Ветеран не может попасть в свою квартиру

Многие ветераны войны до сих пор остаются без жилья

Ветеран не может попасть в свою квартиру

17.10.2017 00:01:00

В очереди за государственной помощью стоят более двух тысяч фронтовиков

Некоторым фронтовикам ждать новую квартиру приходится десятилетиями. Фото Reuters

Российские власти уже не первый год обещают разобраться с проблемой бесквартирных участников войны в стране. С 2008 года бюджет выделил ветеранам более 300 млрд руб. для улучшения жилищных условий. Однако жилье получили не все.

На сегодня около 2,5 тыс. участников Великой Отечественной войны и членов их семей все еще стоят в очереди за государственной помощью.

Две трети из этих нуждающихся смогут улучшить жилищные условия в будущем году, обещают в Минстрое РФ.

Можно также предположить, что ветеранов, нуждающихся в жилье, в РФ куда больше, чем показывает статистика Минстроя. Ведь многие участники боевых действий зачастую даже не могут встать на учет в качестве нуждающихся. 

К примеру, ранее в СМИ проходили сообщения о том, что 92-летний ветеран ВОВ умер в своем аварийном доме, так и не сумев за 12 лет добиться улучшения жилищных условий.

Напомним, обеспечение ветеранов ВОВ, имеющих право на соответствующую социальную поддержку, жильем действует согласно Федеральному закону от 12 января 1995 года «О ветеранах» и производится на основании указа президента РФ от 7 мая 2008 года «Об обеспечении жильем ветеранов Великой Отечественной войны (ВОВ) 1941–1945 годов». И в целом, рапортуют в Минстрое, за все время действия указа президента РФ, то есть с мая 2008 года, за счет средств федерального бюджета жильем были обеспечены 300,4 тыс. ветеранов ВОВ и членов их семей. Из федерального бюджета было выделено 317,8 млрд руб.

При этом траты правительства на улучшение жилищных условий ветеранов и их семей последовательно сокращаются. Так, по состоянию на 1 октября 2017 года свои жилищные условия улучшили 3,4 тыс. ветеранов ВОВ, из них 394 непосредственных участников и инвалидов войны. Об этом, в частности, сообщил замминистра строительства Никита Стасишин. На эти цели было выделено 4,5 млрд руб.

Еще год назад в Минстрое отчитывались о том, что предусмотренные бюджетом 10 млрд руб. пойдут на улучшение жилищных условий 8,5 тыс. ветеранов ВОВ.

На следующий год власти намерены потратить куда меньше средств. «В законопроекте о федеральном бюджете на будущий год запланировано 1,9 млрд руб., что позволит обеспечить жильем около 1,6 тыс. человек, в том числе всех инвалидов и участников ВОВ, которые в соответствии с поручением президента РФ обеспечиваются в приоритетном порядке», – заявил Никита Стасишин.

Он отметил, что общее количество не обеспеченных жильем ветеранов ВОВ и членов их семей из вставших на учет сегодня составляет 2,5 тыс. человек, из них непосредственных участников и инвалидов – 147 человек.

«Более 75% вставших на учет граждан составляют члены семей погибших (умерших) инвалидов и участников войны», – сообщил чиновник, уточнив, что ежемесячно список очередников пополняется в среднем на 265 человек.

При этом еще в начале года в Минстрое обещали, что вот-вот завершат программу жилищной помощи ветеранам.

«По состоянию на 1 апреля 2017 года количество ветеранов и инвалидов ВОВ, нуждающихся в улучшении жилищных условий, составляет 278 человек, членов семей погибших ветеранов ВОВ – 4403 человека.

Все они в этом году будут обеспечены жильем, и сегодняшняя очередь будет полностью закрыта», – обещал в интервью СМИ глава Минстроя Михаил Мень, подчеркивая, что в 26 субъектах РФ все инвалиды и участники ВОВ обеспечены жильем.

Впрочем, чиновники не в первый раз заявляют, что программа близка к завершению. Так, еще весной 2015 года президент РФ Владимир Путин сообщал, что все нуждающиеся участники ВОВ и их семьи получат новые квартиры в 2015–2016 годах. «В этом году должны обеспечить еще 10 тыс.

, и останется еще 5 тыс. Несмотря на такое резкое увеличение нуждающихся и на неточные предварительные расчеты, мы приняли решение довести эту работу до конца в этом году и следующем. Это будет сделано», – обещал в ходе «Прямой линии» глава государства.

Уже осенью вице-премьер Ольга Голодец обещала поставить точку в вопросе с квартирами для ветеранов ВОВ в 2016 году.

«В нашем бюджете предусмотрены средства на обеспечение жильем ветеранов, и все ветераны в следующем году в обязательном порядке должны его получить», – говорила тогда вице-премьер.

Всего же в стране по состоянию на 1 апреля проживало около 1,8 млн инвалидов и ветеранов ВОВ. Такие данные приводили в Минтруде. Кроме того, в стране живет около 1,28 млн тружеников тыла, 125,8 тыс. бывших малолетних узников фашизма, 22,4 тыс. вдов инвалидов и участников ВОВ.

«Открытым остается вопрос, почему с учетом того, что за последние 10 лет было выделено свыше 300 млрд руб.

на обеспечение всех нуждающихся в жилье ветеранов, блокадников, тружеников тыла и семей погибших в боях, все еще остаются те граждане в данной категории, которые своего права не реализовали» – говорит аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов, полагая, что все упирается в бюрократические проволочки.

Ведь для того чтобы претендовать на получение жилья по договору социального найма или же субсидию на приобретение нового жилья, необходимо подтвердить факт необходимости  в них. «Надо доказать, что на горожанина приходится жилплощадь менее законодательно установленного норматива, либо что она непригодна для проживания.

В первом случае для этого необходимо предоставить документы, подтверждающие, что в квартире метражом, скажем, 36 кв. м проживает один ветеран и еще трое членов его семьи, таким образом, на него приходится менее 18 кв. м жилья.

Во втором случае все сложнее, поскольку, если норматив нарушен, но здание, в котором проживает ветеран, являясь ветхим или аварийным, таковым не признано, получить право на улучшение жилищных условий будет крайне непросто. Как правило, муниципалитеты крайне неохотно признают дома подлежащими выселению или аварийными, а до тех пор считается, что никаких проблем с жилплощадью у ветерана нет», – говорит эксперт.

Ситуацию также обостряет спад объемов ввода жилья в регионах, продолжает старший научный сотрудник Академии народного хозяйства и госслужбы Александра Бурдяк. «А пока жилье не построено, физически предоставить нечего даже приоритетным категориям семей.

Жилье ветерану предоставляется в том же населенном пункте, где он проживает, и даже при наличии средств федерального бюджета строительство жилья занимает примерно два года.

А готовые квартиры или дома нужного качества и площади есть далеко не во всех населенных пунктах РФ», – обращает внимание эксперт.

«Дотационным регионам особенно сложно это сделать на фоне кризиса в строительной отрасли, где один за другим банкротятся застройщики и новостройки превращаются в долгострои», – полагает директор развития сети компании «Солид Менеджмент» Сергей Звенигородский.

Источник: http://www.ng.ru/politics/2017-10-17/1_7096_veterans.html

Sakh.com побывал в гостях у бабушки-ветерана из Ясного, которая моется в корыте

Ветеран не может попасть в свою квартиру

17:19 27 июня 2019.

Наталья Голубкова, Александр Килимов

Во время прямой линии Sakh.com в Тымовском районе корреспонденты агентства побывали в гостях у Марии Адамович, 92-летней бабушки, которая живет вместе с дочкой в неблагоустроенном доме в селе Ясном. Именно дочь, Ирина Лисова, в конце марта рассказала, что ее матери не дают квартиру, полагающуюся ветерану Великой Отечественной войны.

После первой публикации Марии Ивановне предложили временное жилье и лечение в стационаре. От первого семья отказалась, поскольку бросать дом, пусть и ветхий, с огородом и хозяйством, ради чего-то непостоянного не хотелось. От второго — тоже, потому что бабушка за свою жизнь ни разу не лежала в больнице, боялась этого и была категорически против.

В итоге ветерана обследовали амбулаторно и присвоили ей первую группу инвалидности. Как объяснили Ирине Лисовой, инвалидность была нужна для предоставления квартиры. Дело в том, что ветеран ВОВ — широкое понятие, включающее в себя и участников боевых действий, и участников трудового фронта, и другие категории.

Министр соцзащиты региона Елена Касьянова объяснила, что жилье область покупает только участникам Великой Отечественной войны и их вдовам.

Однако на островах принят закон, согласно которому с января 2017-го предоставляется единовременная денежная выплата на улучшение жилищных условий участникам трудового фронта, которые являются инвалидами и состоят на учете как нуждающиеся.

— Бабушка не имеет инвалидности и не состоит на учете. Сейчас мы помогаем ей в быстром оформлении инвалидности, а ее дочь параллельно решает вопрос с администрацией. Как только бабушка получит квартиру, мы об этом сообщим, — говорила весной Елена Касьянова.

В конце мая Ирина Лисова сообщила, что из мэрии пришел отказ в предоставлении благоустроенного жилья. Как удалось выяснить во время визита в Ясное (корреспондентов сопровождал представитель администрации), камень преткновения в том, что бабушка уже использовала свое право на приватизацию квартиры.

Информация об этом есть в комитете по управлению муниципальной собственностью. И именно поэтому Марии Адамович сейчас могут предоставить только жилье по соцнайму без права приватизации. То есть, по сути, временное. Мэрия предлагает два варианта, оба в Тымовском.

Одна бабушка жить не сможет, она нуждается в уходе, а значит, дочь должна будет постоянно находиться с ней. Домик в Ясном придется бросить, потому что мотаться туда-сюда будет тяжело.

Без поддержания деревянный дом придет в негодность, и когда мамы не станет, Ирина Лисова уже не сможет жить в благоустроенной квартире, она будет вынуждена вернуться в свой окончательно запустевший дом. Выбрать сложно.

С одной стороны, очень хочется, чтобы бабушка пожила в достойных условиях (хотя и в сельском домике, несмотря на имеющиеся повреждения и все минусы, уютно, благодаря стараниям Ирины), с другой — страшно бросать то, что есть, ради временного комфорта (ванны, туалета, отопления и прочего). Куда потом возвращаться?

Стоит немного рассказать о том, откуда взялась квартира, которую приватизировала Мария Адамович. До 2010 года ветеран жила в Белоречье, это село в 24 километрах от Ясного. Ирина захотела перевезти ее поближе к себе, чтобы обеим было спокойнее.

Но жить с дочкой Мария Ивановна не хотела, привыкла к самостоятельности и одиночеству, поэтому придумали такой вариант. В Ясном была двухэтажка, второй этаж которой сгорел, а из первого сделали три квартирки. В одной из них жила бабушка, которую ее дочка хотела забрать на север острова.

Ирина договорилась с этой бабушкой, дала ей денег, та прописала Марию Адамович у себя, а сама уехала с дочкой.

Таким образом, получилось, что Лисова купила для матери квартиру, но юридически это нигде не отражено, договор купли-продажи не подписывали, нет вообще ни одного документального подтверждения сделки. Та бабушка уже умерла, ее дочь неизвестно где, свидетелей больше нет.

Квартиру Мария Ивановна приватизировала и прожила в ней до 2016 года, а потом, когда стала совсем старенькая, все-таки переехала к дочке. А квартиру расприватизировали и продали в муниципальную собственность.

— Теперь нам в администрации почему-то говорят, что уже предоставляли моей маме жилье, но мы покупали его на свои деньги, никто ей ничего не давал, — говорит Ирина Лисова.

Однако доказать факт покупки не может.

По факту отказа в предоставлении жилья Ирина обратилась в областную прокуратуру, сейчас ждет ответа. Женщина по-прежнему не понимает, зачем ей сказали, что ее матери нужно оформить инвалидность, якобы только это отделяет ее от получения квартиры от государства. Инвалидность оформили, но ничего не изменилось.

— Пока законных оснований выдать Марии Ивановне квартиру с правом приватизации нет, — говорят в тымовской администрации.

 — Но если ее дочь сможет доказать, что право приватизации ее матерью не было использовано, или же депутаты Госдумы напишут новый закон (или внесут изменения в имеющийся “О ветеранах”), мы сможем сразу же.

Пока ситуация остается прежней. Женщинам предложили две квартиры на выбор без права приватизации, но они против.

Ирина говорит, что жить в старом доме становится опасно: у бабушки не очень хорошо с координацией, она иногда падает, страшно, если упадет на печь и обожжется. Женщина думает немного подремонтировать дом и продать, а взамен купить что-нибудь поприличнее.

В крайнем случае, снимать квартиру на первое время. На вопрос, не лучше ли пока согласиться на временное жилье от администрации, хотя бы на зиму, а параллельно думать, что делать дальше, Ирина призналась, что уже запуталась и пока не знает, что делать.

Источник: https://sakhalin.info/news/173102

Квартира от государства

Ветеран не может попасть в свою квартиру

У государства можно попросить квартиру. И получить ее.

Ксения Суворова

получила двухкомнатную квартиру от государства

Это тяжелый путь. Потребуется собрать кучу документов и обойти немало кабинетов. Но получить жилье от государства реально. Вы сможете переехать из старой бабушкиной квартиры в новостройку или во вторичку с ремонтом — и при этом бесплатно.

Копия распоряжения о предоставлении жилой площади нуждающемуся

Существуют государственные программы, по которым выделяется льготное жилье. Таких программ много. В каждом регионе условия могут меняться: будут разные суммы, учетные нормы, но общая схема получения и правила одни.

В этой статье мы рассмотрим программы по расселению аварийного и коммунального жилья и предоставлению жилого пространства инвалидам, сиротам и ветеранам.

  1. Получить от государства субсидию на строительство или приобретение жилья по программе улучшения жилищных условий. Возможно, субсидии не хватит и придется доплатить.
  2. Снять квартиру у государства. Арендной платы не будет, только коммуналка.
  3. Арендовать квартиру по договору социального найма. Потом такое жилье можно приватизировать, сдать, обменять и продать.
  4. Получить новую квартиру по программе расселения аварийного жилья. Но могут расселить в коммуналку.
  5. Получить новую квартиру по программе расселения коммунальных квартир.
  6. Получить компенсацию по программе расселения коммунальных квартир. Эти деньги можно потратить на приобретение другого жилья с доплатой.

Кому. Если человек ютится в одной квартире с родственниками, то ему должны найти новое жилье. Чтобы получить жилье, нужно доказать, что на прописанного в квартире приходится меньше учетной нормы жилого пространства. Это касается только квартиры, оформленной по договору социального найма.

В разных городах учетная норма разная. Обычно это от 6 до 11 м². В Санкт-Петербурге норма — 9 м², федеральный санитарный минимум — 6 м². Чтобы узнать свое право на улучшение условий, разделите общий метраж квартиры социального найма на количество прописанных в ней людей. Если получается меньше нормы, вы можете претендовать на улучшение жилищных условий.

Форма № 9: справка о регистрации. В ней можно узнать метраж и количество прописанных человек. Кроме того, этот документ необходим, чтобы попасть в очередь на квартиру. Справку получают в отделении вселения и регистрационного учета граждан (бывший паспортный стол).

Для получения достаточно паспорта

Улучшить жилищные условия могут малоимущие, многодетные семьи, ветераны военных действий, инвалиды и семьи с детьми-инвалидами, а также другие льготники. Еще есть шанс получить жилье без льгот, но очередь будет намного больше.

Государство предлагает таким гражданам несколько вариантов.

Взять субсидию на строительство или приобретение жилья. Государство дает немного денег. Вариант не подойдет, если вы не готовы брать ипотеку или у вас нет накоплений.

Субсидия рассчитывается от кадастровой, а не фактической стоимости квартиры, в которой человек живет и прописан. В Петербурге выдадут около 850 000 рублей на одного человека, сумма для семьи из двух и более человек будет иной. А скромная однушка стоит примерно от 1,7 миллиона рублей.

Снять квартиру у государства. Жилец не получит такую квартиру в собственность, продать и сдать ее тоже будет нельзя. Но зато жилец не платит за аренду и оплачивает только коммуналку.

Такой договор заключают на определенный срок, после чего пересматривают и продлевают либо переоформляют в договор социального найма. Если у жильца появится другое жилье, из арендованной квартиры придется съехать. Обычно такой вариант предлагают сиротам, чтобы их никто не обманул и не лишил дома.

Арендовать квартиру по договору социального найма. Такое жилье можно приватизировать, сдать, обменять и продать. Подробнее об этом можно узнать в жилищном кодексе — в статьях 72, 74, 76 и 77.

Сдать можно, сделав регистрацию человеку, который хочет взять квартиру в аренду. Продать можно либо через приватизацию жилья, либо прописав покупателя в квартире и сделав переоформление.

Обменять квартиру при этом проще, чем продать или сдать.

Чтобы улучшить жилищные условия, нужно собрать большой пакет документов: справки о доходах членов семьи и об их имуществе, все документы о льготах и наградах. После в жилищном комитете поставят в очередь на субсидию или аренду.

При этом надо учитывать, что суммарный доход членов семьи не должен быть выше дозволенного региональными актами. То есть семья должна считаться малоимущей. В каждом регионе свой прожиточный минимум. Сумма дохода всей семьи должна быть поделена на количество членов семьи, прописанной и проживающей в квартире. Доход на члена семьи не должен быть выше минимального прожиточного минимума.

Например, отец семьи в Санкт-Петербурге получает 40 000 рублей, его жена не работает, мать получает пенсию 10 000 рублей, а еще у него трое детей. Суммарный доход — 50 000 рублей. Делим его на количество всех членов семьи — 6 человек.

Получается, что на каждого члена семьи приходится 8 300 рублей. А это меньше прожиточного минимума: в 2017 году прожиточный минимум в Санкт-Петербурге по итогам II квартала составляет 10 758,7 рублей.

Эту сумму пересматривают после каждого квартала.

Самая быстрая очередь — льготная. Следующая по скорости — на получение субсидии. Остальные движутся намного медленнее.

В любой момент можно отказаться от очереди на социальную аренду и получить субсидию на покупку жилья.

Распоряжение о постановке в очередь в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий

Чтобы получить новое жилье, Тамаре Павловне нужно сделать так, чтобы на каждого прописанного в квартире человека приходилось менее 9 м². Чтобы получить такой метраж, можно:

  1. сделать ремонт и выровнять стены в старой квартире — общая площадь квартиры немного уменьшится. После пригласить специалиста из БТИ, который заново обмерит квартиру;
  2. подождать, когда появится третий внук, и прописать его в квартире;
  3. прописать в квартире зятя, но сделать это иногда непросто: если метража не хватает, а у взрослого человека есть другая жилплощадь, то могут отказать в прописке.

Если это случится, Тамара Павловна попадет в очередь на улучшение жилищных условий. А так как она ветеран и блокадница, то новую квартиру получит в первую очередь — за год или два. Ей выдадут новую однушку или квартиру-студию. А в ее старой квартире останется дочь с детьми.

Форма № 7: справка о характеристике жилого помещения. Тут указаны все сведения, которые вы должны знать о своей квартире

Константин Сергеевич с мамой-опекуном могут получить новую квартиру, а его сестра с детьми останутся в старой.

Чтобы получить жилье, нужно взять заключение в медицинском учреждении, где стоит на учете Константин Сергеевич. После этого можно получить еще одно заключение от органов опеки и попечительства.

Но один Константин Сергеевич переехать не сможет. Вместе с ним должна съехать его мама, которая считается опекуном.

В законодательстве сиротами считаются не только дети, у которых умерли мама и папа. Сироты — это также дети с живыми родителями, которых лишили родительских прав.

Распоряжение об опекунстве и удостоверение опекуна — самые важные документы для детей-сирот, если они находятся под опекунством

Кате 18 лет. Она беременна и живет в однокомнатной квартире со своим опекуном, которая забрала ее из детского дома. Площадь однокомнатной квартиры — 26 м², в ней также прописан 30-летний сын опекуна.

Ване и Кате нужно доказать, что они сироты. Ваня предоставит в жилищный комитет администрации города решение суда о лишении родительских прав его родителей и документы об опекунстве.

Катя принесет свидетельство о смерти родителей, справку из детского дома и документы об опекунстве. После этого их поставят в очередь на новое жилье.

Ваня и Катя — сироты, и, значит, новое жилье они получат быстро, за несколько месяцев.

Государство выдаст им новое жилье по договору найма. Ваня и Катя должны будут жить в квартире сами, сдавать ее нельзя. Еще жильцы обязаны раз в год пускать специальную комиссию. Через пять лет жилье можно оформить по договору социального найма, а затем — приватизировать.

Договор найма жилого помещения. Это самый настоящий договор, в котором прописаны все условия предоставления жилого помещения государством

Кому. Расселение бывает двух типов — аварийного жилья и коммуналок.

Коммуналки расселяют по желанию владельцев, если они предоставят документы и встанут в очередь. Но это регламентируют специальные жилищные программы региона. В вашем регионе могут быть немного иные требования к расселению коммунальной квартиры.

Это необходимо учитывать.

Аварийное жилье идет под снос по списку. Списки составляют чиновники. Если дом разваливается, а в списке его нет, то придется ждать дальше или пытаться встать в другую очередь.

Когда. Очередь на расселение аварийного жилья — самая печальная. Некоторые ждут попадания в нее всю жизнь, пока дом разваливается на глазах. С коммуналками всё лучше: вы можете получить субсидию или переехать в новую квартиру.

Но лучше вам договориться с соседями и подать документы вместе или договориться о выкупе их доли. Вы и ваши соседи получите субсидию.

Очень часто в таком случае кто-то один выкупает оставшуюся часть квартиры, а бывшие соседи получают деньги от государства и ваши, чтобы купить себе новое жилье.

Как. Для расселения аварийного жилья не нужно собирать документы: власти сами свяжутся и предложат новую квартиру. Для коммуналок нужно подавать документы в жилищный комитет города или заменяющий его орган.

Жильцы коммуналок имеют право на компенсацию либо ждут расселения.

Компенсация — это выгодный вариант для жильцов коммуналок. Готовое жилье они получат в последнюю очередь, а на компенсацию можно взять ипотеку по льготным условиям.

Эти деньги можно потратить на приобретение другого жилья с доплатой. Можно взять ипотечный кредит на покупку комнаты в той же коммунальной квартире.

Если вы подадите документы на расселение вместе, вас расселят быстрее тех квартир, где встал на очередь только один жилец. Часто одна семья получает субсидию и выкупает с помощью кредита вторую часть квартиры, а другая семья получает деньги и от государства и от соседей и покупает новое жилье.

  1. Соберите все документы, подтверждающие статус ваших родственников: инвалиды, ветераны, сироты, люди с хроническими заболеваниями.
  2. Посчитайте, сколько квадратных метров жилья приходится на каждого прописанного в квартире.
  3. Сравните с учетной нормой в вашем городе. Если меньше — готовьте документы для получения нового жилья.
  4. Постоянно обновляйте свой пакет документов, чтобы двигаться вверх в очереди на новую квартиру.
  5. Деньги получить проще, чем новую квартиру.
  6. Помните, что расселение — это реально. Как и получить квартиру. Главное — терпение и наличие необходимых документов.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/kvartira-ot-gosudarstva/

«Может, помогут мне, и я еще поживу?» Ветеран труда просит квартиру, но ей положены только открытки

Ветеран не может попасть в свою квартиру

Накануне Дня Победы 92-летняя Ольга Лачугина из поселка Колышлей Пензенской области получила поздравительную открытку от губернатора Ивана Белозерцева.

Текст открытки она с выражением и нескрываемой гордостью за свои заслуги прочла вслух корреспондентам «7х7».

А потом написала ответное письмо губернатору — с просьбой спасти ее аварийный дом от разрушения. Подробности — в материале «7х7».

Аварийный дом №7 на улице Северной в поселке Колышлей Пензенской области (80 километров от Пензы) найти несложно. Таких в поселке уже не осталось: он выделяется среди других домов, новых и крепких.

Здесь почти 60 лет живет ветеран труда Ольга Лачугина. В марте ей исполнилось 92 года, а работать она начала еще во время Великой Отечественной войны.

Сейчас этот дом аварийный: течет крыша, упали стропила, осели стены, рушится фундамент, окна и шифер, проваливается пол.

— Стены как решето. Дом у меня весь «ложится». Того и гляди упадет и задавит меня. Хоть бы насмерть, а то искалечит и останусь инвалидом. Я уж в петлю хотела… — сокрушается Ольга Михайловна.

По ее словам, дом строили «абы из чего» — из старого леса и осины. На обивку дома они с мужем выписывали ящики из-под снарядов, хранившихся на военной базе на станции Скрябино, где работала хозяйка.

Муж Ольги Михайловны умер в 2001 году, но развелись они еще в молодости: «Пил, бил, детей пришлось поднимать одной». На вопрос о том, помогают ли сейчас дети и внуки, хозяйка дома отвечает без раздумий:

— Ну кому сейчас дети помогают? Да и чем помогать, все на пенсии. И у сына, и у дочери семьи, оба болеют. Что я с них возьму и к кому я пойду?

Эту зиму Ольга Михайловна вспоминает с содроганием: было много дождей и снега. В зимнее время в доме нет воды, удобств — тоже никаких: ни туалета, ни душа, ни ванной.

— Так и хожу по три недели немытая. В большие морозы беру трехлитровую банку для воды, у всех собираю. Две бутылки с водой полторушки обнимаю, чтоб тепло было, и сплю в одежде. Холод невозможный. Если б возможно, я б никого не трогала. Вот такие пироги… Живу как первобытная. Сроду не думала, что так меня забросят.

«Мне надо было освободить любимую страну»

У Ольги Михайловны четыре медали: три юбилейных и одна «Ветеран труда». Она считает, не так важно, за какие заслуги получены медали — в тылу или на фронте. Говорит, что все ее медали — за разгром фашистов.

Когда началась война, Ольге Лачугиной исполнилось 14 лет. Мать отвезла их с сестрой работать на завод имени Фрунзе в Пензу. На этом заводе собирали снаряды для фронта.

— Нам дали шапки, форму, варежки… Я подумала: ну, теперь все женихи мои! Мы-то в семье девять человек разутые в лаптях ходили. Одну траву ели, дубовые и осиновые листья. Собирали и ели колоски, но за них ругали и сажали, — вспоминает ветеран.

На заводе пришлось тяжелее, чем дома: разгружали поезда со снарядами, а потом вручную чистили их до блеска железными щетками. По словам Ольги Лачугиной, снаряд весил около 60 килограммов и был размером с поросенка. При норме в 12 штук она делала 24 — все, лишь бы разбомбить немцев:

— Все ладони были в крови. Но я и не чувствовала этого: мне надо было освободить страну. Вот что на уме было! Немцы искали этот завод, хотели его разбомбить, летали и светили прожекторами. Но им не удалось нас найти.

После войны Ольга Лачугина перешла работать на военную складскую базу в поселке Скрябино (8 км от Колышлея), где проработала еще 15 лет.

— Ржавые снаряды и боеголовки взрывали на полигоне. Ой, такую я страсть видела! Взрывы были хуже, чем на фронте… Однажды мы не успели отойти, и один офицер у нас весь обгорел. А мне попало на уши и глаза, — вспоминает Ольга Лачугина.

Тыквы, бусы и красная икра

Живет Ольга Михайловна скромно, но на жизнь не жалуется. За все время беседы с корреспондентами «7х7» она ни разу не завела разговор про свои болезни. Хотя у нее инвалидность II группы, а участковый врач ежемесячно выписывает лекарства на шесть тысяч рублей. Пенсии, по ее словам, тоже хватает: сейчас Ольге Лачугиной платят 25 тыс. руб. в месяц.

— Я себе ни в чем уже не отказываю. Заливное мясо покупаю и красную икру [смеется]. Я ее недавно первый раз попробовала, — говорит она.

На кухне у Ольги Лачугиной старая печка, зола и мухи на клейкой ленте. Под столом — тыквы, которые она выращивает сама в огороде, а потом тушит на плите с солью и сахаром. Раньше ее тыквы на рынке были нарасхват, а теперь пылятся и насилу раздариваются редким гостям.

Но стоит переступить порог спальни, как измученная нелегким бытом пожилая женщина преображается в бойкую и моложавую боевую подругу.

Ольга Михайловна меняет старушечий платок на яркий берет («А то я похожа на старуху!»), достает парик и платья, в которых выступала в местном хоре.

Бижутерия тоже в комплекте: на руке у нее перстень с красивым драгоценным камнем, в тарелке рядом с иконой лежат бусы и браслеты.

— Всю жизнь выступаю, есть у меня что надеть-то! [смеется]. Дисциплина у меня военная, всю жизнь не люблю соврать или сказать зря. Приходила в хор петь и в пургу, и вьюгу. Никто не пришел, а у меня — дисциплина.

В молодости я частушки с вечера до утра напевала. Женщины подоят коров и скорей нас слушать бегут, — вспоминает ветеран.

В кухне над столом у Ольги Михайловны висит благодарность от главы администрации Александра Спирягина за активное участие в хоре Колышлейского района.

Ольга Михайловна и сейчас поет песни. Но редко и в основном перед сном:

— Ложусь и боюсь, что дом обрушится. Пою песню, чтоб не страшно было. По телевизору смотреть долго нечего. Новости — но их и смотреть не хочется, нет ничего хорошего. Я люблю «Давай поженимся».

«Губернатор сказал «поможем», а сам взял и умер»

Ольга Лачугина с 2004 года регулярно обращается в местную администрацию и просит помочь с ремонтом дома или выделить ей новое жилье.

Ответ чиновников, по ее словам, один: труженики тыла не попадают под федеральные программы, жилье им не положено.

— Издеваются надо мной, как фашисты. Хожу к [главе администрации Колышлейского района Александру] Спирягину. Пишу заявления и плачу, плачу. Он говорит: «Не ходи. Я что тебе, свою зарплату отдам?» А я отвечаю: «Давай, я хоть туалет себе поставлю!» [смеется]. Себе-то он три дома построил!

Предыдущий губернатор Пензенской области, по словам Ольги Лачугиной, приезжал в Колышлей и обещал помочь, но не успел.

— [Василий] Бочкарев приезжал и говорил: «Давай я тебе в Чубаровке [село в 30 км от Колышлея и 110 км от Пензы] куплю дешевый дом, где ты родилась». Я отказывалась ехать, говорила, что лучше умру здесь. Он и по телевизору говорил, что поможет. А сам взял и умер! [в мае 2015 года Василий Бочкарев ушел в отставку, а в июне 2016 года скончался], — рассказывает она.

В 2018 году, накануне 9 мая, к Ольге Лачугиной приходила комиссия из администрации Колышлейского района. Обследовали дом и предложили 10 тыс. руб., от которых хозяйка дома отказалась.

— На кой они мне, их десять тысяч. Неужели я не заслужила квартиру? Раньше я говорила, что умру только в своем доме. А сейчас решила: где дадут, туда и поеду. В Пензу или в Москву. Я уж набоялась, что меня задавит. Может, помогут мне, и я еще поживу? Я ведь курицы в жизни не обидела. Наверное, поэтому мне Бог и дает жизнь и силы.

«Решить эту проблему нам не под силу»

Статья 23 Федерального закона №5 «О ветеранах» от 12 января 1995 года говорит, что право на обеспечение жильем имеют только участники Великой Отечественной войны, инвалиды, блокадники и члены семей погибших/умерших ветеранов.

В законе Пензенской области «Об обеспечении жильем ветеранов» от 27 февраля 2010 года тоже речь идет только об участниках боевых действий. Всех остальных ветеранов — в том числе тыловиков — государство не обеспечивает бесплатными квартирами.

На эти же нормы законов ссылаются в администрации Колышлейского района.

В разговоре с корреспондентом «7х7» заместитель главы по социальным вопросам Ольга Чугунова рассказала, что они пытались помочь Ольге Лачугиной, но она не проходит по условиям ни под один закон.

— Под Федеральный закон «О ветеранах» она не попадает, потому что работала в тылу и является ветераном труда, а не ветераном боевых действий. Мы хотели помочь ей как вдове умершего ветерана боевых действий [муж Ольги Лачугиной воевал на фронте]. Но на момент его смерти в 2001 году они уже были в разводе. Брак был расторгнут в 1978 году, — пояснила Ольга Чугунова.

Признавать Ольгу Лачугину вдовой участника войны Колышлейский районный суд отказался 26 декабря 2011 года. После этого местные власти пытались поставить ее в очередь нуждающихся в улучшении жилищных условий на бесхозные дома. Но тоже не получилось: пенсия ветерана превысила минимальный среднедушевой доход, необходимый по этой программе.

Маневренного жилого фонда в поселке нет, нового жилья власти не строят. В случае необходимости доплачивают бюджетникам материальную помощь или денежную компенсацию.

В 2018 году, по словам замглавы районной администрации, в муниципальном бюджете были заложены деньги на материальную помощь, но Ольга Лачугина не смогла получить ее из-за того, что ее пенсия превысила два прожиточных минимума (больше 15 тыс. руб.).

Ольга Чугунова подтвердила, что в ходе обследования дома на Северной, 7 в 2018 году хозяйке предлагали 10 тыс. руб. из спонсорских средств. Чиновники были готовы дать рабочих на небольшой ремонт, но ветеран отказалась взять деньги.

— Мы уже не знаем, как быть: доход у нее довольно большой. Нарушать закон мы не можем, прокуратура у нас под боком. Из своего кармана достать тоже не можем — у меня зарплата, как у нее пенсия. На местном уровне мы не можем решить эту проблему. Нам не под силу, — призналась Ольга Чугунова.

По мнению колышлейских чиновников, помочь ветерану должны дети, внуки и накопления с пенсии.

— Власть не может всем все сделать. Я за консолидацию усилий. Дети и внуки тоже должны внести свою лепту. Мы вот к своим ходим, помогаем. У нее [Ольги Лачугиной] тоже запросы большие: и туалет, и ванную, и дом сделать.

Может, как-то откладывать понемножечку — пенсия-то у нее неплохая. Если б она одна была, может, и помогли. Но у нас очень много семей живет в таких условиях: голодные, холодные, в аварийных домах.

Поможем ей — другие не поймут и обидятся, — пояснила Ольга Чугунова.

В Пензенской области жилищный сертификат ветеранам Великой Отечественной войны предоставляется с 2010 года. Единовременную выплату на улучшение жилищных условий в 2019 году в регионе получили 79 ветеранов и членов семей погибших (умерших) ветеранов ВОВ. Размер выплаты составил 1,26 млн руб. С начала действия программы жилищные сертификаты в регионе получили 9200 ветеранов и их семей.

Екатерина Герасимова, «7х7»

Источник: https://7x7-journal.ru/articles/2019/05/07/mozhet-pomogut-mne-i-ya-eshe-pozhivu-veteran-truda-prosit-kvartiru-no-ej-polozheny-tolko-otkrytki

Спасенный от «черной риелторши» ветеран из Волгограда пытается уберечь ее от колонии

Ветеран не может попасть в свою квартиру

Хищница и жертва живут вместе 20 лет

Дарья Атарщикова

В Волгограде судят 68-летнюю Валентину Лукьянченко. «Черная риелторша» переписала квартиру ветерана Великой Отечественной войны Ивана Водолазова на своего сына Илью. Сам 90-летний фронтовик в шоке от происходящего и со слезами на глазах просит оставить женщину в покое.

— В 2012 году ветеран купил в Краснооктябрьском районе Волгограда квартиру, большую часть стоимости которой оплатил субсидией от государства. Во время ремонта в новом жилье он проживал у 68-летней знакомой, которая за ним ухаживала, — сообщили корреспонденту V1.

RU в прокуратуре Волгоградской области. — В 2016 году она обманом получила от имени пенсионера доверенность на распоряжение квартирой и продала ее своему 32-летнему сыну за 1 миллион рублей, хотя на деле стоила она больше 2,5 млн рублей.

Но ветеран не получил вообще никаких денег.

Никто в семье не понимает, как все вообще случилось

Дарья Атарщикова

С момента возбуждения уголовного дела о мошеннических действий с жильем ветерана Великой Отечественной войны прошел год. Сейчас дедушка по-прежнему живет у женщины, якобы обманувшей и обворовавшей его.

— Она не виновата, — горячо доказывает Иван Ефимович корреспонденту V1.RU — Валентина Петровна уже 20 лет заботится и помогает мне. Заявление на нее я не писал, просто подмахнул бумаги, которые мне дали — сам-то вообще ничего не вижу.

Иван Водолазкин — реальный участник ВОВ

Дарья Атарщикова

История началась в далеком 1999 году. Тогда Валентина Петровна вместе с детьми решилась на авантюру — переехать из глухого села Кондраши Иловлинского района в Волгоград. С ней увязался сосед.

— Я сначала не хотела его брать с собой, он уже тогда пожилым человеком был, какая уж тут помощь. Но он так просился и был настолько одиноким, что я согласилась.

Скажу честно, помимо хороших отношений и сочувствия, нужен был кто-то, чтобы сидел с детьми. Мне ведь надо работать, а тут самый противный подростковый возраст, — поделилась Валентина Петровна.

— Сказала Ивану Ефимовичу: не пить, не курить, вести себя прилично. Он так и сделал, а еще много занимался жильем.

Обосновались в домовладении, купленном ныне пенсионеркой на деньги, вырученные от продажи квадратных метров в Кондрашах. Жили не как супруги, а близкие родственники. Тем более, у Ивана Ефимовича с детьми не сложилось — один выпивает, второй скончался в колонии.

— Я помогла оформить ему пенсию — он получал обычную, не как ветеран, а потом узнала, что государство дает квартиру. Тоже по доверенности оформляла все бумажки, не самому же ему мотаться, да и не видел он ничего толком, — уточнила женщина.

Защитила на свою голову, — рыдает женщина

Дарья Атарщикова

К этому моменту их дом, по сути общий, был уже обустроен. На месте покосившегося сарая выросло небольшое, но основательное и уютное здание.

— Тут у меня теплицы. И деревья я с лета укрыл, — похвастался ветеран. — Летом думали жить на воздухе, а зимой — в квартире. Потом она должна была отойти сыну Валентины Петровны Илье. Я и сейчас говорю: обещаю квартиру ему, — горячо доказывает V1.RU ветеран.

Фронтовик может остаться совсем один

Дарья Атарщикова

По словам всей семьи, к Ивану Ефимовичу стал проявлять странный интерес один из сотрудников компании, строившей многоэтажку, где у него квартира. По мнению дедушки, именно он подсунул ему, полуслепому, бумажку, ставшую роковой.

— Пришла следователь в прошлом году, показала заявление с подписью Ивана Ефимовича, что я у него квартиру отобрала и фиктивно продала сыну. Он мне тут в ноги упал и клялся, что просто бумажку подмахнул, а сам ничего такого не писал, — на словах пенсионерки ветеран активно кивает и начинает поддакивать.

Дедушка не хочет расставаться с людьми, которые за 20 лет стали ему родными

Дарья Атарщикова

Собственно, здесь и начинается версия прокуратуры, которая, уверяет вся семья, включая ветерана, не соответствует действительности.

— В общем, начал к нему захаживать этот товарищ. Я заволновалась. И чтобы чего-то не вышло, перепродала квартиру. На деле же у нас вообще ничего не изменилось. Как жили, так и жили. Вот же дура… — сокрушается женщина.

Сделку расторгли, но дело все равно завели. При этом ветеран и Валентина Петровна по-прежнему живут вместе. Хотя его должны определить в дом престарелых.

— Мать больную посадят, его в дом престарелых помирать. Здорово придумали, — разводит руками Илья Лукьянченко, тот самый, на которого и переписали квартиру.

Ее — в тюрьму, его — в дом престарелых . Отлично придумали, — считает Илья

Дарья Атарщикова

Разбирательство в Ворошиловском районном суде Волгограда в самом разгаре. Валентине Петровне «светит» до 10 лет колонии и штраф в размере миллиона рублей. Иван Ефимович рыдает и просит отстать от их семьи. 

— При наличии всех формальных признаков преступления, в действиях Валентины Петровны нет корыстного умысла, отсутствует основной субъективный признак — корыстный умысел.

И вряд ли случившееся возможно характеризовать как безвозмездное изъятие, ведь имущество было приобретено Иваном Ефимовичем и улучшено силами Валентины Петровны еще задолго до перехода права собственности, считает и намерен доказать в суде — адвокат волгоградской коллеги адвокатов «Аваль» Кирилл Евсиков. — Обвинение подходит к делу формально: есть остросоциальное «преступление» — обманут и лишен жилья Ветеран Великой отечественной войны, значит нужно привлечь к ответственности «виновное» лицо. Однако подобный поверхностный подход к делу не восстанавливает прав Ивана Ефимовича и не защищает права Валентины Петровны, а только усугубляет ситуацию.

Источник: https://v1.ru/text/gorod/66001255/

Юр-консультант.ру
Добавить комментарий