во многих делах, которые ведет наша юридическая команда в международных и иностранных судах и арбитражах, Российской Федерации противостоят могущественные оппоненты: иностранные государства, враждебные спецслужбы, олигархические группы, использующие недобросовестные практики.

В связи с этим факт включения в “Миротворец” можно было бы признать недостойным какого-либо внимания, если бы не одно обстоятельство.

Фактически впервые объектом атаки стали юридические представители стороны в международном суде по итогам выступления в публичном заседании (11 сентября 2019 года в ЕСПЧ в Страсбурге по делу “Украина против России”), в том числе подданный Великобритании, известный международный юрист, имеющий статус королевского адвоката. И это беспрецедентно.

Речь идет не только о неуважении к представителям, отстаивающим правовую позицию страны, о давлении на Российскую Федерацию, но и неуважении к самому Европейскому суду по правам человека, о явном и грубом препятствовании правосудию.

Как раз подобные экстремистские выходки со стороны националистических групп в 2014 году и побудили граждан Крыма принять решение продолжить свое развитие вне Украины, защитив себя от угроз, исходящих от “майданной” киевской власти

Убежден, что судьи дадут надлежащую оценку попыткам давления, соответствующее заявление уже рассматривается ЕСПЧ. Это вызов не только мне и моим коллегам, но самому суду.

— Принято ли уже решение о приемлемости жалобы Украины против России о предположительном нарушении прав человека в Крыму?

— Нет, не принято. Как я уже сказал, совсем недавно, 11 сентября этого года, в Европейском суде прошли устные слушания по вопросу приемлемости соответствующей жалобы, в ходе которых российская сторона представила свою позицию.

Мы акцентировали внимание суда на безосновательности и бездоказательности украинских претензий, опровергли утверждения об осуществлении Россией “эффективного контроля” в Крыму с 27 февраля по 18 марта 2014 года, с учетом в том числе того, что в этот период в Крыму находился и многотысячный украинский воинский контингент, а все сформированные задолго до февраля 2014 года местные органы власти продолжали свою деятельность вплоть до даты воссоединения. Таким образом, в этой ситуации неприменим даже чрезвычайно низкий и размытый правовой стандарт “эффективного контроля”, ранее выработанный самим ЕСПЧ.

Также мы обратили внимание судей на несоблюдение украинскими властями различных критериев приемлемости жалобы, определенных Конвенцией о защите прав человека, на отсутствие убедительных документальных доказательств каких-либо нарушений с российской стороны. Вряд ли решение ЕСПЧ по вопросу приемлемости межгосударственной жалобы следует ожидать ранее 2020 года.

Сейчас перед ЕСПЧ в этом деле стоит дилемма: поддаться на призывы заняться международной политикой, вмешаться в решение вопроса, который может быть разрешен только дипломатическим путем, либо остаться в правовом поле, руководствуясь исключительно положениями конвенции.

С юридической точки зрения совершенно очевидно, что не в компетенции ЕСПЧ оценивать, например, соответствие действий российских властей межгосударственным соглашениям о пребывании в Крыму Черноморского флота либо законность проведения в марте 2014 года референдума о судьбе Крыма и его последствий.

Но в своем заключительном слове на слушаниях британский адвокат, представляющий Украину, открыто и цинично заявил судьям, что любое межгосударственное дело является политическим, поэтому судьи ЕСПЧ не смогут избежать присоединения к хору , бросающих нашей стране голословные политические обвинения.

Сколько сейчас подано украинскими компаниями исков к России в связи с воссоединением Крыма? В какой части они могут быть подсудны ЕСПЧ, выносились ли решения и с чем российская сторона согласна, а с чем нет?

— Я лично не знаю ни об одном заявлении в ЕСПЧ украинских компаний в связи с принятием Крыма в состав Российской Федерации. ЕСПЧ с 2014 года не вынес вообще ни одного постановления по поступающим жалобам о предполагаемых нарушениях прав человека в Крыму, все такие заявления заморожены.

Если речь идет не о ЕСПЧ, а о международных инвестиционных арбитражах, в которых национальные интересы также защищает Минюст России, то на сегодня в активной стадии находится восемь таких дел по искам украинских физических и юридических лиц на общую сумму более $12 млрд.

Также подано еще несколько арбитражных уведомлений, которые могут превратиться в полноценные процессы. В них заявители пытаются доказать, что на момент изъятия активов в период воссоединения они являлись “иностранными инвесторами” в Крыму по смыслу соответствующего российско-украинского соглашения 1998 года о взаимной защите инвестиций.

Такая позиция не соответствует основным началам права международных договоров. 

Понимая это, но не имея возможности согласиться с тем, что Крым — часть суверенной российской территории, украинские олигархи в инвестиционных арбитражах за рубежом пытаются представить себя жертвами нарушения прав человека и использовать практику из совершенно другой отрасли регулирования — например, концепцию экстерриториального “эффективного контроля” из актов ЕСПЧ по Приднестровью.

Если объяснить простым неюридическим языком, они заявляют, что Крым все еще остается в составе Украины (но тогда они никакие не “иностранные” инвесторы на территории России!), однако наша страна должна выплатить им компенсацию

Следуя этой логике, украинская сторона неизбежно должна признать, что и любая зарегистрированная в Крыму после 2014 года российская компания может требовать компенсацию от властей в Киеве за нарушение ее прав на территории Украины в качестве “иностранного” российского инвестора.

 Какие страны подали в Страсбургский суд межгосударственные жалобы против РФ?

— Только Грузия и Украина, но общее количество жалоб против России от правительств этих государств приближается к десяти.

По ряду признаков мы понимаем, что эти страны, выступая как “фронтмены” противостояния с Россией в ЕСПЧ и на других площадках, пользуются значительной поддержкой других государств, в том числе, скажем так, и не входящих в Совет Европы.

Например, при помощи иностранных спецслужб, связанных с ними организаций, массово фальсифицируются электронные материалы, потом вбрасываются в СМИ и социальные сети, представляются как “доказательства” в суды. Конечно, ни грузинские, ни украинские власти самостоятельно такую работу организовать бы не смогли.

Тем более, речь идет о затратах, составляющих десятки миллионов долларов.

Многие эксперты утверждают, что ЕСПЧ вообще не предназначен для рассмотрения межгосударственных споров, а должен заниматься только жалобами граждан на нарушения их свобод.

Но на определенном этапе суд вовлекли в международные конфликты, территориальные споры, дипломатические претензии, а он не смог или не захотел этому противостоять, фактически сам в последние годы поощряет подачу заявлений, имеющих явно политический контекст.

— Сколько решений было вынесено Страсбургским судом против РФ с начала года? Какую сумму Россия выплатила по решениям ЕСПЧ?

— Всего с начала этого года по делам против нашей страны ЕСПЧ вынесено около 250 постановлений и решений. Никакого всплеска количества заявлений по сравнению с предыдущими годами нет. Объем произведенных Минюстом России выплат за этот же период российским заявителям составил около 600 млн рублей.

 В ноябре 2018 года ЕСПЧ зарегистрировал иск к России 95 родственников жертв крушения малайзийского Boeing. При этом адвокат, оказывающий истцам поддержку, сообщил, что РФ не предоставила важную информацию группе, ведущей расследование. Насколько эта позиция обоснована? Каковы аргументы российской стороны по данному иску?

— Наша позиция, сопровождаемая доказательствами, подробно будет изложена в процессуальных документах, направляемых в ЕСПЧ.

Не все знают, что в ЕСПЧ уже несколько дел, которые касаются этой трагедии, а не только то, о котором вы упомянули. Например, на рассмотрении суда есть иск граждан Германии против Украины в связи с незакрытием воздушного пространства в зоне боевых действий в Донбассе в 2014 году.

К этому делу суд допустил в качестве третьих лиц ряд европейских стран, а заявление России о вступлении в дело отклонил, не дал возможности высказать свою позицию. При этом мы слышим и заявления правительства Малайзии, и парламента Нидерландов о роли Украины в крушении самолета.

Очевидно, и эти заявления, а также информацию, на которой они основаны, ЕСПЧ должен иметь в виду.

С 2019 года ЕСПЧ предлагает заявителям и государствам-ответчикам заключить мировую в течение 12 недель после фильтрационной проверки жалобы. Для чего нужна данная процедура? Может ли это нововведение вызвать отрицательные последствия?

— Обязательная стадия мирового урегулирования введена в действие Европейским судом по правам человека с 1 января 2019 года для предоставления сторонам возможности самостоятельного и скорейшего урегулирования спора в досудебном порядке.

Эта процедура никоим образом не ограничивает процессуальные права сторон. В случае недостижения сторонами мирового соглашения соответствующее дело будет рассматриваться в общей процедуре, закрепленной регламентом Европейского суда.

Следует отметить, что в последние годы Минюст России и без этой новой процедуры активно использует уже предоставленные Конвенцией о защите прав человека возможности досудебного урегулирования по жалобам, находящимся на рассмотрении ЕСПЧ. Общее количество дел, разрешенных таким образом, существенно увеличилось.

Например, только с 2017 года по настоящее время Минюст России направил в ЕСПЧ свыше 1200 мировых соглашений и односторонних деклараций, что практически вчетверо превышает подобные показатели предыдущего периода. Я подписываю такие документы почти каждую неделю.

Полагаю, что подобная практика досудебного урегулирования, реализуемая Минюстом России во взаимодействии с секретариатом Европейского суда по правам человека, будет только расширятся. Мы к этому готовы.

Ну и конечно, несмотря ни на какие внешнеполитические обстоятельства, необходимо и дальше развивать национальные средства правовой защиты, чтобы нашим собственным гражданам не приходилось обращаться в международные суды, чтобы они могли найти правовую защиту в своей стране. 

Ваш первый вопрос касался одной из жалоб на условия содержания в местах заключения. Такие жалобы составляют сейчас самую многочисленную категорию “российских” дел в ЕСПЧ.

В этом году правительством был внесен в Госдуму подготовленный Минюстом России законопроект, позволяющий передать эти дела в российские суды, получить гражданам справедливую компенсацию за нарушения норм содержания во всех местах заключения (не только СИЗО и колониях, но, например, и в полицейских изоляторах временного содержания) быстрее и проще. Мы надеемся, что этот законопроект в обозримом будущем станет законом.

Беседовала Ксения Семеновская

Источник: https://tass.ru/interviews/7006594

Сколько стоит защита в ЕСПЧ?

Нужна ли печать при заключении договора с юристом при работе с ЕСПЧ?
sh: 1: –format=html: not found

Размеры гонорара адвоката законодателем не урегулированы и отданы на откуп защитникам и их доверителям. На сайтах адвокатских палат разных регионов можно найти рекомендуемые адвокатам размеры вознаграждения.

Некоторые палаты отдельно выделяют гонорары за обращение в Европейский Суд по правам человека, при этом суммы по России очень разные. Например, Совет АП Новосибирской области определяет оплату юридической помощи за подготовку обращения в Страсбург в размере не менее 25 000 руб.

, а по мнению АП Иркутской области подготовка жалобы в ЕСПЧ должна оцениваться в сумму от 100 000 руб., а если она осуществляется адвокатом, не участвовавшим в судопроизводстве, с учетом необходимости ознакомления с материалами дела – от 130 000 руб.

, при этом после начала коммуникации жалобы гонорар адвоката может исчисляться от 5 000 руб. за час. Сопоставимые суммы гонораров рекомендованы и адвокатам Ставропольского края.

АП Вологодской и Костромской областей рекомендуют оценивать подготовку жалобы в ЕСПЧ и иные международные суды от 20 000 руб., а за представительство интересов заявителя в ЕСПЧ взимать плату за каждый день, включая время в пути, не ниже суммы в рублях, эквивалентной 1000 евро.

Нечто среднее между указанными расценками предлагается АП Тамбовской области: подготовка жалоб (запросов, ходатайств) в ЕСПЧ – от 60 000 рублей.

АП Республики Дагестан составление жалобы в ЕСПЧ оценивает от 25000 рублей, а дляадвоката, не участвующего в качестве защитника или представителя в судопроизводстве – от 35000 рублей,ведение дела в ЕСПЧ после начала коммуникации жалобы – от 100 у.е. за час работы.

Попробуем с помощью адвокатов разобраться, насколько при таких разношерстных рекомендациях близко к действительности недавно встретившееся утверждение, что без 300-500 тысяч рублей в Европейский Суд не стоит даже пробовать обращаться.

О составляющих стоимости обращения в Европейский Суд по правам человека, гонораре успеха, бесплатной помощи, оплате услуг представителя с помощью ЕСПЧ рассказали адвокаты, имеющие солидную практику работы с ЕСПЧ и ставшие экспертами в вопросе защиты прав и интересов своих доверителей в Страсбурге:

Ольга Цейтлина, адвокат, участник рабочих групп по мониторингу и защите прав человека; автор публикаций по процедуре рассмотрения обращений в ЕСПЧ; автор экспертных заключений по международно-правовым стандартам для Конституционного Суда РФ и ЕСПЧ.

Алексей Добродеев, Светлана Гарсиа, Эркин Ибрагимов – совместно практикующие адвокаты (г. Санкт-Петербург), авторы и ведущие специализированных учебных мероприятий по обращениям в ЕСПЧ.

ЕСПЧ: ПОКА ЕСТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ

Ольга Цейтлина: «Пока у нас есть возможность обращаться в ЕСПЧ, мы должны это максимально делать. Просто есть разные адвокаты и у них разные гонорары, но они никак не связаны с судом, где процедура бесплатная и одинаковая как по жалобе за 300 000 руб., так и по жалобе за 30 000 руб.

Сегодня звучат выступления российских политиков о выходе России из ПАСЕ, соответственно и из Совета Европы, и денонсировании Конвенции “о защите прав человека и основных свобод”.

Я полностью поддерживаю позицию ФПА РФ о том, что в этом случае будет нанесен невосполнимый ущерб как защите прав человека, так и в целом судебной системе России, поскольку мы выпадем из европейского интернационального контекста понимания прав и свобод человека, как их понимает весь мир, участники Совета Европы.

Вторая опасность – это возможность возврата смертной казни, которая запрещена Протоколом N6 к Конвенции и постановлением Конституционного Суда РФ, продлившего мораторий на смертную казнь без лимита во времени.

Здесь важна адвокатская солидарность.

Значимость Конвенции невозможно переоценить – стоит только прочитать преамбулу и вспомнить, что она была подписана после Второй мировой войны в 1950 году, Россия уже почти 18 лет является ее членом, а российские граждане имеют право обращаться в ЕСПЧ.

Тем самым устраняются системные нарушения, что идет только на пользу государству и развитию общества. Поэтому мы боимся, переживаем и не хотим, чтобы было, как при режиме «черных полковников» в Греции.

Нет российских, гамбийских, американских ценностей, есть общечеловеческие, общеевропейские, конвенционные ценности прав и свобод человека, которые признают государства и договариваются соблюдать их на своих территориях. Выход возможен только в каких-то экстраординарных, критических ситуациях, которых на сегодняшний день нет.

Еще раз подчеркиваю, что дело даже не в назначаемой ЕСПЧ компенсации и количестве выигранных дел, а в устранении системных нарушений прав человека.

Мы, наоборот, против клоновых дел и выступаем за соблюдение прав человека, за то, чтобы российские суды действовали с учетом прецедентной практики.

Мы видим, что и продление сроков содержания под стражей, и условия содержания изменились, многие права лучше защищены. 

Источник: http://www.apspb.ru/news.php?news=27022019_66&fbclid=lwAR223Sc2ZCrFk5agzZalSx0qpdWGjoxtJwGRmvDlhzp_fxlxG8pukmEgMZo

Порядок обращения в ЕСПЧ

Нужна ли печать при заключении договора с юристом при работе с ЕСПЧ?

Разбирательство дела в Европейском Суде по правам человека начинается с подачи жалобы. Данный сайт посвящен исключительно рассмотрению индивидуальных жалоб. Наряду с ними в Страсбургский Суд может быть подана так называемая межгосударственная жалоба, то есть жалоба одного государства против другого.

С 01 января 2014 года Секретариат Европейского Суда по правам человека регистрирует новое разбирательство только в случае подачи полной жалобы на формуляре, полностью заполненном в соответствии со всеми предъявляемыми к нему требованиями, к которому приложены копии всех необходимых документов. С 01 января 2014 года Европейский Суд по правам человека не принимает предварительные жалобы, то есть подача таковых не приводит ни к регистрации жалобы, ни к пресечению шестимесячного срока на обращение в Страсбургский Суд.

Требования к оформлению жалобы также содержатся в Инструкции по заполнению формуляра жалобы.

Требования жалобы содержатся в Правиле (статье) 47 Регламента Европейского Суда по правам человека.

Критерии приемлемости, то есть условия, которым должна соответствовать жалоба, чтобы она могла быть рассмотрена Европейским Судом по правам человека по существу, описаны в разделе «Критерии приемлемости жалобы в Европейский Суд».

Жалоба и приложения к ней подаются в Европейский Суд по правам человека в одном экземпляре.

Язык жалобы
в европейский суд по правам человека

В соответствии с пунктом 2 Правила 34 Регламента Европейского Суда по правам человека жалоба может быть подана на любом из официальных языков Высоких Договаривающихся Сторон, то есть стран — членов Совета Европы.

Другими словами, жалобу не обязательно подавать на английском или французском языке, т.е. одном из официальных языков Страсбургского Суда.

Более того, никакой привязки языка жалобы к официальному языку государства-ответчика нет.

Таким образом, жалоба на Российскую Федерацию может быть подана не только на русском языке, но и на любом официальном языке стран — членов Совета Европы.

Официальными языками Высоких Договаривающих Сторон являются следующие языки:

Официальные языкиВысокие Договаривающиеся Стороны
азербайджанский Азербайджан
албанский Албания, Черногория
английский Великобритания, Ирландия, Мальта
армянский Армения
болгарский Болгария
боснийский Босния и Герцеговина
венгерский Венгрия
греческий Греция, Кипр
грузинский Грузия
датский Дания
ирландский Ирландия
исландский Исландия
испанский Испания
итальянский Италия, Сан-Марино, Швейцария
каталанский Андорра
латышский Латвия
литовский Литва
люксембургский Люксембург
македонский Македония
мальтийский Мальта
молдавский Молдавия
немецкий Австрия, Бельгия, Германия, Лихтенштейн, Люксембург, Швейцария
нидерландский Бельгия, Нидерланды
норвежский Норвегия
польский Польша
португальский Португалия
ретороманский Швейцария
румынский Румыния
русский Россия
сербский Босния и Герцеговина, Сербия, Черногория
словацкий Словакия
словенский Словения
турецкий Кипр, Турция
украинский Украина
финский Финляндия
французский Бельгия, Люксембург, Монако, Франция, Швейцария
хорватский Босния и Герцеговина, Хорватия
чешский Чехия
шведский Финляндия, Швеция
эстонский Эстония

Однако в соответствии с пунктом 2 Правила 34 Регламента Европейского Суда по правам человека с момента коммуницирования жалобы властям государства-ответчика разбирательство должно вестись на одном из двух официальных языков Страсбургского Суда, т.е. английском или французском.

Поэтому вся переписка с Европейским Судом по правам человека, предшествующая коммуницированию жалобы, может вестись на любом из официальных языков государств — членов Совета Европы, в т.ч.

на русском, а после коммуницирования по общему правилу должна вестись на официальном языке Страсбургского Суда.

При этом в соответствии с подпунктом А пункта 3 Правила 34 Регламента Европейского Суда по правам человека Председатель (Президент) Палаты (Секции) Европейского Суда по правам человека может позволить индивидуальному заявителю продолжить пользоваться одним из официальных языков государств — членов Совета Европы даже после коммуницирования жалобы властям государства-ответчика.

В случае, если речь идет о делах III степени важности (они же фактически являются делами V категории в смысле Правил определения очередности рассмотрения жалоб Европейским Судом), переписка с заявителем может не переходить на один из официальных языков Европейского Суда по правам человека.

Наконец, мне известны случаи, когда письменный отзыв заявителя, который должен был предоставляться на одном из официальных языков Европейского Суда по правам человека, однако был выполнен не на нем, а на официальном языке государства-ответчика, рассматривался Европейским Судом по правам человека как предполагающий заявление названного выше ходатайства, которое удовлетворялось Председателем (Президентом) Европейского Суда по правам человека, о чем было написано в ответном письме, которое подтверждало получение письменного отзыва заявителя.

Я рекомендую (при наличии возможности) представлять жалобы на английском (французском) языке в случае направления в Страсбургский Суд просьбы о принятии обеспечительных (срочных) мер.

Это связано с тем, что решение об удовлетворении или отказе в удовлетворении соответствующих ходатайств принимается Председателем (Президентом) Палаты (Секции) Европейского Суда по правам человека, не владеющим русским языком.

Ваши шансы на удовлетворение просьбы могут повыситься, если жалоба будет непосредственно сформулирована на английском языке, а не просто представлена Председателю (Президенту) Палаты (Секции) в виде резюме, составленного юристом Секретариата Европейского Суда по правам человека.

Особенно если ходатайство о принятии обеспечительных (срочных) мер базируется на тексте жалобы, а не подается до нее.

Однако прошу Вас прибегать к составлению жалобы на английском (французском) языке только тогда, когда Вы можете позволить себе обратиться к юристам, которые способны подготовить жалобу на соответствующем языке, или по меньшей мере лингвистам, специализирующимся на переводе решений Европейского Суда по правам человека (таковых в России единицы и найти их очень сложно). Пожалуйста, не обращайтесь к простым переводчикам, даже высокопрофессиональным, так как жалоба должна быть написана не просто на классическом английском или французском языке, но на английском или французском языке, который используется Европейским Судом по правам человека и почти полностью состоит из специальных терминов, выработанных в практике Европейского Суда по правам человека. Всегда лучше представить жалобу на русском языке, чем в плохом переводе на английский или французский язык. Если же на плохой английский или французский переведена жалоба, написанная на плохом русском языке и (или) имеющая немного связи с практикой (и языком) Европейского Суда по правам человека, то в переводе она может выглядеть абсолютным бредом, в то время как на языке оригинале еще быть доступной для понимания (конечно, лишь при большом желании, на которое не всегда следует рассчитывать).

В остальных случаях жалобу можно подавать на русском языке или на ином языке, не являющемся официальным языком Европейского Суда по правам человека. Более того, подача жалобы на официальном языке Европейского Суда по правам человека (в переводе на него или в т.ч.

в переводе на него), если он не является официальным языком государства-ответчика, практически лишена смысла.

Судьи Европейского Суда по правам человека на первом этапе рассмотрения жалоб не работают с ними непосредственно, а имеют дело лишь с резюме, составляемыми юристами Секретариата, владеющими языком, на котором написана жалоба, а также разбирающимися в правовой системе страны, против которой подана жалоба (по последней причине подача жалобы на официальном языке Европейского Суда по правам человека, отличном от официального языка государства-ответчика, практически не может привести к попаданию жалобы к юристам, не владеющим официальном языком государства-ответчика). В случае же перехода жалобы на последующие этапы рассмотрения, то есть в случае, если она не признана неприемлемой и не исключена из списка дел, подлежащих рассмотрению, на первом же этапе, она более почти не имеет значения, т.к. заменяется письменным отзывом (меморандумом) заявителя, который по общему правилу подается на официальном языке Европейского Суда по правам человека.

Заявитель не обязан переводить приложения к жалобе на какой бы то ни было язык. Другими словами, они подаются в Европейский Суд по правам человека в виде ксерокопий (называемых фотокопиями) с оригиналов.

Более того, требований о необходимости соответствия языка жалобы и языка приложений к ней также не предъявляется.

В случае, когда буквальный текст того или иного документа, приложенного к жалобе, или его части по той или иной причине имеет значение, и при этом язык этого документа не совпадает с языком жалобы, я рекомендую приводить его перевод (в виде закавыченной цитаты) прямо в тексте жалобы.

Пошлина за обращение
в европейский суд по правам человека

Обращение в Европейский Суд по правам человека не облагается какой бы то ни было пошлиной. Другими словами, в настоящее время Страсбургский Суд не берет никаких денег за обращение в него и (или) рассмотрение жалоб.

Однако это не значит, что оказываемая юристами помощь по подготовке жалобы, письменного отзыва (меморандума), других документов, адресованных Европейскому Суду по правам человека, а также консультирование по вопросам обращения в Страсбургский Суд всегда предоставляются бесплатно.

Порядок направления жалобы
в европейский суд по правам человека

Порядок направления жалобы в Европейский Суд по правам человека, а также почтовый адрес, телефон и факс Страсбургского Суда указаны в разделе «Адрес, факс и телефон Европейского Суда».

Читать @europeancourt

Метки как подать в Европейский Суд, порядок обращения в Европейский Суд

Источник: http://europeancourt.ru/poryadok-obrashheniya-v-evropejskij-sud-i-procedura-rassmotreniya-zhalob/

Юр-консультант.ру
Добавить комментарий