Правомерны ли угрозы с видео, но без протокола и доказательств?

Самая полная инструкция по судебным и следственным ошибкам чтобы для того чтобы избежать уголовной ответственности

Правомерны ли угрозы с видео, но без протокола и доказательств?
Юридическая энциклопедия “МИП” » Инструкции » по судебным и следственным ошибкам

Статья написана бывшим сотрудником аппарата прокуратуры РФ, младшим советником юстиции Сафроновым С.В.

Как бывший сотрудник уголовно-судебного отдела государственных обвинителей аппарата прокуратуры города Москвы, поддержавшего обвинение более чем по 1500 уголовным делам различных категорий, изучившего более 2000 уголовных дел перед направлением в суд на предмет следственных ошибок, предлагаю вам ознакомиться с сутью моей бывшей работы, уголовного процесса в целом, а также остановиться на ряде типичных ошибок, допускаемых следователями (дознавателями) в ходе производства предварительного расследования по уголовным делам.

После этого поговорим про вынесение судами незаконных и необоснованных приговоров, рассмотрим примеры.

Попробую изложить все простым языком, несильно углубляясь в тонкости юридической терминологии, чтобы было намного понятнее, что я хочу сказать.

Итак, всем известно, что УПК РФ устанавливает на всей территории РФ состязательный порядок уголовного судопроизводства. Что это значит? В процессе участвует две стороны – сторона обвинения, которая выступает против обвиняемого, и сторона защиты (в гражданском процессе, для сравнения, участвуют истец и ответчик).

Сторону обвинения представляет прокурор (помощник прокурора, заместитель прокурора), потерпевший, а сторону защиты – подсудимый и его адвокат. Адвокат, выступая как представитель подсудимого и его доверитель, подтверждает свои полномочия ордером и адвокатским удостоверением.

Каждая сторона во время судебного разбирательства представляет суду свои доказательства, заявляет отводы (самоотводы) участникам судебного процесса, протесты.

Обеспечение явки свидетелей (неявка свидетеля не рассматривается как отказ от дачи показаний) осуществляется государственным обвинителем, который, как правило, оформляет поручение следователям и сотрудникам оперативных подразделений.

 По окончании судебного процесса судья делает вывод о виновности или невиновности подсудимого, а также о правильности квалификации его деяний органами следствия и о наказании за совершенное преступление. Принятое судом решение может быть обжаловано в суде высшей инстанции.

Как показывает моя практика, если дело доведено до суда, подсудимый будет осужден в 90% случаев.

И лишь 10% остается на то, что в суде могут всплыть так называемые «подводные камни» (изменятся обстоятельства, истекут сроки давности, убеждения в виновности подозреваемого могут поменяться в силу собранных адвокатом доказательств, приглашение нового свидетеля и т.п.), и дело будет прекращено либо подсудимый будет оправдан.

Таким образом, напрашивается вывод – чтобы обвиняемый мог по максимуму обезопасить себя от возможного наказания и последующей судимости, добиться смягчения наказания, необходимо приложить максимум усилий в ходе предварительного расследование уголовного дела, то есть до суда.

Нужно заключить типовой договор (соглашение) с адвокатом на оказание юридической помощи, который включает в себя следующие примерные разделы, регулирующие отношения адвоката и клиента: предмет и порядок выполнения соглашения, срок действия соглашения, порядок его расторжения.

В содержании договора указываются дополнительные условия. оговоренные при заключении соглашения, адреса и реквизиты сторон. Услуги адвоката оплачиваются непосредственно при заключении соглашения.

Если адвокат участвует в уголовном процессе по назначению суда (а не по договору), то процессуальные издержки ему возмещаются.

И работа защитника должна начинаться не с момента возбуждения дела в отношении подзащитного, а уже в ходе проведения предварительной процессуальной проверки в порядке ст.ст. 144 – 145 УПК РФ.

Данная проверка заключается в собирании органом предварительного расследования различных данных (документов, вещей, опросов лиц, розыска свидетелей, потерпевших, пострадавших и т.д.

), на основании которых будет сделан вывод о необходимости возбуждения уголовного дела либо об отказе в возбуждении и непричастности подзащитного к инкриминируемому деянию.

Поэтому, в ходе данной проверки подозреваемому нужно давать пояснения только в присутствии защитника. Так вы сможете избежать давления со стороны органов следствия, которое имеет место при расследовании многих уголовных дел.

В некоторых случаях, когда доказательства практически отсутствуют, есть смысл воспользоваться ст. 51 Конституции РФ и вообще отказаться давать какие-либо пояснения.

По крайней мере, до консультации с вашим защитником не стоит давать пояснения по поводу даже явных недоразумений, исключающих ваше участие в конфликте, в результате которого возбуждено уголовное дело. 

Как показывает моя практика, порядка 30 процентов уголовных дел возбуждается именно на первичных показаниях потенциального подозреваемого. Особенно если человек ранее не попадал в подобную ситуацию и теперь ему нанесли визит сотрудники полиции, он обязательно растеряется.

Испытав психологическое давление (угрозы, оскорбления, клевета, шантаж, предложение сотрудничать со следствием, обещания не привлекать к ответственности и т.д.), человек принимает решение сознаться в преступлении, даже которого не совершал, но к которому привлекается как подозреваемый.

В будущем отказаться от показаний, изменить их очень сложно, а доказать факт применения незаконных методов расследования со стороны сотрудников полиции практически невозможно.

Именно поэтому, при возникновении такой непредвиденной ситуации как проведение в отношении вас процессуальной проверки незамедлительно обращайтесь за помощью к адвокату.

Это должен быть не начинающий адвокат, который недавно как студент защитил диплом и прошел преддипломную практику, услуги которого стоят недорого, а опытный адвокат, довольно известный, который может быть и не защищал знаменитостей и общественных деятелей, не имеет в своей практике так называемых “громких” дел, но который имеет обширную юридическую практику. Услуги опытного адвоката платные и гонорар немаленький, но нанимать стоит все же опытного правоведа, потому что качество оказываемых им услуг (защита обвиняемого в суде) намного выше. Узнать, сколько стоят услуги адвоката Вы можете посмотрев прейскурант с указанием цен (прайс-лист) на сайте адвокатского бюро. Стоит отметить, что нанятый Вами адвокат должен иметь узкую специализацию: это должен быть именно адвокат по уголовным делам, а не автоюрист/автоадвокат, адвокат по ДТП, семейный адвокат или адвокат по экономическим преступлениям. В данной ситуации — это крайне важно. Специфика ведения уголовных дел в судах общей юрисдикции и дел, касающихся  хозяйственной деятельности предприятий, в арбитраже различна.

Допуск адвоката в уголовное судопроизводство возможен с момента задержания подозреваемого, заключения под стажу или предъявления обвинения. Все необходимые процессуальные действия до возбуждения уголовного дела должны пройти под контролем вашего адвоката, который осуществляет сопровождение клиента и добивается прохождения данного этапа без нарушений закона.

Теперь рассмотрим ситуацию, когда уголовное дело уже возбуждено.

Начинается предварительное расследование с вынесения следователем постановления о возбуждении уголовного дела (далее – ВУД). Сразу оговоримся, что в случае несогласия с вынесенным постановлением последнее может быть обжаловано лицу, осуществляющему руководство следственного органа, прокурору либо в суд. Именно постановлением о ВУД открывается первая страничка уголовного дела.

Теперь рассмотрим типичные ошибки из моей практики, которые я и мои коллеги выявляли в этом процессуальном документе и которые могут повлиять на дальнейшую судьбу уголовного дела.

Так, часто следователь забывает ставить в документе дату и время его вынесения (либо ставится неверно), неправильно определяет квалификацию деяния, выносит постановление от имени другого лица, что являются грубейшими нарушениями.

  • 1) Неверное указание времени вынесения постановления повлекло его отмену прокурором.

Источник: https://advokat-malov.ru/voprosyi-i-otvetyi/instrukcii/po-sudebnym-i-sledstvennym-oshibkam.html

Похоронен за решеткой: уникальное дело “пожизненника” Панасенко

Правомерны ли угрозы с видео, но без протокола и доказательств?

Пожалуй, все юристы страны знают дело Владимира Панасенко.

Его, как утверждают правозащитники, пытали, а затем приговорили к пожизненному лишению свободы без правомерных доказательств вины, основываясь только на показаниях одного человека.

И этот случай не единичный: среди всех пожизненно заключенных около 3-4% осуждены несправедливо на основании доказательств, полученных после выбивания признаний.

БЕЛЫЕ НИТКИ ДЕЛА

26 октября 2006 года во Львове неизвестные взорвали автомобиль директора львовского рынка “Шувар” Романа Федишина. В момент взрыва рядом проходила 14-летняя лицеистка Мария Куцинда, которая умерла от обломочных поражений. Сам Федишин получил легкие ранения. Он пообещал миллионную награду тем, кто найдет организаторов взрыва.

Через месяц в милиции заявили, что задержали одного из двух исполнителей преступления Александра Егорушкина и посредника – Александра Рудого, которого, по словам правозащитников, практически похитили из психиатрической больницы, где он лечился от алкоголизма. Через несколько дней после задержания Рудый написал целых четыре явки с повинной, где указал совершенно разных заказчиков.

В первой явке Рудый утверждал, что заказал взрыв сам Роман Федишин, якобы для поднятия собственного политического рейтинга перед выборами.

Во второй – что заказчиком является лицо по фамилии Бокало, жена которого была среди соучредителей общества “Шувар”.

Лишь в третьей явке появилась фамилия Панасенко вместе с Бокалом, а в четвертой единственным заказчиком убийства был назван Владимир Панасенко. Из свидетеля он превратился в обвиняемого.

Согласно материалам дела, версия следствия состояла в том, что Панасенко как соучредитель общества “Шувар” хотел убрать Федишина и аккумулировать в своих руках все финансовые потоки одного из крупнейших рынков Украины. Все фигуранты этого дела связанные с рынком “Шувар”: жены Бокала и Панасенко владели 8% акций “Шувара” каждая, Рудый был завхозом рынка.

“Но после того, как произошел этот взрыв на мобильный телефон и Романа Федишина, и Владимира Панасенко поступили одинаковые по содержанию смс сообщения, в которых говорилось: “Если не уберете Ольгу, продолжим” (имеется в виду Ольга Боднар – одна из администраторов рынка).

То есть здесь даже сама квалификация преступления является неправильной.

Там не было даже покушения на убийство директора рынка Романа Федишина, а было элементарное запугивание, о чем свидетельствуют и все фигуранты этого дела”, – утверждает координатор программ Харьковской правозащитной группы Андрей Диденко, который изучал это дело.

За несколько дней Рудый оговорил Панасенко, как утверждают правозащитники, под физическим и моральным давлением со стороны следователя прокуратуры Романа Шарка. Но Владимир Панасенко уже был главным фигурантом дела.

ВЫБИВАНИЕ ПОКАЗАНИЙ

На заседаниях в судах всех инстанций Александр Рудый рассказывал, что заказчиком взрыва был Вячеслав Ананко, которого Федишин уволил с работы. На суде Рудый говорил, что ложные показания он дал под давлением следователя Романа Шарко.

“К написанию явки с повинной меня били в спортзале, помещение УБОП. Это было 20 ноября 2006 года. Было более 10 человек, но кто именно меня бил, я не знаю.”Убозовцы” били меня по голове и пяткам. У меня были синяки на руках, ногах, болела голова.

Вспоминали часто о семье моей, я это воспринял как угрозу. На столе следователя увидел три карточки. Там было написано: “Федишин”, “Бокало”, “Панасенко”. Я должен был выбрать одну из них.

Следователь постоянно на меня давил, я ждал суда, чтобы сказать правду”, – объяснял на заседаниях суда Рудый.

По словам Рудого, об убийстве вообще не шла речь, они с Ананко хотели запугать Федишина и администратора рынка Боднар, с которой враждовали. Этой версии Рудый дальше и придерживался, но она вообще не была рассмотрена следствием. Верховный суд Украины не рассмотрел ни одного аргумента в кассационной жалобе защиты Панасенко.

В 2008 году Александру Рудому было назначено наказание в виде 12 лет лишения свободы. Сейчас он уже на свободе и продолжает утверждать, что Владимир Панасенко не имел отношения к взрыву автомобиля. Еще один фигурант дела – Александр Егорушкин – получил 14 лет лишения свободы.

Человек, который подкладывал взрывчатку под авто – Александр Машевский – был задержан летом 2013 года. Он присягнул на суде, что хотел только запугать Федишина. По его словам, Панасенко вообще не причастен к преступлению. Вячеслав Ананко проходил по делу только как свидетель.

Но именно Владимиру Панасенко 19 сентября 2008 года Львовский апелляционный суд определил меру наказания – пожизненное заключение. Панасенко вину не признает.

НЕВИННЫЕ НАКАЗАНЫ

Много лет правозащитники утверждают, что Владимир Панасенко – невиновен. С трибуны парламента об этом говорила тогдашняя Омбудсман Нина Карпачева.

“Дело Панасенко является уникальным, это апофеоз, вершина деградированной судебной системы Украины. Человек среднего уровня, который возьмет эти материалы и даже не специалист, если ознакомится с ними внимательно, увидит, как все было на самом деле”, – говорит адвокат Украинского Хельсинского союза по правам человека Олег Левицкий.

: “Рядом с вами. Белозерская и Ярославцев”, 2013

В Украине приговорено к пожизненному заключению – 1576 человек.

По словам Диденко, среди всех осужденных к пожизненному лишению свободы около 3-4% осуждены без вины, а в около 10% случаев – наказание непропорциональное тяжести совершенных преступлений.

“Если посмотреть на практику, следователь всегда превышает квалификацию преступления. Среди подозреваемых есть доля людей, которые реально опасны в обществе, совершившие тяжкие преступления и каким общество никогда не простит эти преступления.

Есть другая категория людей, которые также совершили преступление, но при определенных обстоятельствах. Это может быть в состоянии аффекта, может быть неправильная квалификация.

Есть и третья категория – это совершенно невинные люди, которые оказались не в том месте и не в то время, у которых забрали бизнес, как по делу Панасенко, Суслова, Рафальского, который умер, не дождавшись справедливого приговора”, – рассказывает Андрей Диденко.

По его словам, в большинстве этих дел происходили пытки.

“Во всех этих делах происходили пытки. В деле Панасенко пытали не его самого, а Рудого и Машевского, Егорушкина. Во всех выбивали показания, били и принимали нужные показания. Пытки происходили, иначе не могла работать наша система”, – говорит правозащитник.

О такой работе системы, кстати, свидетельствует, и недавнее исследование Харьковского института социальных исследований: расследование нарушения прав человека в полиции не изменилось, а количество людей, которые в течение последних 12 месяцев становились жертвами умышленной задачи работниками полиции избиения, страданий или пыток, выросла с 409 080 человек в 2015 году до 641 326 человек в 2017. Как утверждают авторы исследования, масштабы насилия, число жертв пыток и жестокого обращения со стороны правоохранителей вернулись к масштабам семилетней давности.

“В Украине отсутствует культура немедленной реакции на пытки. Часто прокуроры и судьи рассматривают жалобу человека на пытки как попытку избежать наказания, поэтому на них просто не обращают внимания.

Само по себе пребывание под стражей достаточно стрессовое, а если к этому добавить еще насилие – человек может оговорить себя и оказаться в тюрьме, будучи абсолютно невиновным.

Правительства развитых стран пытаются противодействовать ложным судебным приговорам, усиливая гарантии защиты прав человека и просматривая методики ведения процессуальных действий.

В Украине же необходимо хотя бы ввести механизм обязательного реагирования на случаи пыток (регистрация всех заявлений и расследования), как того требует Стамбульский протокол. Потому пытки никуда не исчезают сами по себе”, – уверена координатор проекта Центра информации о правах человека Маргарита Тарасова.

Если бы Владимира Панасенко судили сейчас, он не получил бы такого приговора, поскольку сейчас действуют новые стандарты доказывания, заложенные в новом УПК.

“Сейчас суд не принимает во внимание показания, полученные под пытками, не говоря уже о том, чтобы ссылаться на них в приговоре суда, как это было в деле Панасенко”, – говорит Диденко.

ВЫХОД ЕСТЬ?

“Вы себе представьте: тебя хапнули на улице, обвинили в том, чего ты не делал, привезли на кладбище, бросили в могилу. По бокам стоят судьи и прокуроры, и не дают тебе вылезти из той могилы. Так я в этой могиле и сижу”, – описывал прошлого года Панасенко свою настоящую жизнь журналистам.

Сейчас в Украине не существует правового механизма, чтобы освободить Панасенко условно-досрочно, о помиловании он не просил, потому что не считает себя виновным.

“Уже 7 лет, как состоялась “малая судебная реформа”, когда у Верховного Суда забрали полномочия на пересмотр дел в порядке исключительного производства, но ни один другой инструмент создан не был. Никто не пересматривает дела, где речь идет о фабрикации, фальсификации доказательств и получении доказательств под пытками “, – говорит Диденко.

При этом Европейский суд по правам человека считает недопустимым, когда человек пожизненно лишен свободы и не имеет возможности в дальнейшем никакого шанса обжаловать это решение.

Это рассматривается как нарушение статьи 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (запрет пыток). Об этом свидетельствует, например, “Дело Винтер против Великобритании”.

Поэтому сейчас любой “пожизненник” может выиграть дело в Европейском суде.

Сейчас адвокаты Панасенко хотят обратиться в Конституционный суд с жалобой на несоответствие действующего законодательства Европейской конвенции (ЕК). Они попытаются создать прецедент: условно-досрочное освобождение для пожизненно осужденного на основании норм прямого действия Конституции и положений ЕК.

Но эти изменения не понадобятся, говорят юристы, если будет принят законопроект Минюста №7337, который, среди прочего, должен изменить условия содержания для “пожизненных” и условия для их условно-досрочного освобождения.

Кроме того, уже два года народные депутаты никак не примут законопроект 2033 – закон “последней надежды”, который предусматривает механизм пересмотра судебных решений по уголовным делам для исправления судебных ошибок.

Татьяна Курманова, Центр информации о правах человека

Источник: https://zmina.info/ru/articles-ru/pohovanij_za_gratami_unikalna_sprava_dovichnika_panasenka/

Юр-консультант.ру
Добавить комментарий