Вызвала полицию из за противоправных действий бывшего мужа, а сотрудники полиции не приняли меры

Избитая жена и неприкасаемый муж. Как полиция не находит состава преступления в многочасовом издевательстве над женщиной

Вызвала полицию из за противоправных действий бывшего мужа, а сотрудники полиции не приняли меры

Историю белгородки Елены Логовской на своей странице в «Фейсбуке» рассказал блогер Сергей Лежнев. Он написал, что его пост — обращение лично к начальнику областной полиции Виктору Пестереву. Мы встретились с Еленой и выслушали её историю.

— В ночь с пятого на шестое августа 2015 года я приехала от сестры домой на такси около полуночи. Старшая дочка была у свекрови, младший полуторагодовалый ребёнок спал дома. Я вызывала такси туда и обратно, отъезжала совсем ненадолго. Когда я вернулась, меня во дворе ждал муж Игорь Логовской.

Я начала открывать калитку, которая закрывается на ключ, и не могла открыть. Попросила таксиста помочь мне. Оказалось, калитку с внутренней стороны подпирал Логовской. Когда он открыл, таксист его видел. И он ещё стал «наезжать» на таксиста.

А муж в последние месяцы постоянно приходил, ночевал во дворе, в сарае, и я на него не обратила внимания. Мы к тому времени уже два года не жили вместе. Я хотела уйти быстрее в дом. Но не успела: как только я открыла дверь, он сзади ударил меня рукой по голове и затолкал в дом.

Тут же вытащил из замка ключи, закрылся, забрал себе ключи и мой телефон, — рассказывает Елена Логовская.

В коридоре дома муж начал избивать Елену.

— Он меня бил руками, ногами, душил. Я потом сфотографировала, там всё хорошо видно. Он долго бил и душил меня, я теряла сознание. Наверное, это длилось на протяжении часа-полутора. В таком состоянии я не могла определить время.

Потом это всё продолжилось на кухне. Сначала я не кричала, потому что боялась разбудить ребёнка и испугать его. Когда он начал меня душить, я стала кричать.

Он мне пихал в рот тряпки, тушил об меня сигарету, — вспоминает Елена кошмары той ночи.

«Он периодически отдыхал. Побьёт, отдохнёт, покурит. И у него было такое садистское отношение, он говорил „Сидеть!“, „Лежать, я тебе сказал!“, а я должна была выполнять его команды. Побои были и раньше, но чувствовалась какая-то грань, что он бьёт женщину, как-то контролирует свои силы. А в этот момент я поняла, что грань стёрлась. Он меня бил как мужика. Бил кулаками в живот так, что у меня аж ноги от земли отрывались. Я плевала кровью. Это был просто ужас. Я уже понимала, что всё серьёзно, что он не соображает. Понимала, что сейчас какой-нибудь один удар может быть смертельным, я больше не встану. Или что, он задушит меня. Он меня душил до такой степени, что у меня на шее с двух сторон была содрана кожа».

Елена вспоминает, что тогда она забежала в комнату и, спасаясь от побоев, схватила с кровати ребёнка.

— К детям он никогда не проявлял агрессии. Для меня это было единственным выходом, чтобы он меня перестал трогать. Так и произошло. Он остался в той комнатке, сел там на диван. И снова причитал, угрожал. Было уже около четырёх-пяти часов утра. Он начал дремать. У меня в комоде лежали старые телефоны. Я быстро нашла телефон, стала звонить в полицию. Девушка взяла трубку.

Я шёпотом сказала, кто я, где живу и попросила: «Пришлите, пожалуйста, сюда наряд. Меня убивают!». Она начала мне задавать разные вопросы: кто вас убивает, как он попал в дом? Я ей объяснила, что не могу говорить, снова попросила вызвать патруль по этому адресу. Она снова стала задавать мне кучу вопросов.

Я уже шёпотом начала ругаться, по-моему, даже матюкнулась, говорю: да ты что, не понимаешь, меня тут убивают! Я ей сказала, что у меня на руках маленький ребёнок, но не могла с ней ни о чём договориться. Я начала писать маме, чтобы она вызвала полицию. А мама живёт в селе в Шебекинском районе. Она стала оттуда с сотового телефона звонить.

Попала в Шебекинский район, ей ответили, что это не их участок. Дали кучу шестизначных городских номеров, переадресовывали. Она звонила, звонила…

Елена говорит, что так и не поняла, после какого вызова приехал патруль.

— Звонки были часов в пять утра, а приехали полицейские полдевятого утра. Они двигались не спеша, не торопясь. Муж увидел их в окно и вышел в огород.

Я быстрее выбежала, открыла им ворота и говорю: «Догоняйте! Вон он побежал». Но никто за ним не погнался. Они прошлись по двору, неспешно посмотрели за углами и всё. Спросили, буду ли я писать заявление.

Я говорю: ну посмотрите на меня, конечно, буду.

Сотрудники полиции, по словам Логовской, довезли её с маленьким ребёнком до суда, где в тот день должно было состояться окончательное заседание по делу о разводе Елены и её мужа.

— Мне это было важно, потому что ранее мне полицейские говорили: пока вы в браке, мы ничего не можем сделать, это у вас бытовые конфликты. Так говорили участковые, которые приезжали, следователи, когда я писала заявления. Я объясняла, что не живу с ним два года.

Елена недоумевает по поводу отсутствия реакции полиции на её заявления в прошлом.

— Если мы жили вместе, это значит, что меня можно избивать и не принимать никаких мер? Когда мы жили в браке, он напивался, дебоширил, приезжали, забирали его, а через час он возвращался. Я на работу не могла ходить, он мне ночами спать не давал. Он пьяный разъезжал по городу на машинах, я звонила в ДПС, предупреждала, что люди могут пострадать. Но никто не принимал никакие меры.

В этот день, как рассказывает Елена, судья сразу приняла решение о разводе. После этого Логовская отправилась во второй отдел на улицу Садовую в Белгороде.

— Подошла к дежурному, сообщила, что мне нужно написать заявление по факту избиения. Сидела всё также с ребёноком на руках, ждала, когда ко мне кто-нибудь спустится. Минут через 20–30 пришёл мужчина. Заявление я писала уже часов в 10–11 часов утра. Рассказала всю ситуацию. После этого вызвала такси и поехала в прокуратуру.

Но там мне сказали, что бессмысленно это делать, его перенаправят в полицию. Я снова вызвала такси и поехала на судмедэкспертизу на Волчанскую улицу, куда мне дали направление. Две женщины, которые меня осматривали, сказали, что на руки заключение не дают, они направят в полицию.

Они описали, кто, как наносил побои, синяки, ожог от сигареты на руке, гематомы, ссадины, следы от удушья, измеряли линейкой размер ссадин, синяков.

Только после этого Елена с ребёнком поехали домой.

— Мы вместе уснули, ребёнок не спал днём, у меня жутко болела голова. Ночью мне стало плохо, меня начало рвать. «Скорую» я не вызывала, со мной же был ребёнок, куда с ним ехать. На следующий день мама забрала ребёнка, я вызвала «скорую». Они приехали, повезли меня в нейрохирургию в первую городскую больницу.

Сказали, голову посмотрят, если всё в порядке, повезут дальше в травматологию. Но меня оставили в нейрохирургии с травмами головы. В результате у меня в выписке значилась закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, множественные ушибы, гематомы, отёки мягких тканей. Когда я туда поступила, приезжала полиция. Они спросили, буду ли я писать заявление.

А когда узнали, что уже написала, сказали, что приобщат этот материал к делу.

12 августа Елену выписали из больницы и она начала узнавать судьбу своего дела.

— Проверку по делу вёл лейтенант второго отдела полиции Вадим Волчков. После того, как я вышла из больницы, он приезжал и опрашивал меня. Сказал, что Логовской был в полиции с адвокатом и сказал, что я то ли приехала уже избитая, то ли его здесь не было, что он к этому не имеет никакого отношения.

Я сама звонила в такси, узнавала номер телефона, нашла этого таксиста, дала следователю его номер, чтобы он позвонил и опросил его, что он меня привёз целую, что он видел его во дворе. Сказала, что до этого я неоднократно писала заявления и снимала побои, назвала, по каким адресам, примерно обозначила даты.

На что мне последовал ответ: а зачем мне это. Сказал: нужно поднимать архивы, а кто будет этим заниматься? Я говорю: ну, вы, наверное, не я же этим буду заниматься, что мне прийти в полицию и лазить у вас по документам, искать, поднимать эти дела? Он сказал, что никто этим заниматься не будет.

Дословно не помню, но смысл был такой.

Затем Волчков нашёл меня во «ВКонтакте» и написал, что моим делом занимается другой следователь, дал мне номер телефона. Я начала звонить этому следователю, он меня отправил к другому, тоже дал номер телефона. Я позвонила уже третьему следователю, но и он мне ничего внятно не сказал.

В итоге я поехала во второй отдел, спросила, что с делом, где оно находится. Из канцелярии вышла девушка, сказала, что сейчас дело находится на рассмотрении, и попросила позвонить 5 сентября, чтобы узнать, какое решение вынесли по этому делу.

Я позвонила в этот день, мне снова ничего не сказали.

Далее, по словам женщины, её снова перенаправляли от одного следователя к другому, пока в соцсетях Волчков не сообщил ей, что дело в прокуратуре.

— Он написал, что дело сейчас в прокуратуре, потому что я писала туда жалобы. Сказал, что когда оно придёт из прокуратуры, возбудят уголовное дело. В итоге оно пришло, Волчков позвонил мне и сказал, что прокуратура тоже не усмотрела состава преступления. А я говорю: как это так, получается, что человека побили, он лежал в больнице — туда не кладут просто так — и никакого состава преступления.

Елена возмущена таким решением полиции и прокуратуры.

— Получается, что никто в этом не виноват, можно ходить, всех бить, в больницах отлежатся и всё. Я говорю: ну и что теперь делать, как это так? Волчков говорит: подавай в суд. Уже была осень, ноябрь где-то, холодно, у меня начали болеть дети.

Да я особо и не хотела подавать в суд (мировой — прим. ред.), я хотела, чтобы на него возбудили уголовное дело. Он всю жизнь меня бил, постоянно угрожал, пугал, оскорблял.

Потом я снова звонила дежурному во второй отдел, мне сказали, что у них нет сведений по этому делу.

7 ноября Логовской пришло извещение за подписью и. о. начальника ОМВД по Белгородскому району Александра Гулина. При этом оно датировано 11 августа.

— Мне сообщили, что проведена проверка, и в данном факте отсутствует административное правонарушение и преступление. Говорилось, что я могу обжаловать решение. Но дальше я уже перестала к ним обращаться.

Женщина уверяет, что визиты бывшего мужа не прекратились до сих пор, и вспоминает грустную историю своих хождений с заявлениями по различным отделам полиции:

— Избиения начались в 2009 году. Начиналось всё с пощёчин, потом пощёчина и пинки ногой, потом удары кулаком, потом удушения. Мы жили на улице Курской, там по месту жительства писала заявления не раз.

Потом мы жили на Костюкова, там я снова писала заявления в первый отдел полиции, побои снимала, они были зафиксированы. И здесь по этому адресу я тоже писала на него заявление. Всего за всё это время заявлений десять точно было написано, а результата никакого.

Один раз ему выписывали административный штраф. И когда я приходила писать заявления, они их так недовольно принимали. Но не только я писала заявления. Помимо меня, люди обращались в полицию с заявлениями на него: то он кого-то побил, то телефон забрал.

Буквально полтора месяца назад на него два парня написали заявление — он избил их на остановке. Просто он чувствует свою безнаказанность.

Елена говорит, что последнему ужасному избиению предшествовало то, что он буквально терроризировал её.

— Он следил за мной, за заборами ходил, дети кричали, что в огороде его видели. Он же пьёт, и у него уже невменяемое состояние. Стучал в окна, через крышу проникал в дом неоднократно, протыкал колёса в машинах моих гостей, топорами кидался — беспредел абсолютный.

При этом я на него где-то за месяц до произошедшего писала заявление. Вообще это уже происходило часто. Я иногда даже звонила, а они просто не приезжали.

Елена удивляется, как её бывшему мужу постоянно удаётся избегать ответственности.

— Он долги по алиментам не платит, его долг — больше 300 тысяч рублей. Мне говорили, что городской начальник приставов — брат его друга.

Мой пристав Людмила Караваева ничего не говорит по моим задолженностям. А он год вообще ни копейки не платил. Потом я начала пороги обивать, чего-то добилась. Его вызвали, он начал что-то перечислять.

В общей сложности за два года он мне перечислил тысяч 20 рублей.

https://www.youtube.com/watch?v=cgGh1BJTRn8

Теперь итоги произошедшего — ещё и нервное расстройство Елены, и расстроенная психика детей.

— Я продаю этот дом полгода, не могу здесь жить, мне страшно. Вечером, как стемнеет, даже боюсь выйти собаку покормить. У меня дёргается глаз, бессонница по трое суток. К детям он хоть и не проявлял агрессии, но и они напуганы. У нас как шорох какой-то, старшая дочка сразу: «А что, это папа?». Дети боятся, они же видят ситуацию.

Елена вспомнила курьёзный случай, к которому тоже не знает, как относиться.

— Ко мне как-то приходил участковый и сказал: я вам не по работе, а по-человечески скажу, что вы ничего не сделаете. Я спросила почему. Он говорит: потому что! Посоветовал мне: найдите себе мужика, который набьёт ему морду. Вот такой был ответ. А если я не хочу находить какого-то мужика? У нас есть полиция, я плачу налоги. Вы за эти налоги кушаете. Для чего вы, полиция, тогда вообще нужны?

Мы обратились в УМВД по Белгородской области, чтобы узнать, как сейчас продвигается расследование по заявлению Елены.

— В тот же день (в пятницу, 26 февраля, когда Лежнев опубликовал свой пост — прим. ред.) информация попала к начальнику областного УМВД. Виктор Пестерев отложил все дела и ознакомился с ней. Сразу назначил служебную проверку по этому делу. Уже в субботу с утра начали работать сотрудники полиции, проводящие проверку. Работа проводится скрупулёзно и глубоко. Результаты никто скрывать не собирается, всё будет открыто. На их основании будут сделаны выводы, — рассказал нам начальник пресс-службы областного УМВД Алексей Гончарук.

Источник: https://fonar.tv/article/2016/03/03/izbitaya-zhena-i-neprikasaemyi-muzh-pochemu-policiya-ne-nahodit-sostava-prestupleniya-v-mnogochasovom-izdevatelstve-nad-zhenschinoy

Как обратиться в полицию

Вызвала полицию из за противоправных действий бывшего мужа, а сотрудники полиции не приняли меры

В 2017 году в России было зарегистрировано 2 058 500 преступлений. Так говорит МВД.

Дмитрий Сергеев

знает все о заявлениях

Я, как бывший сотрудник полиции, знаю, что преступлений гораздо больше. Но не все верят полиции и обращаются в органы. А зря. Я видел много случаев, когда преступления раскрывались. А еще видел случаи, когда люди не спешили звонить 112 и оставались ни с чем.

В этой статье я расскажу, как правильно себя вести, если вы стали жертвой преступления.

Иногда у людей ожидания от полиции, как от супергероев: если где-то происходит зло, то вдалеке уже должны зазвучать сирены, злодей должен быть пойман, а пострадавшему тут же должны вернуть украденное. Полиция должна быть источником справедливости, раскрывать дела силой мысли и сеять добро.

В реальности полиция — это просто работа. Есть группа людей. Они наделены полномочиями применять силу. Они ограничены законом, регламентами и задачами, которые ставит руководство. За самодеятельность им прилетит от начальства и они могут лишиться работы.

Полицейский не имеет права с ходу, не разобравшись, вершить правосудие. Если ему поступает обращение, он должен разобраться в описанных фактах, потом провести мероприятия в рамках закона, получить законный результат, уведомить всех и отчитаться. Это рутинная и сложная работа, в которой очень важно соблюдать регламенты.

Но все полицейские — люди. Как и все люди, они могут халтурить на работе, чего-то не знать, работать невнимательно, брать взятки, затягивать, не хотеть браться за какую-то задачу. Они могут даже пойти на преступление, чтобы скорее закрыть дело. Это печально, но, видимо, такова природа людей. Форма полиции не делает человека автоматически более благородным или устойчивым к коррупции.

И все же полицейский обязан работать по закону. Поэтому легче всего общаться с полицейским тому, кто знает закон и свои права. Об этом и поговорим.

Если вор вытаскивает кошельки у пассажиров на станции метро, он нарушает права не только конкретного лица, но и общества в целом. Его деятельность опасна для окружающих, и разбираться с ним должны правоохранительные органы. Чтобы поймать преступника, нужно обратиться в полицию.

Если подадите заявление не туда, ничего страшного. Проще, конечно, обратиться именно в полицию. Заявление не выбросят, переадресуют куда следует, а вам об этом сообщат письменно.

Представьте ситуацию. Виктор хотел купить машину и нашел в интернете хороший вариант. Машина в другом городе, зато цена ниже средней. По просьбе продавца супруга Вити перевела 5 тысяч рублей как предоплату, а Витя на автобусе выехал к месту покупки.

Когда Виктор был на полпути, продавец сообщил, что предоплата не 5 тысяч, а 50. И если продавец не получит эту сумму, он отдаст машину другому покупателю. Пришлось перевести деньги. А потом продавец выключил телефон.

Вместо того чтобы сразу идти в полицию, Виктор и его жена спорили, куда именно обращаться, есть ли в этом смысл и кто из них должен писать заявление. За это время преступники избавились от банковских карточек и симкарт. Ущерб так и не был возмещен.

Для дежурной части любой поступивший звонок — это сообщение о правонарушении. Но нужно понимать, что далеко не каждый вызов полиции может закончиться подачей заявления о преступлении и возбуждением уголовного дела.

Например, дерутся соседи сверху. По вашему вызову приезжает наряд с мигалками, а у соседей обычная семейная ссора и претензий друг к другу они не имеют. Оснований для привлечения к уголовной ответственности в такой ситуации нет, только к административной, да и то не факт. Но вызывать полицию все равно нужно: обычная драка в любой момент может закончиться поножовщиной с трупами.

Иногда вызовы очень экзотические. Например, под дверью стоит странный человек и вы не знаете, что ему надо. Может, это наводчик. Если вы позвоните в полицию, они приедут и будут разбираться. Несмотря на то что просто стоять под дверью — это не преступление и никакой ответственности за это не предусмотрено.

Конечно, можно найти знакомого полковника полиции, друга-участкового или доброго сотрудника патрульно-постовой службы, который готов вам помочь просто так, без заявления. Но их помощь без вашего письменного заявления не более чем сочувствие.

Но в ситуации с материальным ущербом или преступлениями против собственности, например кражей или мошенничеством, заявление от заинтересованного лица обязательно.

Само по себе заявление не может служить основанием для привлечения к ответственности. Следователи будут проверять изложенные в нем факты.

Например, в вышеописанном случае покупал машину Виктор, а переводила деньги жена. Написать заявление может и Виктор, и его супруга. И даже если они оба независимо друг от друга напишут заявления в полицию, их обязаны принять.

Кто является потерпевшим и кто имеет право на возмещение ущерба, определит следствие.

Чем быстрее, тем лучше. Срок обращения в органы в законе не прописан, но чем раньше это сделать — тем больше вероятность, что виновных привлекут к ответственности. Как только вы осознали, что стали жертвой преступления и вам причинен ущерб, тут же сообщите об этом в полицию.

Статья 141 Уголовно-процессуального кодекса РФ предусматривает две формы заявления о преступлении — устную и письменную. В любом случае заявление фиксируется на бумаге. При подаче устного заявления сотрудник правоохранительных органов фиксирует его содержание в протоколе с ваших слов, а вы обязаны подписаться под ним.

Чтобы подать заявление, можно позвонить по телефону 112 и рассказать о случившемся. Это как со скорой. К вам либо отправят сотрудника, чтобы он принял у вас письменное заявление или с ваших слов записал устное — если вы по какой-то причине не можете писать сами. Либо скажут, куда приехать, чтобы написать заявление.

Если телефона под рукой нет, можно подойти к первому попавшемуся сотруднику полиции и рассказать о ситуации. Тут действия будут примерно те же, но, скорее всего, вас еще и доставят в отделение полиции. Пугаться этого не нужно: вы же потерпевший.

Еще вы можете обратиться в ближайшую дежурную часть лично. При этом не важно, где вы живете и зарегистрированы и где именно случилось правонарушение.

Например, Виктор находился далеко и от своего места жительства, и от места нахождения мошенника. Он мог подать заявление всеми возможными способами, в том числе в любом ближайшем подразделении ОВД.

Шапка заявления о преступлении. Форма подскажет, что и куда писать

В заявлении нужно описать пять вещей:

  1. Что произошло.
  2. Когда, где именно и при каких обстоятельствах.
  3. Кто может быть свидетелем.
  4. Кто, по-вашему, виноват.
  5. Чего вы хотите от сотрудников полиции.

В бланке заявления обычно содержится подсказка, что именно нужно написать.

Если не знаете точное время, достаточно указать приблизительный промежуток, например «С 8 утра до 18 вечера, когда я находился на работе». Бывает, что неизвестно место преступления, тогда можно написать, например, «В Тверском районе, предположительно на ул. Новослободской».

Свои требования к правоохранительным органам нужно написать предельно четко и конкретно: привлечение виновных к уголовной ответственности и возмещение ущерба. Даже если вам неизвестно, кто эти виновные.

Писать лучше подробно, но немногословно и понятно. Если потребуется что-то уточнить, вас спросит дежурный или позже с вами свяжется следователь, чтобы узнать детали.

Анонимным ваше заявление могут признать, даже если вы указали фамилию, имя и отчество, но забыли указать адрес, или, наоборот, указали адрес, но забыли фамилию, имя или отчество.

Именно «не торопится», а не отказывается. Прямой отказ вы никогда не услышите.

У сотрудников полиции есть много способов дать понять, что никто вам и вашему заявлению не рад. И дело даже не в том, что сотрудники ленивые. Кроме раскрытия реальных преступлений им ежедневно приходится отвечать на заявления о нападении инопланетян и лучах смерти от соседей. Это пишут не совсем здоровые люди, но на их обращения тоже нужно давать ответы.

Для восстановления справедливости размер ущерба роли не играет. Часто в полиции намекают, что ущерб небольшой и вы просто потратите время. Например, украли кошелек, а в нем была всего тысяча рублей и несколько карточек.

Но вор будет воровать и дальше, если его не остановить. Поэтому не стесняйтесь писать заявление, особенно если вы видели вора и можете описать его.

Даже если уголовное дело потом прекратят из-за малозначительности ущерба — сам факт задержания преступника может на него повлиять.

Размер ущерба не имеет значения для возбуждения дела. То, что при ущербе менее 20 тысяч рублей уголовные дела по краже не возбуждают, — миф. Размер ущерба играет роль уже в суде, когда преступление раскроют. От того, насколько он значителен для конкретного потерпевшего, может зависеть мера наказания. А для подачи заявления он не важен.

Ждать следователя не обязательно. Часто в дежурной части потерпевших заставляют сидеть у проходной и ждать следователя, чтобы подать заявление. Так делают в надежде, что потерпевшему надоест ждать, он уйдет и не вернется. В такой ситуации нужно просто оставить заявление дежурному — следователю самому придется вас искать.

Нет заявления — нет преступления. Если в отделении вам говорят, что заявление не обязательно, не верьте. Например, если у вас украли телефон и дежурный говорит, что вам просто позвонят, когда его найдут. Никто ничего искать не будет, потому что нет заявления.

Существует специальная инструкция о порядке рассмотрения заявлений об исчезновении граждан. В ней сказано, что сообщение о безвестном исчезновении лица должно быть принято и зарегистрировано вне зависимости от срока и места его исчезновения, даже если к этому заявлению не приложены фотографии пропавшего или заявитель не знает его полных анкетных данных.

Дежурный должен выдать вам талон-уведомление, который подтверждает, что заявление принято. С даты, указанной в талоне, ведется отсчет времени, в течение которого правоохранительные органы должны что-либо предпринять по заявлению: как правило, от 3 до 30 суток.

Ваше заявление в течение суток поступит к исполнителю — следователю или дознавателю. С ним вы сможете связаться по указанному в талоне телефону, чтобы узнать ход дела.

По результатам рассмотрения вашего заявления исполнитель может принять одно из следующих решений:

О любом решении, которое будет принято по заявлению, вас уведомят письменно. Если принятое решение вас не устраивает, вы вправе его обжаловать. Порядок обжалования вам должны разъяснить.

Что такое заведомо ложный донос, проще всего объяснить на примере.

Девушка пишет заявление о том, что двое знакомых ее изнасиловали. Указывает место, время, обстоятельства. Но потом договаривается с этими знакомыми, они компенсируют ей ущерб в материальном выражении. Она приходит в полицию и говорит: «Ничего такого не было, я их оговорила». Это ложный донос. И девушку могут привлечь к уголовной ответственности.

Другой пример. Вы видите, как двое мужчин на вокзале прячут сумки под сиденья и уходят. Если вы подойдете к сотрудникам полиции и сообщите об этом факте, это не будет ложным доносом. Главное — сообщить о факте. Вы не утверждаете, что внутри бомба или наркотики. Вы предполагаете, что может иметь место противоправное деяние, и просите сотрудников полиции проверить это.

Поэтому проучить кого-то, написав заявление в полицию, не получится. Заявление — это повод к возбуждению уголовного дела, а не обычная кляуза.

Всегда сообщайте только те факты, которые знаете достоверно.

Предупреждение об ответственности за заведомо ложный донос в бланке заявления

Чисто по-человечески полезно общаться с полицейским как с нормальным человеком на работе. Не как с челядью, прислугой или кем-то, кто вам хронически должен. Когда полицейский видит к себе спокойное, уважительное отношение, у него больше причин так же относиться к вам.

Чего не стоит делать при общении с полицейским.

Не стоит пугать его жалобами, если на то нет причин. Полицейский отлично знает регламенты и свои обязанности.

Не стоит угрожать связями, чтобы полицейский работал быстрее. Сотрудник полиции и так не должен тормозить, и у него полно задач кроме вашей. Обещать ему санкции за нерасторопность бесполезно.

Не стоит без повода заваливать руководство жалобами на сотрудника. Прежде чем пожаловаться, проверьте, есть ли для этого законные основания. Постоянный прессинг со стороны потерпевшего только замедляет дело, потому что по регламенту на все эти жалобы нужно отвечать и на это может уходить больше времени, чем на полезную работу.

Не требуйте невыполнимого. В сериалах преступления раскрывают нажатием кнопки, за пять минут делают любую экспертизу и тут же передают дело в суд. В жизни все не так. Это серьезная работа, которую невозможно сделать за минуту. Сериал «След» — это художественное произведение.

Ваша поддержка очень важна. Вежливый и адекватный потерпевший, который не требует сделать невозможное и с пониманием относится к просьбе пояснить отдельные вопросы или предоставить недостающие документы, поможет быстрее возместить ущерб и наказать виновных.

Для тех, чья вера в соцсети безгранична, приведу один пример.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/police/

Вас вызвали в отдел полиции. Что делать?

Вызвала полицию из за противоправных действий бывшего мужа, а сотрудники полиции не приняли меры

В течение всего поста ключевыми будут два совета: “не ходить” и ” если пошли, то возьмите с собой адвоката”.

Морально готов к тому, что в х будет критика и фразы типа: “еще один адвокатишка решил придать большей значимости представителям своей профессии, чем она того заслуживает”. Ну что ж, мнение имеет право на существование, даже если оно неправильное.

Случаев когда человек приходит в отдел полиции в статусе свидетеля, а выходит подозреваемым с постановление об избрании меры пресечения очень много. Не меньше, когда уходит по вызову и его потом неделю родственники с адвокатами ищут. Про случаи противоправных действий в отношении граждан со стороны сотрудников полиции – просто просмотрите в интернете новости за последние сутки.

Следование первому совету (не ходить) от всего этого может уберечь. Есть ли ответственность за это – будет ниже.

Второму (явится с адвокатом) – может существенно сократить время нахождения в отделе полиции, возможно избавит от противоправных действий.

Теперь возвращаемся к теме.

Что такое вызов в полицию? Для того чтобы ответить на этот вопрос знакомимся с нормативной базой в части вызовов для производства следственных действий и проч: ФЗ О Полиции, КоАП России, УПК России.

Обобщаем и излагаем кратко: Полицейские имеют право вызывать граждан для получения объяснений и дачи показаний при проведении проверки сообщения о преступлении, производстве по делу об административном правонарушении, расследовании уголовного дела.

Значит ли это что надо бежать сломя голову по первому телефонному звонку участкового/опер уполномоченного, дознавателя/следователя, инспектора ПДН? Конечно же нет.

Классический вызов на допрос – это вручение вам под роспись или направление заказным письмом с уведомлением о вручении повестки. В повестке должно быть указано: кто (например следователь Иванов, СО ОМВД по городу N …

ску), кого (например вас, Петрова Петра Петровича), куда (в СО, расположенный по адресу: город N…ск, улица Феликса Дзержинского, дом 1, кабинет 13) когда ( дата и время) и в качестве кого (свидетель по делу об административном правонарушении, подозреваемый по уголовному делу, и т.д.) вызывает.

Должны быть ФИО, должность и подпись лица выдавшего повестку. Обычно еще указывают телефон для связи.

Если одного из этих реквизитов нет, то получив повестку можете тут же выкинуть её в мусорное ведро и никуда не ходить. Подвергнуть принудительному приводу с такой повесткой вас не могут. вернее могут. Но это незаконно

Принудительный привод так же незаконен, если повестку прислали письмом без уведомления, передали через родственников или соседей.

Часто полицейские используют следующий лайфхак: вручают вам повестку, в которой указано время явки таким образом, что, например, время вручения 10.00, а явится необходимо в этот же день в 10.30.

Как с этим бороться?

Уведомить вызывающего вас о невозможности явки в указанное время в связи с тем, что вам необходимо встретиться с адвокатом, и требовать вызова на другие время-дата. И, разумеется, никуда не ходить

Обязательно передайте информацию кто, куда и в связи с чем вас вызывают людям, которым не безразлична ваша судьба. В случае чего вас будет проще искать.

Еще пару слов почему обязательна повестка. Во-первых, чтобы не было прогулов на работе.

Во-вторых, бывали случаи когда человека вызывали по телефону чуть ли не каждый день, но при этом следственные действия не проводились (следователь занят, у нас труп, возможно криминальный).

Когда гражданину надоело что его постоянно дергают, а ничего не происходит, он написал жалобу. Итог рассмотрения закономерен “он сам приходил, для чего не знаем, мы его не вызывали”.

Если вы все-таки решили посетить отдел полиции, то вам следует найти себе адвоката. Это не очень дорого, но может очень помочь.

Например, в ходе бесед о том что вам следует написать явку с повинной о совершении преступления, так как у полицейских очень много изобличающих вас доказательств, кто-то, играющий за вашу команду, должен сказать: “Пф, чё за бред? У них ничего на вас нет, встаем и уходим”. Взгляд специалиста поможет отсеять всю эту словесную шелуху, которую вывалят на вас для ускорения принятия нужного полицейским решения.

Ок, вы нашли себе адвоката…

Порядок действий: соглашение об оказании юридической помощи, гонорар в кассу адвокатского образования, консультация, если знаете по какому вопросу вас вызывают, то можно изложить ваши показания на бумаге (предпочитаю чтобы получение объяснений/допрос происходил в таком порядке: опрашиваемый/допрашиваемый зачитывает показания по бумаге, от дачи ответов на остальные вопросы отказывается, пользуясь статьей 51 Конституции России), обговариваете два условных знака “Встаем и уходим” и “Вы стали говорить не в ту сторону, можете наговорить себе на статью”, а также порядок действий, если прибыв на допрос с адвокатом вас пытаются развести по разным кабинетам (об этом ниже).

Про условные знаки.

“Встаем и уходим”. Иногда с первых минут становится ясно, что никаких следственных/процессуальных действий проводится не будет, разговоры бессмысленны и пустая трата времени.

Иногда стоит послушать (обе стороны получают то что им нужно: полицейские пытаются склонить вызванного к принятию нужного им решения, вызванный – получает информацию о том насколько серьезная ситуация), но в ходе беседы могут начаться угрозы и прочие непотребства. Тогда единственный правильный вариант развития событий это встать и уйти.

“Вы слишком много говорите”. Адвокат во время следственных и процессуальных действий может давать клиенту краткие консультации. Не всегда излишняя подробность и открытость полезна в ходе допроса или дачи объяснений, иногда вовремя заткнуться = избежать статьи.

Про лишение вас возможности общаться с адвокатом.

Несколько раз было, когда гордый оперуполномоченный, не менее гордо, заявлял о том, что сейчас будет проводиться не получение объяснений в порядке проверки сообщения о преступлении (статья 144 УПК России, прописано право пользоваться помощью адвоката), а будет проводится оперативно-розыскное мероприятие Опрос, а в соответствии с Законом об ОРД участие адвоката не предусмотрено.

Единственно правильный выход из этой ситуации в таком случае, напомнить доблестному полицейскому о том, что гласные оперативно-розыскные мероприятия проводятся только с согласия граждан (спасибо обучению в милицейском вузе, ссылка на закон), заявить что участвовать в проведении ОРМ никто не желает и удалиться с гордо поднятой головой.

Теперь кратко о продолжении. Пришли, узнали по какому поводу вызваны. Можете попросить время для общения с адвокатом. Приступили к даче пояснений или следственному действию. Требуем разъяснения прав, если дознаватель/следователь не справляются, то просите им помочь адвоката.

Даете пояснения/показания и, по возможности, избегаете выражений, позволяющих более одного толкования. В идеале – читаете по бумажке. По окончанию – внимательно знакомимся с текстом протокола и проверяем правильно ли показания внесены в протокол.

Не слушаем как показания прочтет сотрудник полиции, не просим все проверить адвоката, а читаем сами (сидеть в тюрьме в случае чего вам).

Если что-то внесено неверно, не стесняемся исправлять или требовать внесения изменений. Как правило по окончанию следственных (или иных) действий можно сделать заявления (меня били, я неуиновный) и принести замечания на правильность составления документа. И то и другое вносится в протокол и заверяется вашей подписью.

Еще главное – это не бздеть до начала, во время и по окончанию действий, для которых вас вызвали. А то бывает, что покажут рандомную статью в уголовном кодексе, глаз зацепится за наказание в виде 20 лет лишения свободы или ПЖ, и все – человек ничего не видит, никого, включая адвоката, не слышит, подписывает все не глядя.

Когда запугивают закрыть, или признательные показания и подписка о невыезде, важно помнить: закроют (а в последствии арестуют) или нет – это еще вопрос, а вот признательные показания могут обернуться реальным сроком, даже если в ходе следствия и суда был на подписке. Досадно, знакомясь с материалами уголовного дела по окончании расследования, понимать, что без признательных показаний остальных доказательств недостаточно для направления уголовного дела в суд.

Для допросов продолжительность без перерыва ограничена 4 часами. Если устали раньше, то можете попросить перерыв, если не дают отдохнуть, то можете отказаться от дачи показаний. Тяжело допрашивать человека, который не отвечает на вопросы.

После этого все. Пришли в полицию с адвокатом, и уйти должны с адвокатом (хотя бывают варианты). Дальше следите за развитием событий.

На сегодня советы закончились. Критика приветствуется. Постоянно скатывался на примеры из уголовного преследования. Каюсь, виновен

Опять ссылка на чатик в Телеграмме (оказалось, что по местным правилам это не запрещено, но для чего он мне и тем кто в нем участвует я так, до конца и не понял).

Всем удачи, добра и пусть вас минует полицейский произвол

Случайное фото повестки из интернета, внимательный читатель заметит, что не указано в качестве кого вызывается человек. Я бы по такой повестке никуда не пошел….

Источник: https://pikabu.ru/story/vas_vyizvali_v_otdel_politsii_chto_delat_iz_tsikla_likbez_6788267

Возбуждение уголовного дела: пособие для «чайников»

Вызвала полицию из за противоправных действий бывшего мужа, а сотрудники полиции не приняли меры

Любому расследованию – будь то дело о хищении миллиарда долларов или о простой карманной краже – предшествует этап, называемый стадией возбуждения уголовного дела. На первый взгляд, здесь нет ничего сложного: чтобы возбудили уголовное дело, достаточно сообщить «куда следует», а уж «компетентные органы» сами разберутся.

Но глубоко заблуждается тот, кто так считает – действительность далека от идеала. Причем реального представления о ней не получишь, сколько бы ни прочитал детективов или даже специальной литературы.

Визит к Минотавру

Не знаю, как вам, уважаемые читатели, а автору с большим трудом удается представить себе человека, радостно спешащего на прием к прокурору или на допрос к следователю. Да и профессиональные сутяжники – это явление, пока не характерное для нашей страны.

Остальные всеми правдами и неправдами стараются по возможности избегать общения с отечественной правоохранительной системой. Но, с одной стороны, это иногда просто невозможно, о чем прекрасно знают предприниматели, которых постоянно посещают незваные гости из ОБЭП и ему подобных подразделений.

А при осуществлении, например, охранно-детективной деятельности или внешнеторговых сделок постоянный контакт с правоохранительными органами подразумевается изначально.

С другой стороны, сплошь и рядом возникают ситуации, когда человеку самому приходится обращаться в правоохранительные органы за помощью и защитой.

Но гражданин, выстрадавший заявление и принесший его в ближайшее отделение милиции, не застрахован от неожиданностей.

Прежде всего будет удивлен тот, кто наивно полагает, что в милиции его с распростертыми объятиями встретят идеальные сотрудники образца советского телесериала «Следствие ведут знатоки».

Не в меньшей мере заблуждаются и те, кто надеется увидеть там «Робокопа» или, например, слегка нетрезвых суперменов из бесконечных сериалов про «Ментов».

Нет, уважаемые, в «дежурке» вы увидите обычных людей, для которых вы сами, как и принесенное вами заявление, – это дополнительная работа, от выполнения или невыполнения которой размер зарплаты не зависит.

А потому бурной радости приход очередного заявителя обычно не вызывает.

Дальнейшие же события развиваются по сценарию, зависящему от порядочности и исполнительности сотрудника, к которому вы обращаетесь, а также от организации работы в данном конкретном подразделении.

«Это неправильно, – возможно, подумает читатель, которого Бог миловал от общения с нашими правоохранителями. – Не должно быть так, чтобы в каждом отделении к гражданам относились одинаково неприветливо. Ведь правоохранительные органы не частная лавочка, а существующая на средства налогоплательщиков государственная структура».

И хотя такое мнение вполне обоснованно, проблема приема обращений от граждан сотрудниками правоохранительных органов все же имеет место.

Причем ситуация настолько серьезна, что, несмотря на регулярно проводимые проверки и наказания нарушителей, факты «отфутболивания» заявителей или непринятия должных мер по обращениям граждан и организаций остаются обычным и широко распространенным явлением.

Общение с людьми, обращения которых в компетентные органы были проигнорированы адресатом, показывает, что многие из них убеждены в несовершенстве закона, регламентирующего процедуру разбирательства по обращениям граждан.

Но они заблуждаются – процедура прохождения обращения гражданина в любой правоохранительный орган и принятия по нему решения регламентированы законом довольно четко (имеется в виду заявление о преступлении и ином правонарушении).

Однако так уж повелось, что для любого чиновника, к числу которых относятся и сотрудники правоохранительных органов, на первом месте не закон, а инструкция, приказ.

Понимая эту российскую (и не только) специфику, руководители ряда правоохранительных органов в последнее время провели важную работу – издали соответствующие инструкции, регламентирующие каждый шаг чиновника, к которому с соответствующим заявлением обратился гражданин.

Ниже мы проанализируем некоторые из положений упомянутых инст­рукций и, поскольку читателям на практике может понадобиться более подробная информация, перечислим документы такого рода. Это:

  • приказ Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, МЧС РФ, Минюста РФ, ФСБ РФ, Минэкономразвития РФ и Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков от 29.12.2005 г. № 39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учете преступлений»;

Источник: http://www.delo-press.ru/articles.php?n=6371

Юр-консультант.ру
Добавить комментарий